Танненвальде в Козьем лесу

Речь пойдёт о Чкаловске.До войны он назывался Танненвальде. Его история восходит к началу XVII века

20-15.jpg

Галина ЛОГАЧЁВА, фото автора

Благодаря врачу

Рождением поселения можно считать 1608 год, когда придворный врач Аургсфабер решил обустроить тут себе летнюю усадьбу. В отдыхе он сильно нуждался: ведь бесконечные интриги и заговоры, сопровождавшие жизнь его сюзерена, Альбрехта Фридриха, которого поляки объявили безумным, сильно расшатывали нервную
систему.

Местечко Аургсфабер выбрал удачное: на южной опушке леса, именовавшемся Козьим, где журчала, извиваясь, речка Wirrgraben (Виррграбен - ныне Голубая), изобилующая рыбой и раками.

Природой и покоем наслаждался тут Аургсфабер чуть ли не полвека, а потом, в 1662 году, владельцем имения стал главный окружной начальник Бальги и Инстербурга Людвиг фон Ауэр.

Усадьба стала именоваться майоратом и передаваться старшим рода Ауэров, её не разрешалось продавать или закладывать.

И так, почти триста лет, владели Ауэры землёй, господским домом и постройками в Танненвальде, вплоть до окончания Второй мировой войны. Последним хозяином поместья был Андреас Христоф фон Ауэр (до апреля 1945 года).

Вместо «Благородной ели» - «Чикаго»

20-16.jpg

В начале XX века из Кёнигсберга до морского побережья проложили железную дорогу, одна из её веток шла в Раушен (Светлогорск) через Танненвальде.

С этого момента жизнь в слободке преобразилась. Многие кёнигсбержцы выходили из поезда на станции Танненвальде и отдыхали семьями в местном лесу (где для них проторили специальные дорожки), дышали «чудесным лесным воздухом», покупали у местных жителей мёд, обедали в привокзальном ресторане «Благородная ель». Подвыпившие, там же и оставались на ночёвку, поскольку в двух верхних этажах здания размещались гостиничные номера.

К слову, здание ресторана существовало до нулевых годов нашего века. Но, лишившись хозяина, ветшало. Его в конце концов снесли и сейчас на месте «Благородной ели» новое строение под названием «Чикаго».

Была школа, стал ДК

20-14.jpg

Ничего в обиходе имения не менялось веками. Жизнь вращалась возле господского дома (он и до сих пор «жив», находится на территории воинской части на улице Докука).

Даже «кошмарный, безумный» XX век мало что привнёс в быт танненвальдцев: всё тот же утренний кофе, затем работа в палисаднике, обед, потом огород-сад, ужин и отход ко сну.

Судьбоносным, в принципе, можно считать 1929 год. К этому времени в Танненвальде уже имелись 102 дома с 377 квартирами и с десятью временными жилищами для безработных, кирпичный завод, пекарня, фабрика по обработке зерновых и бобовых культур, почтовое агентство с телефонным пунктом.

В 1929 году освятили кирху. Следом торжественно открыли народную восьмилетнюю школу. Причём, со спортзалом, душами в подвале. И открывал её не кто-нибудь, а сам прусский министр-президент.

Первого директора школы звали Фриц Диттманн. По его инициативе на Школьной улице (теперь Гавриленко) построили аккуратные двухэтажные домики для учителей (кое-где они сохранились).

А после войны в помещениях школы обосновался Дом культуры лётного состава гарнизона.

К нулевым годам это здание, десятилетиями не знавшее ремонта, выглядело внутри настолько убитым и разорённым, что у некоторых возникали желания его снести и что-нибудь соорудить на освободившемся месте. Ну, например, многоэтажку.

Однако Минобороны ни в какую не желало расставаться со своей собственностью, хоть и ушатанной чуть ли не до развалин. В итоге здание передали муниципалитету, и «город», отремонтировав, «поселил» в нём ДК «Чкаловский».

Кирха и мемориал

Как уже было сказано, в 1929 году закончилось строительство кирхи.

Она имела собственную церковную книгу, что давало ей право регистрации рождений и смертей, конфирмаций и бракосочетаний.

Рядом с церковью оборудовали кладбище.

Кирха пережила Вторую мировую, в советские годы некоторое время использовалась в качестве тренажёрного центра для военных лётчиков, потом пустовала. Кончилось тем, что в 1968 году её подожгли местные мальчишки и она сгорела.

Сейчас на её месте — братская могила советских солдат, павших при штурме Кёнигсберга, в которой захоронено более 1200 воинов. А там, где было немецкое кладбище, — ухоженный озеленённый участок, примыкающий к мемориалу и православному храму.

Аэродром Prowehren (Чкаловск)

В середине 30-х годов XX-го столетия немцы стали активно готовиться к войне.

В 1935 г. рядом с посёлком принялись сооружать военный аэродром с двумя взлётно-посадочными полосами (под углом 90 градусов друг к другу), ангарами, складами, диспетчерской башней, казармами, бомбоубежищами и топливохранилищем. Кроме того, для подвоза топлива и боеприпасов проложили железнодорожную ветку.

20-09.jpg

Всё строительство завершилось в 40-х годах. Аэродром, получивший название Prowehren, считался одним из самых мощных и технически оснащённых в Германии.

Но и он не устоял. 28 января 1945 года Красная армия заняла Танненвальде, а 29 июля 1948 года посёлок переименовали в Чкаловск.

После Второй мировой на аэродроме размещались Военно-воздушные силы Балтийского флота.

А в самом Чкаловске поселили, в основном, семьи лётчиков и технического персонала. До 80-х годов прошлого века посёлок считался территорией воинской части, поэтому единственную дорогу туда перекрывал шлагбаум, возле которого дежурил солдат.

Развал Советского Союза стал и началом уничтожения аэродрома под видом желания его модернизации. Однако, будучи мощным, аэродром лет десять ещё протянул, но осенью 2012-го года его всё же закрыли полностью. Всю оставшуюся там авиацию перебазировали на военный аэродром штурмовой авиационной эскадрильи под Черняховском.

Потом кто-то в Кремле всё-таки принял решение о возрождении Чкаловского аэродрома.

В 2015 году на его территории провели дренажные работы, восстановили линии электропередач и систему радионавигации, заменили покрытие взлётно-посадочной полосы, удлинив её до 3500
метров, построили рулёжные дорожки и стоянки.

К концу 2018 года возвели аэродромные здания и сооружения.

Истребители 72-й авиабазы морской авиации Балтийского флота смогли вернуться с аэродрома «Черняховск» на аэродром «Чкаловск» 4 октября 2018 года.


Комент