Командировка с датой «навсегда»

Делегаты отчётно-выборной конференции внимали выступающим. И тут в зал ДКРа влетел голубь! Он спикировал на стол президиума и принялся по нему прохаживаться. Организаторы открыли двери, шикали и замахивадись на птицу, но та и глазом не вела. «Хорошо Коновалова нет!» - подумала Лидия Павловна. Иначе курьёз превратился бы в ЧП...

Юлия ЯГНЕШКО

Асклиада, как нарёк её батюшка при крещении, родилась в «17-й республике», под Вологдой  (всего в Союзе тогда было 16 республик, но Вологодскую область в народе прозвали 17-й  за колоритное оканье – прим. авт.). Жили Кочины в деревне Малое Раменье, работали в колхозе и воспитывали трёх дочерей.
aleksandrova.jpg
Но война всё порушила, окатив семью бедами. Отца призвали на фронт в июне 1941-го. Почтальон успел принести несколько «треугольничков», а затем отцовское подразделение попало на передовую и письма прекратились...
Весной медведь задрал корову-кормилицу. Колхоз, правда, телушечку дал, но пока её вырастишь... А через год умерла младшая сестрёнка и мама тяжело заболела...

Мамин рушник
Склиде, как её звали родные, было всего десять. Но до глубокой осени она вместе со старшими косила, жала, убирала лён. И только потом садилась за школьную парту. Измучил этот лён - колосья сожни, снопы свяжи, на гумне колотушкой семечки выбей, расстели на траве, а потом его помять надо, потрепать и начесать!
Соберутся девочки у кого-нибудь во дворе под лампочкой, чтобы веселее было, и работают до ломоты в спине. «Вот, посмотрите, - показывает Лидия Павловна длинный белый рушник, словно инеем расписанный. - Это мама выткала в деревне...»
Денег колхоз не платил. Учётчицы ставили в табель палочки-трудодни, а по осени, когда колхоз весь план государству сдаст, делили по этим палочкам то, что осталось.
«Дадут пуд зерна, а его ещё смолоть надо. Крутить жернова, наверное, самое тяжёлое... И дрова мы сами со старшей сестрой заготавливали. Мне 14, ей 19. Возьмём ручную пилу - и в лес. Свалим дерево, домой притащим и снова пилим...»

Побег из колхоза
Не успели отпраздновать победу, как сёстрам Кочиным снова горе -  от тоски по мужу и малой дочери, да от тяжёлой болезни умерла мама.
Домой вернулись только 4 фронтовика. Но в колхозе легче от этого не стало. Кроме того, установили такие налоги, что люди при первой возможности бежали. Попробуй сдай государству 300 литров молока, яйца, мясо, даже кожу с зарезанного барана. Всё сдай!
Поэтому Лида получила паспорт и уехала к тёте в Мурманск, где, отучившись в ФЗУ, поступила  рыбообработчицей в коптильный цех. «Разделывали мороженого морского окуня, - вспоминает Лидия Павловна. - А он ледяной!.. Мы горячей воды в ведро наберём и руки туда прямо в перчатках опускаем. Да женщины постарше предупредили – руки портятся».
В мае 1951 года на завод пришла бумага: открывается производство в Калининграде, откомандируйте 20 работниц. И Лида поехала...

Бусы из бубликов
О Кёнигсберге, как всё ещё звали город, девушки ничего не знали. И он их поразил!
Представитель «Балтрыбтреста» погрузил девчат на грузовик. Машина мчалась сквозь развалины, девушки примолкли: «Боже! Куда нас везут?..» 
Наконец, канал. На пирсе люди в страшных сапогах, ужасных резиновых фартуках переносили рыбу в ящиках. В Мурманске всё механизировано было, а тут... Поэтому, добравшись до новеньких финских домиков, которые построили для них, девушки наотрез отказались выгружаться. Шофёр кое-как заставил их слезть с грузовика. И они пошли осматривать владения.
Домик - на 10 человек. А кроватей – узких, железных – всего пять. Пришлось размещаться по двое. Воды и света нет. Из утвари - фонарь, ведро и деревянная кадка.
... Расквартировали их, оказывается, в Светлом у консервного завода, куда и отправили на работу.
Первое время обжигающий томат для закатки носили в вёдрах со второго этажа по крутой лестнице. Да и тяжеленные деревянные ящики с готовыми банками – тоже на себе!
Местный магазинчик ассортиментом не баловал. Хлеб - и тот сырой. Поэтому за «вкуснятиной» и обновками ездили в Калининград, на «толкучку», что была на современном Центральном рынке. «Однажды опоздали на обратный автобус и стали ловить попутку, - улыбается Лидия Павловна. - Наконец остановился самосвал. Забрались, а в кузове уголь! Так и ехали – в туфлях на каблуках на куче угля, подобрав юбки, а на шее бублики бусами висят!»
Любимое развлечение – танцы. Несколько вечеров в неделю в клубе играл на баяне слепой лётчик, которого приводила жена. А на вальсы в 19 лет силы всегда находились!
«Нарядимся, тряпичные босоножки зубным порошком начистим и идём, - смеётся Лидия Павловна. - А кавалеры наши, морячки в клешах, никак понять не могли: отчего у них брюки все в белых разводах!»

Консервный «презент»
В марте 1953 года умер Сталин. Люди на траурном митинге плакали. И вождя было жаль, и за будущее страшно. Ведь казалось, что без него всё развалится...
И вскоре действительно грянуло. Ночью загорелся цех готовой продукции. Консервы летели вверх и взрывались, как бомбы! Что уцелело - неделю отмывали бензином. Виновным объявили начальника цеха. Мол, поджогом скрыл недостачу. И посадили.
А в 1954 году Лида вышла замуж. Жених, Алексей Александров, работал в воинской части. Белые платья тогда шили редко. Просто посидели с родными, а когда оба выкроили время между работой и вечерней школой, зарегистрировались в крохотной комнатке местного ЗАГСа.
Лида доросла до мастера, а потом и до начальника цеха готовой продукции. Самое ответственное – погрузка. Летом-то ещё ничего - забивали вагон под завязку и горя не знали. А зимой всего за 2 часа нужно было ставить ящики на крепления, потому что оставляли место для печки, угля и проводника. Путь-то далёкий - и в Сибирь, и в Среднюю Азию, и в Брест, откуда их направляли в Чехословакию на пополнение НЗ наших военных.
Чуть задержка – простой и штраф. Тогда Лида бегом в лабораторию за консервами, что на анализ брали: «Девочки, дайте банок!» Задабривала железнодорожников. Хорошо, что ни разу на проходной не попалась – поди докажи, что не для себя, а для дела - «представительские».
Мужа отправили учиться в Ленинград, в высшую партшколу. Она же закончила Ленинградский финансово-экономический институт, стала экономистом.
В 1963-м вернулись в Светлый. Он – секретарь парткома на судоремонтном заводе, она – экономист планового отдела консервного завода, а в 1969 году – рыбоконсервного комбината. Потом работала в Светловском горкоме КПСС, заворготделом. 
В 1975 году Александровы перебрались в Калининград. «Как раз запустили троллейбус, - вспоминает Лидия Павловна. - А моста на выезде на Балтийск ещё не было. И электролиний через железнодорожные пути тоже. Специальный тягач перетаскивал троллейбусы туда-сюда».
Сегодня Лидия Павловна активно трудится в Совете ветеранов Октябрьского района, уже 23-й год замещает председателя.
11 октября героиня нашего очерка отметила своё 80-летие. Редакция присоединяется к поздравлениям друзей и коллег. Долгих лет и здоровья!

16 Декабря 2022
Надо – звони!