Под гул самолётов

Юлия ЯГНЕШКО

Российский Су-27 пикировал на крейсер «Пётр Великий», имитируя крылатую ракету. И тут на его боевой курс «залез» самолёт норвежских ВМС «Орион»…

Когда он в третий раз выкинул такой фортель, лётчики не стерпели: зашли ему в хвост, поднырнули, выскочили перед носом, включили форсаж и сказали в эфир: «Тра-та-та-та!».

Одним из тех лётчиков над Баренцевым морем был Игорь Матковский. В спарке с ним - Герой России Виктор Дубовой.

«Шли испытания ракетного комплекса атомного крейсера «Пётр Великий», - рассказывает Игорь Феоктистович. - Мы подкрадывались на предельно малой высоте, делали «горку» почти в стратосферу и камнем вниз.

63-04.jpg

Воды нейтральные, поэтому район закрыть не могли. Но предупреждение дали. И тут норвежский «Орион» полез в наглую. Действия на грани здравого смысла. Мы и сделали ему «тра-та-та-та»... Его хорошо тряхануло».

Норвегия прислала протест: опасные манёвры!

Пришлось писать объяснительные, ехать в Москву и дописывать их…

«Международную конвенцию нужно соблюдать», - высказалось командование, ругая так, что было понятно: почти хвалят. - Но они совсем оборзели!..»

Первый

«Почему стал лётчиком? - переспрашивает Игорь Феоктистович. - Других мыслей и не было. С детства по гарнизонам, под гул самолётов».

Его отец, Феоктист Григорьевич, - первый командир 279-го корабельного авиационного штурмового полка в Крыму, сформированного из новеньких Як-38 М (вертикального взлёта и посадки). И первый лётчик ВМФ, совершивший посадку на палубу крейсера («Киев», 1976 год).

Сын же пошёл по его стопам: закончил то же Военно-морское ордена Ленина авиационное училище, только уже имени Комарова, а не Сталина, и ту же военную академию. И стал 11-м по порядку командиром отцовского полка.

Поэтому их фамилия не раз упомянута в формуляре подразделения, куда записывают все значимые события.

«Отец погиб на МиГ-21, когда я учился в 9 классе, - рассказывает Игорь Феоктистович. - Комиссия однозначных выводов не сделала. Предположили, что в кабину попала чайка. Но, скорее всего, не хватило высоты, когда они в спарке делали переворот. Не рассчитали…»

Приёмник на память

63-01.jpg

«У меня выслуга больше 40 лет, а льготная - 76! - улыбается Игорь Феоктистович. - Год шёл за два, а в Сирии - день за три».

В 1982-м после училища он прибыл на Балтфлот. Как и советовал Тимур Апакидзе*, который обещал потом взять на Черноморский флот, чтобы Матковский тоже летал с палубы.

В Калининграде, а точнее, в Чкаловске, Игорь познакомился со своей женой.

Елена - студентка КТИ, пришла к друзьям. И, увидев в компании загорелого, только что с юга, голубоглазого парня, который к тому же ещё играл на гитаре и пел…

«Втрескалась сразу и капитально!» - смеётся Елена Владимировна.

В Военно-морскую академию в Санкт-Петербурге поступали уже вместе. А после вместе служили на Северном флоте.

«Летал я много, - говорит Игорь Феоктистович. - Приходил с полётов и валился с ног. А в 1998-ом на Су-25УТГ выполнил посадку на палубу крейсера «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов».

Стал начштаба эскадрильи, в 2006 году — комполка. В 2009-м уже начальник отдела боевой подготовки, старший инспектор-лётчик управления морской авиации Северного флота. Затем - замкомандующего 45-й армии ВВС ПВО по авиации. В 2019-м - отставка».

Коротко, но неясно. За датами и должностями — целая жизнь. Которая не раз могла оборваться. Ведь ему однажды тоже не хватило высоты.

«Думал, что у меня 2 тысячи метров, а оказалось — только тысяча. Я находился в глубоком пикировании, выскочил из облаков, а земля вот она… Ручку хватанул как следует. И самолёт выдержал. А ведь перегрузка была 9,2 g. Значит, что и мой вес и вес машины увеличился почти в 10 раз».

Это он о Су-33. Да, тяжеловат и капризен в некоторых моментах, но очень надёжен и послушен. Не подвёл.

«Если не мешать, сам справится, например, с продольной раскачкой. Бросишь ручку, и он сам выровняется».

Но у любой техники случаются отказы.

«В мае 1985 года летали на латышский полигон Папес на бомбометание по морской цели.

Я ведомый, позади.

Ведущий пустил ракету. И то ли газы в мой двигатель попали, то ли ещё что, но у меня произошёл помпаж двигателя. Возможен пожар и взрыв. Как и положено, сработала система автоматической ликвидации помпажа. Двигатель отключился, потом запустился.

И тут снова помпаж…

Надо действовать вручную. Рву колпачок на выключателе. (Он защищает от случайного нажатия.) А тот как приварен! Палец в кровь, пока отдирал. Теряю скорость. А нужно держать не меньше 400 км/час, иначе свалюсь…

Запуск!

Дальше сиди и жди. Высота 300 метров…

Руководитель полётов кричит: «Катапультируйся!»

И тут чувствую как потянуло: вжжжжж...

Полетели!

Посадка. Бегу по полосе и вижу кавалькаду машин. Командующий авиации Балтфлота Гончаров прибыл...

В небе страха нет. Всё на автомате. А тут запаниковал немного. Одно дело - сделать, а другое — грамотно доложить!»

В итоге в гидросистеме самолёта нашли дефект. А Матковскому на память остался радиоприёмник «Россия-303» и Почётный знак ЦК ВЛКСМ за воинскую доблесть.

Если не дотянул

63-02.jpg

«Су-33 - самый тяжёлый истребитель в мире, взлётная масса с боеприпасами - 35 тонн, - рассказывает лётчик. - Я забирался на 16,5 тысяч метров. Там спокойно. Масса времени спланировать, даже если что-то откажет. Хуже, когда заходишь на посадку на корабль, а топливо на пределе.

Посадку на палубу выполняют не все. На данный момент ничего сложнее нет. Слишком много факторов: волна, ветер, облачность или дымка. Оптическая система «Луна», которая помогает заходить на посадку, тоже качается. Солнышко слепит. И огоньков ты не видишь… А ошибок быть не должно: не дотянул — врезался в торец, перетянул — в воду.

Лётчик всегда рассчитывает на незацеп. Когда гак, крюк, который цепляется за трос, чтобы удержать на палубе, отскакивает. Или порыв троса. Поэтому в момент касания обороты на максимум. Чтобы в случае чего взлететь и уйти на второй круг».



И ты ждёшь...

«У меня было радужное счастливое детство до того момента, как погиб отец, - говорит Матковский. - Потом я повзрослел. Мама нам с братом отдавала всё. Но мне пришлось взять на себя мужские обязанности — что-то отремонтировать, положить кафель и т.д.

А на боевой службе в Сирии я узнал, что мама тяжело больна».

Так и жили они эти два месяца с ноября 2016-го по январь 2017-го - в тревоге друг за друга.

… Перед Сирией на Су-33 поставили «Гефест». Новая система прицеливания и сброса бомб давала фантастическую точность: свободно падающие боеприпасы ложились ровнёхонько или с отклонением в 15-20 метров. И это с высоты в 6 километров!

«Ты знаешь, что могут сбить, - говорит полковник Матковский. - И одно дело, погибнуть в воздухе. А другое — на земле, если прыгнул. Когда на ремни порежут…

Но жизнь военного — это подготовка к войне. Поэтому ждёшь. Хорошо, если не случилось. А если случилось, то понимаешь, ради чего готовили. В стороне от бесчинств, которые творятся в мире, стоять нельзя».

… С мамой Игорь увиделся. И вскоре попрощался навсегда...

Одним появлением!

Жёны лётчиков не любят тишину. Пусть полёты хоть до двух ночи — это порядок. Затихло — уже в тревоге.

«Самое трудное - это ждать с вылета, - подтверждает Елена Матковская. - Но никуда звонить нельзя, а то будет ругать! И вмешиваться в службу нельзя.

Тимур Апакидзе говорил: если лётчику не повезло с женой, значит не будет лётчика.

Я уже спокойна, Игорь на пенсии, со мной. А жёнам тех, кто летает сегодня, желаю всё это понимать. Особенно, когда они там...»

«Мне повезло, - улыбается Игорь Матковский. - Занимался любимым делом, а мне за это звание Героя! Такого подвига, как Матросов или Филипов**, я не совершил. Звезду вручили после боевой службы в 2008-м. Мы выполнили задачи, о которых пока не могу говорить. Сначала в Северном море, потом в Норвежском и Средиземном.

В средиземноморье на тот момент российской армии не было уже 10 лет. Страна переживала последствия развала.

А присутствие - это важно. Это говорит о мощи России, о том, что мы в любой момент можем оказаться в этой точке. И только одно наше появление сдерживает».

*(В 1991 году, когда СССР распался, полковник Апакидзе служил в Крыму и, отказавшись присягать Украине, увёл часть полка в Североморск.)

**(В 2018 году в Сирии Роман Филипов катапультировался из подбитого самолёта. Отстреливался от боевиков, был ранен и погиб, подорвав себя вместе с террористами гранатой.)


Комент