Тельманово: тайна графа де ля Кава

Галина ЛОГАЧЁВА, фото автора

Посёлок Тельманово, что в десяти километрах к югу от Черняховска, ещё не раскрыл всех своих тайн. Одна из них связана с именем графа де ля Кава. (Полное имя Pierre Le Gauliez de la Cave.)

Вот вы спросите: Кто это такой?

А это очень интересный человек. В жизни успел сделать многое, но, к сожалению, и после смерти натерпелся приключений. Не сам, конечно, а его мумия. Нет графу покоя и по сей день.

Французский губернатор Пиллау

8-16.jpg

Пьер де ля Кав, будучи французским полковником, бежал из Франции из-за религиозных преследований. И так пришёлся по душе Фридриху Вильгельму I, Великому курфюрсту и герцогу Пруссии, что тот назначил его на должность командира новой гвардии Пруссии, а ещё губернатором крепости Пиллау (Балтийск).

Позже наградил обширными землями в районе современного Черняховска.

И вроде всё, хорошо, да не очень. Новые владения представляли собой в ту пору дикий, бедный, малонаселённый и заболоченный край.

Однако не таков был Пьер де ля Кав, чтобы впадать в уныние. Оглядевшись на месте, он заключил, что земли-то плодородные, мало того, пригодные для стоянки кавалерии. И развернул агитацию, чтобы приезжали к нему переселенцы — французы, да немцы.

Первые мигранты подтянулись к 1662 году. Стали обживаться.

Центром всей округи считалась деревня Дидлакен (ныне посёлок Тельманово). Название её происходит от литовского «didlaukis», то есть, «крупный землевладелец».

Немного позже возникли Хутмюле (пос. Вершинино), Диттау (Осиновка), Енихен (Свобода), Шляйфенау (Капустино), Амвальде (Сенцово) и другие, которых сейчас уже нет. Кроме того, на территории земель графа со временем образовалось ещё 20 имений.

Для своих переселенцев Пьер де ля Кав, будучи глубоко религиозным и богатым человеком, возвёл в Дидлакене кирху.

Заложил сукновальню и мельницу, которая дожила, представьте, до Второй мировой войны и давала деревне электричество.

В 1676-м де ля Кав построил госпиталь для бедных и больных. В учредительном документе говорится: «В честь триединого Бога я, нижеподписавшийся, решил построить моей любимой супруге, благородной госпоже Анне Агнесс де ля Кав, урождённой фон Севенар, за её добрые дела в знак благодарности в моей деревне Дидлакен у кирхи госпиталь, где можно будет принимать и кормить бедных и стариков. 1 января 1676 года я отдал распоряжение строить хороший новый дом посреди вышеуказанной деревни».

Госпиталь этот также просуществовал до 1945 года.

Вставай, господин, уже утро!

Но как ни активен человек, сколько планов бы не строил, а судьба распоряжается по-своему.

Почувствовав приближающуюся кончину, в 1676 году за церковью построил граф себе кирпичный мавзолей (6 м в длину и 5,50 м в ширину, с плетёной дверью). Завещал забальзамировать своё тело и отписал крупную сумму своим слугам за то, чтобы каждое утро один из них заходил в его мавзолей со словами: «Вставай, господин, уже утро!»

Скончался граф в Пиллау 8 мая 1679 года, но помещён в свой склеп только 20 сентября и лежал там в строгом открытом деревянном гробу.

И каждое утро слуга приветствовал покойного словами: «Вставай, господин, уже утро!» И так продолжалось много лет… А, точнее, ровно 78.

Разграбление

Во время Семилетней войны, в 1757 году, русские войска заняли деревню Дидлакен.

8-12.jpg

Сохранилось свидетельство местных жителей, которые жаловались, что многие дома, включая дом пастора, солдаты сожгли, внутреннее убранство церкви разграбили, вывезли даже колокол. Досталось и мумии графа.

Из хроники этих событий в книге «Helden… grosmдchtigsten fьrsten und herrns, herrn Friedrichs II» 1760 года: «Печальные известия дошли из Гаудишкенена, где враг не только разграбил церковь в Дидлакене, украл церковную утварь и колокол, но и не пощадил даже тела, захороненные как в церкви, так и на погосте и в могилах в деревне.
Каменный склеп генерала де ла Кава, расположенный на земле церковного кладбища в Дидлакене, также был разграблен врагами, гробы разбиты, украдено даже всё более-менее стоящее с забальзамированных тел, сами останки разбросаны, а в склепе повесили овцу, а затем её бесчеловечно захоронили в могиле».

Тела двух его жён были сильно повреждены, их пришлось захоронить под полом в мавзолее.

Вторая жизнь де ля Кава

Церковь через 26 лет восстановили и, что интересно, Пьер де ля Кав, уже умерший, сумел финансово поучаствовать в этой реконструкции. Дело в том, что в 1778 году в его повреждённой гробнице нашли печать и серебряную застёжку, украшенную 7 драгоценными камнями. Эти вещи продали в пользу церкви.

Кстати, и до сих пор на восточной стене кирхи, слева от алтаря, сохранились остатки эпитафии основателю старой кирхи Пьеру де ля Каву, выполненной из песчаника.

В центре композиции в овальной раме портрет графа в доспехах и в парике. Над рамой слева и справа скелеты. Портрет окружён военными аллегориями, под порт-
ретом рыцарский шлем, под ним надпись на латинском языке, потом следуют 8 гербов.

Одно «но»: пробраться в кирху, чтобы посмотреть на этот раритет, на сегодня невозможно: церковь в частных руках, закрыта.

Вторая смерть де ля Кава

Однако вернёмся к истории.

В начале 19 века в земли Пруссии вторглись наполеоновские войска.

Сначала упало в усыпальницу ядро, повредив гроб с мумией, а затем явились и французы.

Пишет Вальтер Гроссе: «Когда в 1807 году в эту местность пришли французы, им так понравился пояс и тяжёлые серебряные пуговицы на мундире генерала, что они его раздели и бросили старика в ближайший пруд, несмотря на его французское происхождение. Позже причётник церкви вынул его целым и положил обратно в гроб. Чтобы избежать дальнейших краж, было сочтено целесообразным одеть его только в простую белую рубашку».

Итак, усыпальницу подлатали, мумию снова вернули в склеп, уложили в тяжёлый дубовый гроб, но на сей раз его закрыли крышкой со стеклянными окошками.

И жители ближайших деревень потянулись в Дидлакен, чтобы через стекло посмотреть на мумию генерала.

Третья смерть де ля Кава

Когда грянула Первая мировая война, русские солдаты в 1914 году вновь заняли Дидлакен, снова обнаружили мумию и снова бросили её в пруд.

8-13.jpg

После их ухода забальзамированные останки генерала немцы вернули на место, и их опять принялись осматривать многочисленные туристы.

Мумия благополучно пролежала в Дидлакене вплоть до 1945 года. Потом исчезла.

Кто с ней в итоге расправился?

Известно, что осенью этого же года в Дидлакене образовался лагерь для русских перемещённых лиц, возвращавшихся на родину из Германии. Возможно, кто-то со злости опять бросил несчастное тело графа в пруд и оно до сих пор покоится на его дне перед возведённой когда-то де ля Кавом церковью? Кто знает?


Комент