Андрей Кропоткин: В этой книге вся наша жизнь

Книгу «Калининград 70», посвящённую переселенцам, нашим родителям, и всем, кто своим трудом поднимал город из руин,  подготовил  Андрей Кропоткин, председатель горсовета. Эта документальная летопись с множеством фотографий: от момента окончания войны и до сегодняшнего дня 

Галина ЛОГАЧЁВА

Когда я просмотрела книгу, сложилось впечатление, что она — часть истории каждой калининградской семьи. На первых её страницах молодой Калининград: на снимках люди, приехавшие сюда по направлениям, разбирают завалы... 
Андрей КРОПОТКИН: - Почему у меня возникла мысль сделать такую книгу? Потому что у нас не было ни одного издания, которое всесторонне показывало бы как город изменялся на протяжении 70 лет. 
Есть отраслевые книги: о ведомствах Балтийского флота, о пограничниках, о ветеранах восстановления и т.д. Но вот такой городской, связанной со всеми отраслями и с развитием общества - не было. 
9331_n.jpg
Историю города изучаю через призму деятельности городского Совета депутатов, местного самоуправления. 
Самоуправление у нас зародилось 21 декабря 1947 года, когда состоялись первые выборы в горсовет. Избрали 259 депутатов. А до этого все функции управления городом выполняла военная администрация. Комендатура. 
После войны в городе находились около 15 тысяч наших военных и на 1947 год - 37 тысяч немцев. А с марта 1946-го поехали в нашу область переселенцы из разных областей России, из Белоруссии. 
А ваша семья когда и откуда сюда переехала?
А.К.: - Бабушка моя, Софья Петровна Ремезова, приехала в наш город в октябре 1946-го с семью детьми из Иваново, ей 39 тогда было, а моей маме 11 лет. А потом и папа сюда приехал, он из Липецкой области. В Калининграде родители и познакомились. 
Бабушка моя, кстати, знаменитая ткачиха, «стахановка». Ей сам Сталин вручал Орден в Кремле перед войной. Она рассказывала, какой богатый стол тогда накрыли: её поразили морепродукты — в диковинку всё было. 
И где поселили ваших родственников?
А.К.: - В гостинице «Москва». Здание стояло без крыши, но ночевать в нём было можно. И бабушке сказали - ходите по городу, ищите себе жильё. Они и ходили. 
Город был на 90% разрушен. Дома на улицах Кутузова, Лесопарковой, Офицерской, где жилой фонд худо-бедно сохранился, уже заняли военные. 
Стали ездить по области. Добрались до Приморья, где стояла воинская часть. Туда требовался рабочий, чтобы печь хлеб. Они вселились там в какой-то брошенный домик, и бабушка устроилась в воинскую часть печь хлеб. 
И как горсовет с горисполкомом решали задачу по обеспечению людей жильём?
А.К.: - Сначала наши военные с военнопленными, а потом и переселенцы с гражданским немецким населением разбирали завалы, восстанавливали здания, которые ещё можно было восстановить. Часто общественные здания переводили в жилые. Сколько комнат там удавалось сделать, столько семей и вселяли. 
Вашей семье в коммуналке довелось жить?
А.К.: - Да, на улице Сафронова, в немецком доме (он на углу Леонова). У нас ещё кочегар немец был. Потом мы на Зоологический переулок, 2а переехали. 
Какие решения того первого горсовета вас удивили?
А.К.: - О запрете детям играть в карты. О запрете детям до 12 лет находиться в городе без старших после 22-х часов. Они в кино не могли ходить после 8 часов вечера. 
Ещё решение о запрете воровать, копаться в свалках. 
Сейчас это покажется, возможно, кому-то смешным, а ведь такие документы передают атмосферу того времени. 
Кстати, сразу после войны русские и немецкие дети играли и учились вместе. И голодали. 
Есть описания, как люди в своих квартирах держали кур, даже свиней — ведь никаких приусадебных участков не было. Как тут выживать? И только после депортации немцев, когда жизнь понемногу налаживалась, вышел указ о запрете содержания животных в квартирах.
Тотальный дефицит и очереди в 1980-90-х — это тоже наша история. В книге об этом тоже упомянуто, даже иллюстрация есть: давка за какими-то продуктами. А сами вы помните пустые полки? 
А.К.: - Помню больше очереди и пустые прилавки в 90-х. Когда я в армии в Мары служил, маме присылал в Калининград мыло, простое, хозяйственное. Потому что здесь невозможно было купить. Хорошо, что Литва под боком. Мы ездили в Литву в «продуктовых поездах». Как и все тогда. 
Листаем дальше, видим барахолку на Острове. Кстати, вы там отоваривались? 
А.К.: - Конечно, это же популярное место было в Калининграде. Потом её запретили, люди стали торговать на Центральном рынке.
И вы тоже?
А.К.: - Да, два года. Когда рухнул Советский Союз, рыночные отношения в первую очередь начали формироваться на рынке. Где-то что-то подешевле купишь, там подороже продашь. 
Практически весь Калининград через такое прошёл. Зарабатывали по три копейки и ценили их. Некоторые стыдились торговать, особенно учителя. Но не надо этого стыдиться, ведь люди, которые торговали на рынке, получили большую школу, которая генерировалась потом в какие-то знания, в управление заработанными деньгами. 
Я учился в то время в КМУ, у меня ребёнок уже родился. Ездил я на велосипеде, потому что денег вообще не было, и в конце концов пришлось бросить учебу, чтобы семью кормить. 
В книге есть фото мастеров объединения «Экран». Это ваши бывшие наставники? 
А.К.: - Нет, наставником моим был всё-таки мой отец. По вечерам он играл на саксофоне и трубе в ресторане «Орбита», а днём был телемастером. 
А коллектив в объединении «Экран», действительно, был хорошим и хорошими у меня остались воспоминания о годах, когда я там трудился. 
В 1960-70-е годы в Калининграде практически не было семьи, не связанной с рыбной промышленностью, с морем, портом. В вашей семье кто-нибудь в море ходил?
А.К.: - Муж сестры. К сожалению, он несколько лет назад умер. 
Тогда, в те годы, кто ходил в море, считался элитой. Дети их по-другому одевались, у них жвачка, опять же, была с вкладышами, импортные вещи. У кого не было таких родственников, те по-своему, по-детски, ревновали. 
Когда в Атлантику пошли суда, когда промрыболовство стало процветающей отраслью, когда китобои возвращались из рейсов - вся страна читала про Калининград. 
Сегодня, к сожалению, рыбный промысел не является главной деятельностью нашего региона. А когда-то был основой. Всё развалилось. Остались только фотографии.
Листая книгу, я вдруг увидела немецкие лавочки, и такая ностальгия нахлынула: они были такими удобными, комфортными. Помните?
А.К.: - Помню, они были очень прочными, с чугунным литым основанием, а сама их форма закруглённой. Это дорогие скамейки. 
Стояли они у «Быков», в парке Калинина, в скверике между рынком и площадью Победы — да много их было по городу. 
Сегодня у нас, действительно, лавки везде разные. 
Вот на Верхнем озере вандалы три лавки  сломали ночью. Охранная компания сделала новые за свой счёт. Но совершенно другого дизайна. Они сейчас выделяются и немного портят целостность всей концепции. Должно быть всё выверено, поскольку именно из мелочей и создаётся атмосфера города. 
Вы помните зимние катания с горки в парке Калинина? (Нашла такую фотографию в книге.) 
А.К.: - Помню, как катался там на картонке зимой до самого ручья. Пару раз улетал в этот самый ручей. Всё моё детство связано с парком. Бегали туда не с главного входа, а с улицы Колоскова. 
В книге помещено фото и на нём лозунг: «Строительство жилья в приоритете советской власти»… И реально строили? 
А.К.: - В 1960-70-х много строили жилья. Единственно, никто не смотрел на его красоту, поскольку ставили задачу обеспечить советские семьи квадратными метрами. И в конце 70-х очень многие получили отдельные квартиры на Московском проспекте, в Балтрайоне.
Вот на фото председатель городской плановой комиссии Л.К. Кропоткина. Она кем вам приходится?
А.К.: - Лидия Крискентовна Кропоткина — моя мама. Я часто приходил к ней на работу. Она была заместителем председателя горисполкома (тогда им был Виктор Денисов). Кстати, именно при Денисове сделали серьёзный скачок в развитии города. Восстановили немецкие здания: кирху Святого Семейства (филармония), Штадтхалле (краеведческий музей), построили спорткомплекс «Юность»… Поверьте, именно благодаря ему в Калининграде сохранены многие строения. 
Чем запомнились вам 90-е годы?  
А.К.: - Я торговал на рынке. Потом стал менеджером в магазине электроники «Хитачи». Время было тяжёлым, все уповали только на собственные силы. И работали, работали, работали. 
Когда вы пришли в горсовет депутатом?
А.К.: - В марте 2006 года. 
За эти десять с лишним лет какая самая главная заслуга горсовета?
А.К.: - Все депутаты всех созывов - это неотъемлемая часть развития города. Но активный период развития страны и города попал именно на наше время. 
Город развивается и депутаты меняются. Мы досконально уже знаем городское хозяйство, бюджет города. Но самое важное - есть понимание: как помогать нашим гражданам. 
Многие пришедшие в горсовет в 2006 году были состоявшимися бизнесменами, многие занимаются меценатством, по мере своих возможностей решают проблемы людей.  
Вас можно найти в социальных сетях, чтобы задать вам вопрос?
А.К.: - У меня сейчас на всех социальных площадках: в «Одноклассниках», «Инстаграмме», «Твиттере», «Фейсбуке», «ВКонтакте»  есть свои странички, где можно просмотреть мою ежедневную деятельность, задать вопросы. Если вопрос в моей компетенции, я обязательно отвечу. Если нет, то подскажу, где взять информацию. Естественно, отвечаю на все вопросы я сам, лично.

Комент