Бородинская или Haarbrücker Strasse

Какой дом Калининграда «протаранил корабль», кого благодарить за возрождение кафедрального собора и как русские побеждают, даже отступая, читайте в экскурсии «Гражданина»

Юлия ЯГНЕШКО

Улица Бородинская находится в Центральном районе, соединяет улицы Дм. Донского и Кутузова.

В немецкий период она звалась «Хаарбрюкерштрассе» и проходила по району Амалиенау.

Сразу после окончания войны, в ноябре 1945 года, по приказу командующего особым военным округом генерала Галицкого её назвали «Третья Диагональная». (Если глянуть на карту, сразу понятно почему.) Но вскоре она получила своё нынешнее имя.

39-06.jpg

Эксклюзивы

В начале прошлого века в Амалиенау шёл эксперимент: группа архитекторов создавала город-сад. Каждую виллу возводили по индивидуальному проекту, обеспечивая электричеством, водо- и газопроводом, канализацией и окружая зеленью.

Причём две трети всех проектов разработал знаменитый Фридрих Хайтманн (по его проекту, например, построена кирха Святого Семейства — нынешняя филармония).

Сегодня эти дома стали объектами культурного наследия нашей области. Рассмотрим некоторые поближе.

Дом №№12-14, доппельвилла (двойная вилла). Построена в 1905-м как раз по проекту Хайтманна сразу для двух хозяев: старшего преподавателя доктора Вайзе и профессора математики доктора Шёнфлисса. Двойное жильё выходило дешевле, сохраняя ощущение собственного дома.

Стиль — модерн, но с барочными элементами. Средняя часть дома «задвинута» во двор, а боковые ризалиты выступают к улице. Главное украшение - остроконечный эркер с миниатюрным балкончиком за кованой оградой, напоминающий нос корабля.

Внизу, в стене фасада можно ещё увидеть раритет — декроттуар (приспособление для очистки обуви от грязи и снега).

39-20.jpg

Дом №13 — бывшая «Вилла Штински», выстроенная в 1906 году для профессора Альберта Штински по проекту архитектора Гершмана. Этот мастер всем стилям предпочитал модернизм: простота, геометрия и никакой лепнины! Но зато в наличии асимметрия и оригинальная разноуровневая черепичная кровля.
С 1947 года в здании работает детская библиотека им. Гайдара, а в 1984 году к нему сделали пристройку.

А в доме №17, где работает детский сад №14, проживал до войны фабрикант Хонкамп. Для него Хайтманн выполнил дом в стиле барокко: вальмовая мансардная крыша, полукруглая пристройка для зимнего сада с расходящейся по сторонам лестницей, изогнутый фронтон с колоннами, дубовая дверь, лепнина.

В подвале находились кухня, котельная, кладовые. На первом этаже - столовая, салон и комнаты. На втором — спальни. Прислуга обитала на чердаке.

Рукописи пахли морем

39-05.jpg

Памятная табличка на стене библиотеки напоминает, что в ней когда-то работал писатель Юрий Иванов (1928–1994). Здесь он писал книгу о Янтарной комнате.

В Кёнигсберг он попал с воинской частью отца, закончил здесь школу, затем поступил в Ленинградский институт физкультуры им. Лесгафта. Отработал по распределению на Камчатке и вернулся в Калининград.

Ходил в море на рыбацком судне, работал в АтлантНИРО, участвовал в поисковых экспедициях, заведовал научным музеем, который сам и создал.

И писал. О море, о людях, покоряющих его, о нашем крае, о Янтарной комнате, о войне. Его книгу «Мы шли под грохот канонады» о блокадном Ленинграде (писатель пережил блокаду мальчишкой) японцы даже рекомендовали для своих школьников.

Юрий Николаевич входил в Союз писателей СССР, возглавлял местную организацию писателей и региональное отделение Российского фонда культуры. Он первым заговорил об истории города до 1945 года, способствовал возрождению Кафедрального собора, приходу «Витязя», воссозданию памятника Канту, открытию музея Брахерта в Отрадном.

Помнят пусть Бородино!

Скорее всего улицу Бородинскую назвали в честь одноимённого сражения, которое состоялось 7 сентября 1812 года.

… Наполеон уже мнил себя хозяином мира. «Осталась одна Россия, но я раздавлю её», - говорил он.

А русские отступали.

39-03.jpg

Вся страна ждала решающего боя, и Кутузов назначил его у села Бородино.

Минуло 5 часов утра. Рассветало. И тут французы ударили по подразделениям Багратиона, превосходя числом и врываясь на наши укрепления. Но всякий раз они были выбиты!

Бой шёл жестокий: Багратион смертельно ранен, генерал Барклай-де-Толли в третий раз меняет убитую под ним лошадь, а батарея Раевского стоит против неприятеля седьмой (!) час, тысячами забирая жизни вражеских кавалеристов.

К вечеру кончилось...

Угрюмый, в полном молчании, под стоны и вопли раненых, Бонапарт объезжает поле боя. Лошадь с трудом выбирает, куда опустить копыто: земля устлана мёртвыми…

(В битве участвовало 255 тысяч человек с обеих сторон. Погибло 102 тысячи. И 47 лучших генералов Наполеона.)

Историк Тарле писал: «Чувство победы решительно никем не ощущалось».

Ведь ни одна из сторон не решила своих задач: Наполеон не разгромил русскую армию, отведя войска на исходные позиции, а Кутузов отступил, не защитив Москву.

«Из всех моих сражений, самое ужасное то, которое я дал под Москвой», — писал французский император позднее.

Каждый из полководцев отнёс поражение на счёт другого.

Но это обескровленной французской армии пришлось в итоге убираться восвояси!

Или всё-таки Бородина?..

На случай, если улицу величают в честь композитора Александра Бородина (1833 — 1887), скажем и о нём.

Он был внебрачным сыном грузинского князя Гедианова от молоденькой дочери офицера. При рождении мальчика записали сыном камердинера по фамилии Бородин. Так он стал крепостным отца (!), маму при посторонних называл тётушкой, а вольную грамоту получил незадолго до смерти папеньки.

В жизни Бородина было две страсти: музыка и химия. И несмотря на то, что он являлся членом знаменитой «Могучей кучки», куда входили Мусоргский, Балакирев, Кюи, Римский-Корсаков, писал концерты и симфонии, делом жизни Александр Порфирьевич считал всё же науку. (Его имя носит описанная им реакция серебряных солей карбоновых кислот с галогенами.)

Что ещё известно о Бородине?

Он получил медицинское образование, но врачом не стал. Зато при его содействии заработали женские врачебно-акушерские курсы. Бородин преподавал ученицам, «выбивал» для них стипендии и работу.

Одно время, работая редактором в журнале «Знание», именно Бородин опубликовал труды Дарвина.

Своих детей не имел, но вместе с женой воспитал четырёх приёмных дочек.

И умер скоропостижно, после весёлой русской пляски: у него остановилось сердце.

А оперу «Князь Игорь», которую Бородин писал 18 лет, пришлось дописывать его друзьям. И она прославила его.


Комент