Ленинградская или Wallenrodtstrasse

Эта улица проходит параллельно ул. Тельмана и Невского, начинается от Верхнего озера и упирается в ул. Льва Толстого.

Её украшают небольшая площадь-круг, засаженная деревьями, а также дома. Каждый интересен по-своему

Юлия ЯГНЕШКО, фото автора

До войны этот район Кёнигсберга назывался Марауненхоф. В городскую черту он вошёл в начале прошлого века. Пригород отличался природной красотой, на очарование которой посягать не стали: застраивали его виллами на загородный манер — с садиками и клумбами.

Во время войны Марауненхоф пострадал одним из первых. В ночь на 27 августа 1944 года его бомбили ВВС Великобритании.

57-06.jpg

… Завыла сирена, но горожане не спешили в укрытия, полагая, что тревога ложная. А вот когда от разорвавшихся зажигательных бомб вспыхнули пожары, люди побежали к Замковому пруду (сейчас - Верхнее озеро), бросались в прогулочные лодки, чтобы переправиться.

Одна из очевидцев, графиня Шверинская, вспоминала, как лодок не хватало, и тогда люди бросались вплавь. На пруду образовался затор. Плывущих расталкивали с лодок вёслами. Некоторые тонули…

Ещё более сильный удар обрушился на Марауненхоф в ночь на 9 апреля 1945-го, когда гитлеровцев атаковали советские штурмовые отряды 124-го стрелкового корпуса и танки.

Но многие дома на Валленродтштрассе, как называлась улица прежде, уцелели.


Сохранили, и наоборот

Прогулку лучше начинать с северной стороны, от ул. Льва Толстого, двигаясь к озеру. Здесь Ленинградская встречает старым гидрантом, меленькой брусчаткой и остатками бомбоубежища (вход завален старыми ботинками и мусором).

Почти все дома тут ещё немецкие: №48 — большой, крепкий, с полукруглыми слуховыми окошками и старыми яблонями у входа, а №43 ещё старше, с оградой без калитки, но зато сохранились каменные ступени, ведущие от улицы к подъезду.

57-04.jpg

Современные строения стараются не уступать: то интересная крыша, то флюгер из двух слонов (дом №42). Но спорить со стариной всё равно сложно. Чего стоит только крыльцо дома №31 — витые перила, широкие ступени, чтобы было удобно подниматься дамам в пышных юбках.

Здания №№28, 27 и 26 — объекты культурного наследия. При немцах — жилые дома. Как и сейчас. Лишь в доме №27 расположился детский сад №16. (Здание передали ему в 2014-м, присоединив к корпусу на Тельмана, который с января 1948-го работает с детьми с нарушениями слуха.)

Заглянув в дом №25, полюбовались винтовой лестницей (немецкая практичность: до первого этажа каменная, выше — деревянная), остановились у дома №21, до крыши увитого плющом (снять бы с неё ещё ржавую антенну…). И расстроились у дома под №12.

Ещё недавно это было красивое, богато декорированное здание. До 2002-го - детский сад энергетиков. Но его закрыли на ремонт, ремонт не состоялся, здание перешло к Центру развития межличностных коммуникаций, случился пожар… В итоге от романтичного центрального ризалита с портиком входа, как и от круглого эркера с колоннами и террасой со стороны двора, ничего не осталось.

Имени коллекционера

До войны улица носила имя основателя знаменитой библиотеки, графа Мартина фон Валленродта (1570 —1632).

Род его берёт начало от архиепископа Кёльна. Один из потомков стал рыцарем Тевтонского ордена и в конце 15 века прибыл в Пруссию. Оставив службу, женился и обосновался.

57-01.jpg

Правнук этого рыцаря и основал библиотеку. В 1619 году он стал важной персоной - канцлером Прусского герцогства. Ведал канцелярией, архивом, юстицией, полицией, землевладением, церквями и школами. Поэтому и похоронен в Кафедральном соборе.

Памятником Мартину фон Валленродту стала Валленродтская библиотека, точнее её второе собрание. Так как первое, 3 тысячи томов, сгорело во время пожара в доме Мартина вместе с предметами древнего искусства, картинами, коллекцией оружия. Погиб тогда и редчайший манускрипт: предок графа описал своё присутствие на Вселенском соборе католиков (Констанца, 1414 -1418 гг.), по итогам которого осудили учения Яна Гуса и казнили его.

Но канцлер не отчаялся, снова собрал богатую библиотеку и завещал её сыновьям. С условием: сохранят неделимой, пополнят, а, получив с её помощью образование, сделают общественным достоянием.

Город же найдёт для книг место в каменном помещении (боялся нового пожара).

Так и вышло. Библиотеку поместили в Кафедральном соборе, она стала публичной, книгами пользовались профессора, студенты «Альбертины» и другие достойные граждане.

К началу прошлого века собрание насчитывало несколько десятков тысяч редких изданий 15–19 веков, в большинстве - изданных в Кёнигсберге. Было всё: теология и этика, юриспруденция, политика и история, география, точные науки, экономика, природоведение и земледелие, языкознание, медицина, музыка, этнография и др.

Среди этого имелись уникальные экземпляры - с экслибрисом герцога Альбрехта Бранденбургского, записки французского маршала Нея о Наполеоне и очень интересный документ, аккредитив на имя Фридриха Отто фон Грёбена на средства для поездки в Африку, где немцы хотели основать бранденбургскую колонию (!).

Мощные стены собора не уберегли детище Валленродтов. К августу 1944-го там хранились самые ценные книги. И они, в большинстве своём, сгорели после бомбёжки.

Но, рискуя жизнью, некоторые кёнигсбержцы сумели выудить из пламени и спасти редкие экземпляры.

Сегодня библиотека разделена. Большая часть, самая старая, хранится в академии наук России, ещё часть — в БФУ имени Канта, ряд изданий за границей.

Город, которого нет

В советские годы улицу назвали «Ленинградской», в честь города на Неве, колыбели революции.

Петербург под именем «Ленинград» просуществовал с 26 января 1924-го (так переименовали Петроград после кончины Ленина) до 6 сентября 1991-го.

Вопрос о возвращении названия «Санкт-Петербург» решали на референдуме, который прошёл в июне 1991-го. При общей явке 64% за переименование высказалось 54% голосовавших (против — 42 %). И 6 сентября президиум Верховного Совета РСФСР издал Указ «О возвращении городу Ленинграду его исторического названия Санкт-Петербург».

Тогда так торопились отречься от всего советского...

И всё же Ленинград, выдержавший невиданную блокаду фашистов, получивший за мужество и стойкость своих защитников звание Города-Героя, стереть из истории уже не получится.


Комент