Имени Руставели или Lisztstrasse

Улочка находится в Центральном районе, к западу от ул. Брамса. Она невелика — всего 200 метров. Дома – только по чётной стороне. Напротив - ограда зоопарка, за которой деревья да Парковый ручей. И так было с самого основания Листштрассе, как звалась она в Кёнигсберге

Юлия ЯГНЕШКО

За окном — мельница и кузница

Ручей Парковый прежде именовался Хуфенфрайграбен (с нем. - «Хуфенские канавы», потому что проходил по району Хуфен). Он вытекает из Верхнего озера, по пути питая рвы у башни Врангеля, пробираясь под землёй, а, минуя ул. Руставели, пересекает Центральный парк и впадает в Преголю.

33-05.jpg

Сто лет назад жители Листштрассе из своих окон видели на берегу ручья экспонаты этнографического музея — мельницу, кузницу, дома из всех областей Восточной Пруссии (сейчас всё это располагается в польском Ольштынеке).

Высекал огонь

Немцы дали улице имя Ференца Листа (1811 - 1886), композитора, пианиста-виртуоза, обогатившего звучание фортепиано и симфонического оркестра новыми красками.

Этот знаменитый венгр бывал в Кёнигсберге в 1842 году, выступал в городском театре, да так успешно, что его удостоили звания почётного доктора музыки местного университета.

Говорят, Листа вдохновила игра Паганини: услышав его, пианист поклялся овладеть роялем не хуже, чем тот скрипкой.

Ференц всю жизнь сожалел о том, что его отцу, Адаму Листу, не довелось увидеть триумфа сына и читать газет с заголовками: «Ференц Лист - национальная гордость Венгрии». Этот обедневший дворянин, служивший смотрителем княжеской овчарни, и начал учить сына музыке, повёз в Париж, но умер, когда Ференцу исполнилось 16 лет.

Кстати, в консерваторию столицы Франции юноша не поступил: туда не принимали иностранцев. И ему пришлось брать частные уроки.

А через несколько лет он покорил и Париж, и всю Европу, «высекая огонь из людских сердец».

И она указала!

33-02.jpg

Лист много странствовал. Трижды побывал и в России. Его слушали Глинка и Достоевский, а композитор Бородин пришёл в полный восторг. «Жаден и чуток ко всему новому, свежему, жизненному; враг всего условного, ходячего, рутинного», - говорил он о Листе.

Наконец, поселился в тихом немецком Веймаре, чтобы дорабатывать начатые произведения и сочинять новые. Работал капельмейстером при княжеском дворе, руководил оркестром и оперным театром.

Именно тогда из-под его пера вышли «Венгерские рапсодии», соната си минор, 12 симфонических поэм, «Фауст-симфония» и симфония к «Божественной комедии» Данте.

Прожив большую часть жизни заграницей, толком не зная венгерского языка, Лист повторял своё желание: «Хочу, чтобы Венгрия когда-нибудь с гордостью указала на меня».

Так и вышло.

Грёзы о любви

Личная жизнь Листа не сложилась. С первой женой - красавицей графиней Мари д`Агу, которая родила ему детей, они расстались, пережив смерть сына и старшей дочери.

(На утешение отцу осталась младшая дочь Козима, которая впоследствии стала женой композитора Рихарда Вагнера.)

Затем у Листа начался долгий роман с княгиней Каролиной Витгенштейн, которой он посвятил трогательный ноктюрн «Грёзы любви».

14 лет любовники ждали разрешения на развод Каролины с мужем-князем. И вот Ватикан дал добро.

К венчанию церковь украсили цветами и тут письмо: князь отозвал своё согласие на развод…

Она уехала.

Ференц писал ей до самой смерти.

Кругом наследие

Все три здания на улице возвели в начале прошлого века. И все они интересны.

33-04.jpg

33-03.jpg

Дом №2 - немецкий жилой особняк. Не так давно в нём располагался детдом с двусмысленным названием «Гаврош».

(Гаврош – парижский беспризорник из книги «Отверженные» Виктора Гюго, живший воровством и погибший на баррикадах революции.)

Сейчас здание отдали детскому саду №119.

Дом №4 - одно из самых оригинальных зданий в городе: если посмотреть сверху, то его форма напоминает треугольник со срезанными углами.

В одной из его узких граней, обращённых к ручью, расположен шикарный портал главного входа.

Теперь это жилой дом, а вот насчёт довоенного статуса два мнения. То ли респектабельный доходный дом с квартирами повышенной комфортности (согласно адресной книге 1941 года его владельцем был профессор, проживали солидные люди, а на первом этаже работал офис семеноводческой компании «Нордост»), то ли гостиница.

И, наконец, дом №6 - крепкое здание, тоже объект культурного наследия. До войны доходный дом со съёмными квартирами, хозяйка которого проживала в Лондоне.

Любить так царицу!

33-20.jpg

Сегодня улица носит имя грузинского поэта Шоты Руставели, автора поэмы «Витязь в тигровой шкуре», ставшей уникальным историческим источником о государственном устройстве средневековой Грузии, её международных отношениях, жизни народа.

Сведения о поэте скудны. Даже годы жизни точно неизвестны. Но в прологе поэмы, написанной на рубеже 12-13 веков, сказано, что автор родился в Грузии, а фамилия его означает «владетель Руставского поместья». Будто бы учился он в Греции, а затем служил казначеем у грузинской царицы Тамары. И поэму посвятил ей.

Сюжет простой: совершая подвиги во имя своих возлюбленных, переживая разлуку, козни колдуньи и битвы, витязи добиваются счастья.

Вроде ничего крамольного, но, когда в начале 18 века царь Вахтанг VI напечатал книгу, священники принялись её жечь. Как сочинение, противное христианскому смирению и призывающее к свободе.

Ещё считается, что Руставели участвовал в реставрации грузинского монастыря в Иерусалиме. Возможно дал денег. Или просто скрывался там от гонений. Выяснить уже не удастся, но имя его значится в хрониках обители, а на одной из колонн - фреска с его изображением.

Кстати, в одной из келий этого монастыря поэт, безнадёжно влюблённый в царицу Тамару, и окончил свои дни.

Нам же оставил мудрую цитату: «Как вредим себе мы сами, враг вредить нам не решится!» и замечательные строки:

«Наши судьбы, как погода, переменны с каждым днём:

То горит над нами солнце, то гремит над нами гром.

Ныне радость вместо горя в сердце вспыхнула огнём.

Если ж мир приносит радость, для чего грустить о нём?»





Комент