В гости к «литовскому Шекспиру»

Сегодня наш путь далеко на восток, практически к литовской границе.

В посёлок Чистые Пруды. Знаменитый тем, что в 1743–1780 годах там нёс пасторское служение основатель литовского литературного языка, «Литовский Шекспир», Кристионас Донелайтис

Галина ЛОГАЧЁВА, фото автора

Посёлок Чистые Пруды, который до войны именовался Толльмингкемен, открылся моему взору чуть ли не внезапно. Вроде, ехала по обычной дороге — и вдруг слева холм. А на холме — красивая, необычного вида церковь. Она настолько притягательна, что тут и поневоле любой путешественник остановится и пойдёт её рассматривать.

7-23.jpg

Вот уже и ворота, вход на её территорию. А за ними ведёт вверх, к церкви, рельефная дорожка, выложенная необработанным камнем.

В этой восстановленной церкви сейчас музей Донелайтиса. А неподалёку, тоже на холме, — дом пастора, где почти 250 лет тому назад Донелайтис написал свою знаменитую поэму «Времена года», посвящённую крестьянскому труду, родной природе и осмыслению жизни.

Поэма и по сей день считается самым успешным произведением в стихах, написанным на литовском языке. Её внесли в список «Шедевры европейской литературы», составленный в 1977 году по инициативе ЮНЕСКО.

В глухом углу

7-20.jpg

Что касается Толльмингкемена, то история его появления такова.

Когда-то давным-давно, во времена язычества, холм, где стоит сейчас церковь, считался священным.

На его вершине горел вечный огонь, возле которого совершались различные обряды, в том числе жертвоприношения.

Местные обитатели, а это племена литовцев, почитали своих богов и слушались жрецов.

Но время шло. Цивилизация проникла и сюда, в этот глухой угол. Она принесла не только новую веру, но и рабство.

Литовских крестьян «прикрепили» к хозяевам и велели 6 дней в неделю отрабатывать барщину.

Вскоре нагрянула и чума. Особенно злой была эпидемия 1658 года, сильно опустошившая край. Дома опустели.

И тогда власти Кёнигсберга решили переселить сюда немцев-лютеран. Их освобождали от крепостного ига, давали денежные субсидии для обзаведения хозяйством.

Пришельцы выгоняли литовцев из собственных хижин, отбирали земли, всячески притесняли.

Когда Донелайтис в 1743 году принял местный приход, на долю литовцев приходилась лишь треть от общего числа всех жителей. Он читал проповеди на двух языках: до обеда — на немецком, после обеда — на литовском.

Из свободных крестьян

О детстве Кристионаса Донелайтиса и его родителях известно очень мало. До наших дней дошли лишь скупые факты. Появился он на свет 1 января 1714 года в деревне Лаздинелене (сейчас не существует, примерно в 20 километрах от Толльмингкемена) в многодетной семье свободных крестьян, владевшей пятью гектарами земли.

7-17.jpg

Отец Кристионаса умер, не прожив и 30 лет, мать с детьми (четыре сына и три дочери) осталась без кормильца. Кристионаса, как старшего сына, отдали учиться в церковную школу, выполняя приказ короля Пруссии Фридриха I, гласивший, чтобы от каждой деревни забирали для этих целей мальчика, обеспечив его продуктами питания.

Когда Донелайтис уехал учиться в Кёнигсберг, - не ясно. Известно лишь, что в 1743 году он получил должность священника в Толльмингкемене и 37 лет, до конца жизни, там служил.

Ещё известно, что через год после переезда Кристионас женился на вдове бывшего учителя шталлупёненской школы (ныне Нестеров) Анне Регине. Детей супруги не нажили.

Донелайтис инспектировал пять приходских школ своей округи, отстаивал интересы крестьян перед властями.

В свободное время сочинял стихи и музыку, занимался изготовлением барометров, сделал микроскоп и даже три клавесина.
Благодаря его стараниям в Толльмингкемене построили каменную кирху, школу и дом пасторских вдов.

Именно в этом доме и провела свои 15 последних лет жизни после кончины мужа Анна Регина Донелайтене. Кстати, умерла в возрасте 80 лет — редкий случай для того времени.

Кто для кого болван

7-11.jpg

Осмотр достопримечательностей в Чистых Прудах я советовала бы начать с дома пастора. Там Донелайтис писал свои проповеди, знаменитую поэму, басни.

Там же сформулировал главный завет, который давал каждому прихожанину: «Работай и радуйся, не пьянствуй, будь самим собой, ограничь свои желания, учись у природы…».

Кстати, сам Донелайтис не был этаким елейным священником, морализирующим на темы всепрощения, беззлобия, непротивления и кротости. Наоборот.

Герои его произведений то и дело возмущаются: «немец высокомерный литовца считает болваном», «если ж порядком нажрутся литовского доброго сала... (имеются в виду немцы, — авт.), то шельмовать начинают радушных наших литовцев...»

Удел литовского крестьянина — только тяжелейший беспросветный труд:

«Оси визжат и скрипят,

и колёса вертятся натужно,

Вязнут по втулку в грязище,

и комья, взметают высоко.

Полосы пашен лежат, утопая

в расплывшихся лужах,

Дождь, неуёмный дождь,

поливает спины прохожим,

И сапожишки и лапти хлебают

студёную воду,

Липкую грязь на дорогах меся,

как тесто крутое».

И, тем не менее, как бы не была тяжела жизнь, Донелайтис призывает людей радоваться, наблюдая за природой:

«Бор и кустарник проснулись и ветви свои расправляют,

В поле бугры и лощины скидают

снежные шубы.

Ласточки стаями в небо на крыльях

лёгких взмывали,

Словно как пули, стреляя, носились

в воздухе ясном.

В дальнюю высь к облакам

величаво журавль подымался,

Будто стеная и плача, звенел,

в поднебесье теряясь...»

Надо сказать, что ни одно произведение Донелайтиса не было напечатано при его жизни. Первое полное собрание сочинений на литовском языке вышло только в 1865 году в Петербурге. Его подготовила Российская Академия наук, за что и получила строгое порицание от царских властей.

Второе издание и перевод на немецкий язык подготовил в 1869 году профессор Кёнигсбергского университета Фердинанд Нессельман (немецкий востоковед, филолог, переводчик и историк математики).

На русский язык самым известным переводом «Времён года» считается труд Давида Бродского (не путать с Иосифом Бродским, однофамильцем, - авт.), законченный в 1946 году.

Он? Или не он?

7-27.jpg

Дом пастора оснащён мебелью, сделанной современными литовскими мастерами по образцам XVIII века. На стенах фотографии с многочисленных литературных и историко-краеведческих мероприятий, которые тут проводятся, детские рисунки, копии картин.

7-13.jpg

Сотрудники музея покажут остатки фундамента дома пасторских вдов, воссозданный сад, здание школы (оно в частных руках и к нему подойти проблематично), колодец, из которого пил воду Донелайтис, прудик перед его окнами.

А потом откроют церковь на холме, построенную трудами поэта, в которой также располагается музей.

Более 200 его экспонатов расскажут об эпохе, в которой жил Донелайтис, о его увлечениях, характере, творческой и общественной деятельности. Есть там и факсимильные издания его произведений, работы, посвящённые изучению его творчества.

Но, главное: в подземном сводчатом помещении кирхи можно увидеть склеп, где покоятся останки поэта.

Чтобы их разыскать, в 1967 году создали специальную комиссию, состоящую из специалистов по литературе, археологии, истории, архитектуры и медицины.

Исследовали все могилы в подвале церкви и у её стен. Трудность состояла в том, что не осталось ни одного прижизненного изображения Донелайтиса.

В итоге после многочисленных медицинских экспертиз комиссия пришла к выводу, что прах поэта найден!

Он находился в четырёхугольной кирпичной камере, возле алтаря. Усопший мужчина был среднего роста, лежал навзничь, ногами к алтарю, руки сложены около таза, зубы сильно сточены (страдал пародонтозом), за год до смерти сломал кость правой голени.

Впоследствии по костям черепа создали скульптурный портрет Донелайтиса.

Заколдованная вывеска

7-14.jpg

Что ещё можно посмотреть в Чистых Прудах?

Железнодорожный вокзал и водонапорную башню интересной архитектуры. Они действовали до войны.

Железную дорогу через Толльмингкемен проложили в 1901 году. Она связывала Голдап и Шталлупёнен (Нестеров). Тогда же возвели вокзал из красного керамического кирпича, а перед ним замостили брусчатую площадь.
Площадь сохранилась. Вокзал тоже. Только в нём сейчас продуктовый магазин.

О том, что в здании располагался вокзал, до сих пор напоминает вывеска с названием станции на немецком языке (на юго-западном фасаде здания, на уровне второго этажа). Хотя вывеску несколько раз замазывали чёрной краской, но буквы всё равно просматриваются.

Примерно в сотне шагов от вокзала стоит красивая водонапорная башня из красного керамического кирпича.

Ствол башни в сечении имеет форму круга, усилен восемью контрфорсами, соединёнными в верхней части лучковыми разгрузочными арками. Ярус резервуара в сечении выполнен в форме восьмигранника.

Дверь в башню выбита — заходи, кто хочешь. Поэтому внутри разруха. Но лестница и мощные балки перекрытий ещё остались.

Если бы выгрести из башни весь мусор, она ещё не один век послужила бы людям. Возможно, в качестве музея…

Сражались за Родину

В центре посёлка находится братская могила советских воинов, которые погибли в 21 декабря 1944 года при взятии Толльмингкемена, либо позже умерли от ран в полевых госпиталях.

В советское время сюда переносили и останки бойцов из окрестных братских могил.

7-24.jpg

Захоронено более 1600 воинов. Памятник им установили в 1955 году. Он представляет собой обелиск из чёрного гранита высотой 1,3 метра, на лицевой стороне которого выбита надпись: «Вечная слава героям, павшим в боях за нашу Советскую Родину».

К нему ведёт бетонная дорожка. По периметру площадки размещены три протяжённых бетонных надгробия, на которых расположены мемориальные плиты с фамилиями погибших воинов.