При исполнении

Калининград такого ещё не видел: милиционеры явились на площадь не охранять, а протестовать. Ведь им уже несколько месяцев не платили зарплату. Чуть позже к ним вышли губернатор нашей области Маточкин и руководитель областного УВД Юрий Бычков.

Только что им сказать?

Вся страна в таком положении…

Юлия ЯГНЕШКО

Юрий Васильевич Бычков прибыл в Калининград в 1977 году и занял должность заместителя начальника оперативного отдела областного УВД.

«Немного истории, - начинает по милицейски чётко он свой рассказ. - Родился в январе 1937 года в городе Лысково Горьковской области (сегодня Нижегородской - прим. авт.), в семье военнослужащего. Отец, Василий Андриянович Бычков, с первого дня Великой Отечественной на фронте, майор, командовал стрелковым батальоном. Заслужил ордена Красного Знамени и Отечественной войны 2 степени, медаль «За оборону Ленинграда». Понятно, что воевал достойно. Когда ездил в Москву за наградами, а вручал их ему Калинин в Кремле, папа заскочил на несколько дней домой. Прямо к Новому году. Помню, привёз чемоданчик мандаринов. Мы с братом Женькой и не знали, что это такое. Тогда мы видели его в последний раз. В 1944-ом пришла похоронка… И мама в 29 лет осталась вдовой с двумя мальчишками на руках».

Главное — дотошность

18-02.jpg

В милицию Бычков пришёл в 1961-м. После армии поработал учеником столяра, заочно поступил во Всесоюзный заочный юридический институт, но однажды на улице городка Бор, куда перебралась семья, встретил начальника местной милиции.

- Юра, зайди-ка ко мне, - сказал тот.

Когда парень пришёл, предложил поработать в детской комнате милиции и принял старшим инспектором, определив в «ученики» участковому инспектору Дюдину.

«Николай Александрович преподал мне первые уроки милицейского мастерства, - говорит Юрий Васильевич. - Он был профессионалом с большой буквы. Знал каждого жильца дома и чем он занимается. Всё в его картотеке занесено в записную книжку. Этой дотошности и научил». И вскоре Бычков раскрыл первое дело.

«Прихожу однажды на службу, а у нас происшествие: ночью вскрыли сарайчики, утащили велосипеды, инструменты и другое добро.

Народ шумит. Мы ищем.

Я - по своей линии. Ведь наверняка пацаны постарались.

В баньке, где собиралась одна из компаний моих подопечных, украденное и обнаружил».

По любым закоулкам

Когда перешёл в инспекторы уголовного розыска, началась другая служба - дежурства, операции, места происшествий, расследования, задержания.

18-04.jpg

Поднабравшись опыта, возглавил уголовный розыск Бора. А в 1968-м уехал в Мурманск. Громких дел и там не случилось. (И слава Богу!). Но работы хватало.

«Главные качества следователя, оперативного работника - скрупулёзность, дотошность и умение расположить к себе человека, - считает Юрий Васильевич. - От мельчайшей информации, которую даст свидетель, может зависеть исход дела».

Но суровый северный климат, когда ветра-ураганы, постоянно не хватает кислорода, а незаходящее солнце сутками не даёт спать, или угнетает полярная ночь, заставили искать новое место. И он выбрал Калининград.

Приехал и поразился красоте Калининграда, его архитектуре, готике. Когда забирал из Мурманска жену и дочь, дарил сослуживцам открытки с видами города, гордился, в каком отличном месте теперь живёт.

«Обстановка в крае была спокойная, - рассказывает генерал-майор. - Ночью без опаски ходи по любым закоулкам. Значит, милиция работала классно. Не себя хвалю, а сотрудников. И сейчас неплохо работает. Мы одно из первых мест на Северо-Западе занимаем».

Хотя, конечно, случались и кражи, и угоны, и побеги (однажды милиционерам пришлось блокировать сады-огороды в Чкаловске, чтобы изловить солдата, сбежавшего из части с оружием), и убийства.

Убийство - исключительное дело. Такое преступление ставили под особый контроль.

«Однажды в одном из семейных общежитий Московского района обнаружили мёртвой молодую женщину. Симпатичную очень... Соседи сказали, что из её комнаты пропал видеомагнитофон. А ещё, что муж её в командировке, а к ней ходил какой-то мужик. По крупицам собрали информацию, сопоставили и быстро нашли убийцу».

Взяли банду

В конце 1980-х в Калининграде взяли банду братьев Маркевичей. Они совершили ряд тяжких преступлений в Белоруссии и Литве. Грабили. Шли на разбой. Угоняли машины, выкидывая из них людей.

18-07.jpg

В Друскининкае бандитов остановила милиция для проверки документов. Одного сотрудника они застрелили, второго взорвали в патрульной машине. Он сильно обгорел, но выжил.

И вот пришла оперативная информация, что преступники отсиживаются в нашем городе, в пятиэтажке на Пролетарской.

«Мы знали, что у бандитов есть оружие, - рассказывает Юрий Васильевич. - Имелись у нас и бронетранспортёр и снайпер. Квартиру блокировали. Заклеили на их двери глазок. Вывели соседей по площадке. Осторожно, по стеночке. Но как брать?»

На уговоры бандиты не шли. Пришлось идти на штурм. Группу захвата возглавил полковник Виктор Шушаков, начальник криминальной милиции, а с ним Николай Егоров, будущий руководитель УБОП. Двоих бандитов ликвидировали, остальных арестовали и судили.

Никакой паники!

«Моя жизнь в опасности никогда не оказывалась, друзья не погибали, но товарищей мы, конечно, теряли, - говорит наш собеседник. - В управлении МВД на Советском проспекте есть стена почёта с их фотографиями. Среди них Миша Галковский, который погиб в 1997-м,
когда я уже окончил службу. Он тогда служил в налоговой полиции. Погиб не при исполнении. Спасал тонувшую в море девочку…»

Зато Бычкову довелось принимать немало трудных решений.

Ведь УВД Калининградской области он возглавил в апреле 1988 года, в разгар перестройки и больших перемен.

«Я старался держать на службе «стариков», - говорит Юрий Васильевич. - Емельянов, Гапанович, Ковбасюк, Шушаков, Егоров, Тимохин, Пайкин, Овсянников. Вот были сыщики! Какие комбинации разрабатывали… Чтобы раскрыть дерзкое преступление, нужно хорошо подумать».

В августе 1991 года, когда ГКЧП предпринял попытку путча, главному милиционеру области одна за другой шли инструкции и шифровки с обеих сторон.

Министры внутренних дел СССР и РСФСР требовали совершенно противоположного!

А Бычкову пришлось приходить, как говорится, к общему знаменателю. Он собрал людей и сказал:

- Никакой паники. Работать как работали. Задачу свою вы знаете: расследовать, раскрывать, держать порядок на улицах.

С развалом страны наступили времена масштабных афер. Мошенники пачками изготавливали фальшивые авизо, то есть платёжные документы, по которым можно выводить деньги из банков, и просто грабили их по всей России. Милиция заводила уголовные дела сотнями, а банкиры насчитали триллионы рублей ущерба.

«В Калининграде тоже появились залётные «товарищи» из Средней Азии, которые попытались провернуть такое дельце, - рассказывает Бычков. - Но ребята под руководством моего зама Шушакова оперативно сработали и всё пресекли. Арестовали всю группу».

Пережил Бычков и время, когда милиции перестали платить зарплату. На это тоже не находилось средств. Тогда калининградские сотрудники вышли на площадь. Хотели поинтересоваться у начальства: как жить? чем семьи кормить?

«Главой администрации нашей области тогда только стал Маточкин. И вот мы с ним пошли к ребятам. Поговорили чуть ли не с каждым. Юрий Семёнович записывал в блокнот все их претензии, просьбы. Вроде, немного убедили. Во всяком случае, волнений и митингов больше не наблюдалось.

Кстати, Маточкин - нормальный мужик. Всё, что пообещал, - выполнил».

Следом грянул 1993-й. Последовали тревожные октябрьские события в Москве, расстрел Белого дома. Политика политикой, а порядок в столице нужно поддержать. И Бычков отправил туда отряд только что сформированного калининградского ОМОНа, чтобы пресечь мародёрство, хулиганство и другие беспорядки...

* * *

У Юрия Васильевича Бычкова немало наград, но особенно дорожит он последней - медалью «За заслуги перед Калининградской областью».

«Остальные - ведомственные, а эта, я считаю, от народа», - объясняет наш собеседник.

Есть у него ещё одна награда: дело его жизни поддержали дочь Ольга и внук Денис, сложилась династия.

«Никаких захватывающих историй я им не рассказывал, - говорит Бычков. - Дома нужно спокойствие. Но иначе просто и быть не могло!»


Комент