Буи Раскалыватель Черепов

6 минут
Галина ЛОГАЧЁВА

Датский конунг по имени Буи Раскалыватель Черепов, когда его корабли в 978 году пристали к южному берегу Балтики, был уже крещёным. А потому он приказал своей дружине не жечь в этот раз деревни местных жителей и не подбрасывать их младенцев в воздух, чтобы затем ловко ловить на копьё. 

- Ты не Буи Раскалыватель Черепов. Ты Буи Чадолюбивый. – Покачав головой, молвил дружинник конунга по имени Бьёрн Гадюка. И, помолчав, осторожно заглядывая в глаза Буи, продолжил. – Твои люди рисковали жизнью, четверо суток переплывая в шторм море. Их мучила жажда и голод. Они заслужили, чтобы ты позволил им немного развлечься… 
- Вот не даром дали тебе прозвище Гадюка, – улыбнулся конунг и потрепал Бьёрна по плечу. – Да, что уж… Я сам удивляюсь своему миролюбию…
А в это время сембы, на чью землю и высадились викинги, похватав детей и мелкий скот, уже бежали к лесу. (Сембы – одно из прусских племён, населявших территорию от нынешних Светлогорска, Зеленоградска - до Калининграда, - прим. авт.) Кто не мог бежать, попрятались в ежевичниках.
Поэтому викинги Буи везде обнаруживали лишь пустые жилища и бродивших возле них быков и коров. Согнав животных в большое стадо, они погнали его к берегу. 
bui.jpg
- Забейте столько, сколько нам нужно для нахождения в пути! – Приказал Буи, чем опять неприятно поразил свой отряд. Викинги недовольно засопели. И тут произошло удивительное. 
Из зарослей ежевики вылез пожилой прусс и жестами, встав на колени, стал просить Буи вернуть ему коров. Он показывал пять растопыренных пальцев – пять коров! 
- Бери, если сможешь их найти в таком большом стаде. Но не заставляй нас ждать! – Сердито прорычал Буи.
Поняв ответ викинга, прусс живо вскочил на ноги и подозвал к себе большую пастушью собаку. Показав ей на стадо, сказал несколько слов. 
Собака быстро обежала всё стадо и отогнала ровно пять коров, столько, сколько, по словам прусса, у него и было. Все коровы оказались мечеными. Стало ясно, что собака и вправду узнала коров и что она удивительно умна. 
- Я забираю собаку! Я буду звать её Виги. – Сказал конунг и, указав рукой на свой корабль, повелел пруссу: – Веди её туда! 
- Буи, - обратился к нему Бьёрн Гадюка. – Дружина ропщет. Если не даёшь разорить эту страну, то разреши хотя бы совершить здесь жертвоприношение Одину. 
- Хорошо, - согласился конунг. – Но не медлите – дует попутный ветер!
Датчане развели большой костёр и принялись жечь быков и коров. Объятые пламенем, те стали дико кричать. Заодно викинги привязали к дереву и прусса, отдавшего собаку их предводителю. Как только огонь начал лизать его подошвы, он завопил страшным голосом. Услышав его рёв, с корабля бросилась в воду собака и поплыла к берегу. 
Примчавшись к костру, она бесстрашно кидалась в огонь, чтобы вытащить из пламени своего хозяина. Испугавшись, что собака может погибнуть, Буи распорядился погасить костёр и освободить от пут прусса. Команда такое приказание выполнила, но с большим раздражением: бог Один разгневается, что у него отняли жертву!
… Когда крики животных затихли, а огонь, сделав своё дело, потух, на берег моря прилетели два ворона и стали громко каркать. 
- Хугин и Мунин, вороны Одина! – С восторгом завопили датчане, потрясая мечами и копьями. - Один принял наше жертвоприношение и будет помогать нам в боях! (Хугин и Мунин — пара воронов в скандинавской мифологии, которые летают по всему миру, а затем садятся на плечи богу Одину и рассказывают ему о происходящем. На древнеисландском Huginn означает «думающий», а Muninn — «помнящий» (или «мысль» и «память» соответственно), - прим. авт.).
После этого, ободрённые викинги сели на свои корабли и уплыли. 
Когда конунг Буи Раскалыватель Черепов прибыл в Данию, он услышал, что на острове Лангеланн живёт какой-то прорицатель, который точно предсказывает будущее, и многие считали, что его предсказания сбываются. (Лангеланн — остров в Балтийском море, расположенный к западу от пролива Большой Бельт, - прим. авт.) Буи захотелось проверить пророчества этого человека. Он послал к нему Бьёрна Гадюку, одев в красивые одежды, и велел сказать отшельнику, что он — конунг. И вот когда посланец явился к прорицателю и сказал, что он — конунг, старец ответил:
— Ты не конунг, но я советую тебе быть верным твоему конунгу. Иначе умрёшь постыдной смертью.
- И это всё? Больше ты ничего не хочешь мне сказать? – Уточнил Бьёрн у старика.
- Ничего. Ступай. – Произнёс тот.
Бьёрн вернулся и рассказал Буи о странных словах пророка. Буи после этого ещё больше захотелось встретиться с отшельником, так как теперь он перестал сомневаться, что тот действительно прорицатель. Он отправился к нему и напрямик спросил: какая судьба его ждёт. 
— Ты будешь знаменитым конунгом и совершишь славные дела. - Сказал старец. - Ты обратишь многих людей в христианскую веру и тем поможешь и себе, и другим. И чтобы ты не сомневался в моём предсказании, я дам тебе знак: у тебя на кораблях возникнет бунт. Произойдёт битва, и ты потеряешь несколько своих людей, а сам будешь ранен. Рану твою посчитают смертельной, и тебя отнесут на щите на твой корабль, умирать. Но через семь дней ты исцелишься от этой раны и начнёшь крестить людей.
Буи вернулся на свои корабли и действительно встретил там бунтовщиков, возглавляемых Бьёрном Гадюкой. Завязался ожесточённый бой. Бунтовщиков зарубили и сбросили за борт, но самого конунга тяжело ранили. Когда на щите отнесли его на главный корабль, с Буи ни за что не захотела расставаться его собака по кличке Виги. 
Её скрутили и бросили в ладью, но умная животина сумела распутаться, прыгнула в воду и по якорному тросу вскарабкалась на корабль умирающего хозяина. Возвращаться за ней не стали и поплыли на ладьях к берегу. 
Шесть дней Виги зализывала рану Буи, а на седьмой он исцелился, как и предсказал отшельник. Поражённый конунг отправился во второй раз к прорицателю. 
«Почему у тебя такая мудрость? Скажи, откуда бы ни бралось твоё знание будущего». – Просил Буи. 
- Сам бог христиан открывает мне всё, что хочу я знать, - ответил прорицатель. И ещё он поведал о многих чудесных делах Христа. Напоследок зажал в ладони раскалённое железо и потом разжал: кожа нисколько не была обожжена. Увидев такое чудо, конунг крестил свою дружину и ещё долго оставался у отшельника и учился у него христианской вере.

Иллюстрация Людмилы Рябошапка
Разработано в АЛЬФА Системс