«Витязь» своих не бросает!

Месяц назад в «Гражданин» пришло письмо из Владивостока (!). Его автор, Галина Кучинская, участвовала в трёх экспедициях «Витязя», который сейчас является экспонатом музея Мирового океана. Галина Ивановна поделилась с нами и с  нашими читателями своими воспоминаниями

Жизнь посвящали кораблю
Галина Ивановна 15 лет работала в Тихоокеанском институте океанографии Владивостока в лаборатории литологии и морских формаций, изучая всё, что поднимал на борт с океанского дна корабль-путешественник и другие научные суда. А выйдя на пенсию, она стала хранителем памяти о легендарном судне. Собирает материалы, передаёт в музеи и публикует.
vityaz.jpg
«Наш «Витязь» - теперь музей, стоит на другом конце России, - пишет Галина Ивановна. - А раньше на нём работала лучшая команда, люди посвящали кораблю по 20-30 лет жизни. Правда, на сегодня осталось лишь двадцать членов экипажа и сотрудников института, работавших на нём...»
Но все они помнят капитана Игоря Васильевича Сергеева, в прошлом фронтовика, прошедшего «огненные» рейсы Великой Отечественной, совершившего на «Витязе» 27 рейсов из 65 и награждённого орденом Трудового Красного Знамени.
И Владимира Николаевича Новожилова, учёного, ходившего в рейсы №№27-31 от московского института им. Ширшова. Он исследовал пространственно-временную изменчивость полей температуры и солёности в связи с изменением океанских течений. Сегодня учёному 89 лет, но он ещё трудится в Тихоокеанском океанологическом институте.
«Хочу, чтобы калининградцы знали, какие героические люди работали на корабле, который сегодня стоит у причала на реке Преголе. А я обязательно приеду его навестить!»

Трагедия в доке
Ночью 5 октября 1956 года судно стояло на ремонте в доке Дальзавода. Экипаж заступил на вахту, и электрики приводили в порядок последний электрощит.
Обесточив его, Алексей Ванага промывал шины питания тока. В руках – банка с бензином. И случайно коснулся металлической частью кисти детали под напряжением. Промелькнула искра, и его рука вспыхнула огнём.
Поставив загоревшуюся банку, парень бросился от щита с криком «Тушите!» Второй электрик Саша Билюга просто сел на банку, сам оказался в костре, который, правда, быстро унялся, лишённый кислорода.
Пламя перекинулось на грудь Алексея, на живот, на ноги! И весь он превратился в пылающий факел...
Подоспели механик и мотористы, которые обдали несчастного пенной струёй из огнетушителя и вызвали «Скорую»...

Братство «Витязя»
- Алексей без сознания, - сообщил первому помощнику капитана Николаю Павлову лечащий врач. - В безнадёжном состоянии... Спасти его можно только переливанием крови. Но нужен донор, который сам недавно излечился от ожогов, чтобы был иммунитет.
Подходящий человек, которого нашли в картотеке больницы, категорически отказался. Что делать? На судне состоялось экстренное собрание экипажа. Решили сдавать кровь сами. Первым вызвался Слава Ильченко, спасший Алексея от мгновенной смерти, а за ним поднялись с мест ещё 17 человек. И у пятерых оказалась подходящая группа крови. 
... Два месяца провёл Алексей на больничной койке, почти без движения, обессиленный нестерпимой болью. Рядом мама, измученная беспомощностью и страхом за сына, и молодая жена Валентина (они поженились всего за два дня до трагедии...).
Наконец, врачи сообщили, что можно делать пластическую операцию по пересадке кожи. И снова выручили своего товарища моряки «Витязя».
Сменяя друг друга, на операционный стол ложились начальник радиостанции Георгий Глазачев, Слава Ивченко и Филипп Каштальян.
Хирурги Мария Пьянова и Галина Мацак семь часов (!) отнимали длинные ленты кожи и переносили их на тело пострадавшего, закрепляли шёлковыми нитями на руках, груди и плечах. И ужасные раны были полностью закрыты. Врачи валились с ног, но Мария Михайловна зашла в палату к донорам:
- Операция прошла благополучно. Благодарю вас за доброе дело!
Но какие-то «квадраты» кожи из трёх тысяч, что отдали ребята, не прижились, и ещё нужна была операция на ногах. Поэтому Алексей снова оказался в операционной, а вместе с ним уже Альбин Одиноков и Евгений Павлюченко. 
Все, над кем колдовали тогда хирурги Владивостока, навсегда остались со шрамами. Но некрасивые шрамы на теле напоминали им о настоящей дружбе, о братстве «Витязя». 

* * * 
А команда «Витязя» принимала почту – десятки и сотни писем поддержки со всех концов страны, от простых людей и учёных, которые ходили на этом судне, из Академии наук СССР и от покорителя Арктики Папанина. «Мы гордимся, что работали с вами. Но даже самые искренние слова бледнеют рядом с вашим прекрасным поступком».

Экскурс в историю судна. Любой сотрудник Музея Мирового океана расскажет о том, что «Марс», как первоначально нарекли «Витязь», сошёл со стапелей в Германии в 1939 году. Во время Второй мировой войны был военным госпиталем, а в 1945-м вывозил беженцев из Кёнигсберга и Пиллау. По репарации судно оказалось в Великобритании, а затем в СССР.  Носило ещё несколько имён - «Экватор», «Адмирал Макаров», но прославилось как «Витязь» (в честь знаменитых корветов XIX века, на одном из которых совершил плавание к берегам Новой Гвинеи Миклухо-Маклай).  
В 1949 году – первый научный рейс, а всего их – 65. «Витязь» прошёл 800 тысяч миль, побывал в Тихом, Индийском и Атлантическом океанах. Выполнил почти 8 тысяч научных станций, совершив 27 крупных открытий (с его борта измерена максимальная глубина в Марианской впадине, открыт новый тип животных – погонофоры, описано более тысячи видов животных и растений моря). На «Витязе» сформировалась школа отечественной океанологии, а гостями корабля были президенты и премьер-министры, послы и деятели культуры, знаменитые учёные. 
Последний рейс корабль сделал в 1979 году вокруг Европы и 22 апреля вошёл в воды Преголи. Пережив многолетнюю борьбу за своё существование, именно «Витязь» положил начало Музею Мирового океана в нашем городе. И сегодня позволяет почувствовать запах истории, аромат дальних странствий и подержаться за поручни, которых касались великие исследователи океана Кусто и Хейердал.