Воля к победе

С соревнований Тоня возвращалась довольная: она победила в личном первенстве, а организаторы удивили подарками, и ей досталась отличная импортная ракетка.

Вооружившись такой, можно противника и всухую разбить!

Юлия ЯГНЕШКО

Отца Тонечки Гореловой направили в Калининград, а точнее в Кёнигсберг, весной 1946-го на восстановление энергохозяйства.

«Я всю войну жила у бабушки, в деревне в Ивановской области, родителей толком и не знала, - говорит Антонина Никифоровна Махаева. - Они меня сначала забрали в Иваново. В город! Мне там понравилось. Папа принёс мороженое: «Бери, дочка». А я понятия не имела что это такое. Не хочу, говорю.

И вот приехали в Кёнигсберг. На вокзальчике, который размещался в бараке на сортировочной станции, нас встретили солдаты. Проводили до дома на Угловой, где нам выделили 3-комнатную квартиру. Улочка эта и сейчас находится прямо за Кройц-аптекой.

Увидела я развалины и почему-то вспомнила мороженое в Иваново. Подумалось, что теперь и не попробую никогда…»

44-04.jpg

Кинодива из развалин

Местные и приезжие жили вперемешку: в одном доме русские, в соседнем — немцы.

«Мы общались, - вспоминает наша собеседница. - Мама брала молоко у немки. Помню, дала мне бидончик и 3 рубля. Вхожу. Они завтракают. Сначала меня угостили, чем было, а потом налили молока».

Играли дети только во дворе. По вечерам папа выставлял за окно керосиновую лампу, чтобы его освещать. На улицу выходить не разрешалось, потому что в городе было небезопасно.

Но малышню разве удержишь? Тоня с компанией ходила и к областной больнице на Клинической, и на Московскую, как тогда назывался Московский проспект, и к развалинам замка.

«Однажды мы с девчонками пришли к замку, - рассказывает Антонина Никифоровна. - И вдруг из руин выходит группа людей. Мужчины и две женщины. Немцы... Так мы подумали, глядя на чужую форму. Перепугались!.. Тут слышим, что они говорят по-русски.

Одна из женщин подошла к нам, объяснила, что они киноактёры. Порасспрашивала меня, а на прощание приобняла. Я только через какое-то время сообразила, что это Любовь Орлова».

(Тогда в Калининграде снимали сцены для фильма «Встреча на Эльбе». Город отлично подходил для создания атмосферы стыка советской и американской зон в Германии. Орловой досталась роль американской шпионки-красавицы. Сыграла она отлично и получила Сталинскую премию.)

Сбежала из сборной

44-05.jpg

Заканчивала школу Тоня в Иваново, куда опять перевели отца.

Получив аттестат, пошла работать секретарём-машинисткой в Облпроект, а в 1959 году поступила на вечерний факультет Ивановского энергоинститута инженеров-промтеплоэнергетиков.

Ещё в школе она немного играла в пинг-понг. Именно так в СССР называли настольный теннис, доступный и популярный. А когда в 1949-м стали играть по международным правилам, советские спортсмены получили возможность участвовать в соревнованиях разного уровня.

И в 1961 году в Пекине на чемпионате мира сборная Советского Союза заявила о себе. Наши теннисисты впервые выехали и сразу заняли приличные места в турнирной таблице: женщины — 4-6-е, мужчины - 11-е.

«Теннисные столы в институте стояли прямо в коридорах, всем можно было играть, - вспоминает Антонина Никифоровна. - Ну и я стукала».

А в итоге «настукала» на звание чемпионки Ивановской и ряда других областей, и, наконец, вошла в состав сборной СССР.

«Как я играла? - переспрашивает она. - Вот посмотрите, что писали газеты после нашей встречи со сборной Владимира. Журналист меня называет ветераном команды. И пишет: «Наши теннисисты с подъёмом провели встречу и «обидели» гостей разгромным счётом 21:0». И обо мне: «Как всегда уверенно провела игру». Вот как играла».

Но именно тогда Тоня решила со спортом покончить.

«Настольный теннис — опасный спорт, - улыбается Антонина Никифоровна. - Можно и ракеткой в лоб получить. Если серьёзно, то у меня болели ноги. Тогда такой удобной спортивной обуви, как сейчас, не было. Кеды резиновые. Да и нагрузка. Стали расти косточки или по научному - деформировались первые пальцы стоп. Пришлось делать несколько операций».

Показывает фотографию: три молодые женщины на крылечке. Слева она сама, а третья на снимке Наталья Савченко, мастер спорта СССР по мотогонкам.

«Мы познакомились в больнице, когда нас оперировали после спортивных травм», - поясняет наша собеседница.

Жизни такой она не захотела. Поэтому и сбежала со сборов в Сочи, когда попала в команду страны.

Наша чемпионка

Вернувшись в Калининград, Антонина устроилась по своей специальности, инженером-конструктором в производственное объединение «Калининградбумпром». Работала на ЦБК-1 на Ялтинской, потом на ЦБЗ-2.

Оба предприятия выпускали целлюлозу, бумагу и отправляли по всему Советскому Союзу. А Антонина в конструкторском бюро чертила узлы, агрегаты, технологические трубопроводы. Всё, в чём нуждался местный бумпром.

А ещё — проектировала пансионат в Светлогорске, а позже — электроподстанцию для питания Русско-немецкого дома.

В её трудовой книжке масса благодарностей за высокие производственные показатели, записи о награждениях за рационализаторские предложения. Одно из них - улучшение микроклимата в гранитолевом отделении.

«Там выпускали папки и обложки, например, для дипломов, - поясняет Антонина Никифоровна. - Дышать рабочим было очень трудно. Уже и сама не помню, что я придумала, чтобы наладить вентиляцию получше. Вот и наградили».

Есть отметка о присвоении в 1985 году звания «Ветеран труда».

А ещё есть благодарности руководства предприятия за «проявленную настойчивость в спортивно-массовой работе», за «волю к победе и высокую дисциплину».

Ведь без спорта она прожила только год. Случайная встреча с земляками выдала её секрет, о Тониных спортивных достижениях узнали, и пришлось выступать за честь Калининграда.

«На соревнованиях я и мужа своего встретила, - говорит Антонина Никифоровна. - В Советске. Костя Махаев работал у нас на ЦБК мастером в строительном цехе. Я играла в свой теннис, а Костя в шахматы».

За город она стояла достойно: на память о тех временах хранятся лента Чемпиона Калининградской области по настольному теннису и масса грамот.

Нет только за игру в Друскининкае. Она-то туда приехала здоровье поправить, но, заполняя санаторную карту, указала, что занимается спортом.

И её тут же попросили:

- Тоня, у нас соревнования по настольному теннису. Сильная команда из Клайпеды приехала… Сыграйте за нас!

Литовцы считались одними из самых сильных в СССР в настольном теннисе. Но Махаева не оробела, выступила, сыграла за одних литовцев против других. И победила!

Старенькая ракетка

Сын Леонид подаёт Антонине Никифоровне старенькую теннисную ракетку. Она внимательно берёт её, почти неуверенно, осматривает, проводит пальцами по вмятинам, оставленным тысячами ударов теннисного мячика.

«Между прочим, импортная, шведская, - объясняет ценность спортивного антиквариата его хозяйка. - На соревнованиях однажды выдали. У иностранцев ракетки были лучше, чем наши. Покрытие другое. Мячик отскакивал лучше и закручивался иначе. А рукоятку обработали специально под мою руку.

Кстати, на соревнованиях мы ракетки свои прятали. Такую как моя, могли и «присмотреть» конкуренты».

«В последний раз мама решилась сыграть в 2008 году, в Плёсе, - вспоминает уже Леонид Константинович. (Плёс - город на Волге, в Ивановской области, - прим. авт.). - Там на турбазе Всероссийского театрального общества устроили соревнования, и она записалась. А ночью у неё опухла нога. Пришлось мне подменять. У меня только третий взрослый разряд, но я дошёл до финала. Уступил лишь профессионалу, чемпионке Московской области. Не подвёл».


Комент