Ул. Островского (DrumannStraße и JordanStraße)

Улица Островского, связывающая две нынешние магистрали — Гайдара и Невского, - появилась в Кёнигсберге менее сотни лет назад

Татьяна СУХАНОВА, фото автора

Основой современной улицы Островского послужили две коротенькие улочки: Друманнштрассе (примерно от клинического госпиталя Балтфлота и до моста, по которому ходят электрички в Кренц-Зеленоградск) и Йорданштрассе (от этого же самого моста и до Невского).

10-07.jpg

Обе улочки образовались в начале XX века. От довоенной Друманн-штрассе остались на сегодня только три многоквартирных трёхэтажных домика. Они стоят напротив поворота на ул. Герцена. У дома №2 даже сохранился дымоход. Понятно, что жители уже не отапливаются углём, но такая интересная историческая деталь придаёт дому какую-то дополнительную аутентичность, отсылая нас к традициям прошлого.

К трём этим небольшим домикам примыкают достаточно приличные участки, занятые плодовыми садами. Они привлекают внимание не только любителей старины и природы.

По словам жильцов дома №3, лет шесть назад к ним стали приходить люди с предложениями продать свои квартиры, чтобы на месте немецких домов возвести многоэтажку. Случайно или нет, но в марте 2015 года в доме №3 на мансарде случился пожар.

Уже на следующий год горевший дом признали аварийным. Его расселили и теперь готовят к сносу.

Вдохновлённый духом Рима

Но вернёмся к улице. Немцы назвали её в честь Карла Вильгельма Августа Друманна, немецкого историка теологии и философии, археолога, профессора, доктора исторических наук.

В Кёнигсберг он приехал из Саксонии-Анхальт и в 31 год стал в университете адъюнкт-профессором, библиотекарем. В 35 лет получил звание полного профессора и вплоть до своей смерти (в 75-летнем возрасте) читал в Альбертине курс истории древнего мира. Его работа: «История Рима в его переход от республики к монархии, или: Помпей, Цезарь, Цицерон и их современники», изданная в 1834-1844 годах в 6 томах, стала самой важной его научной вехой.

10-06.jpg

В числе известных его студентов значились Георг Войт, Фердинанд Грегоровиус и Карл Нейман. Кстати, дочь Друманна, Матильда, вышла замуж за изобретателя Вернера фон Сименса, основателя известной фирмы Siemens. Но это так, к слову.

Чем ещё отметился в истории Друманн? Своим отношением к переполоху, который произвёл в 1842 году в Кёнигсберге известный пианист Ференц Лист. Он, следуя в Петербург через Кёнигсберг, всего лишь тремя концертами влюбил в себя местную прусскую публику. Да так, что встал вопрос о присвоении ему почётного доктора музыки философского факультета Альбертины. Тема серьёзно обсуждалась даже в сенате. Историк Друманн, имея право вето в сенате, им не воспользовался, заявив на заседании: «Если мы даже химиков удостаиваем степени, то это же можно сделать и с музыкантом». Чем и поставил точку в полемике. Листу в итоге досталось звание почётного доктора, а кёнигсбергские меломаны остались довольны.

И лазарет и госпиталь

Если пешеход вздумает двигаться от начала ул. Островского в её конец, то по левой стороне его взору откроется длинная-длинная кирпичная стена, уходящая куда-то вдаль. За ней, среди высоких деревьев, можно различить силуэт не менее длинного дома.

Это одно из зданий военно-морского клинического госпиталя. А вообще, весь комплекс строений возвели немцы перед войной, в 1935 году, поселив в нём современнейший по тем временам военный лазарет гарнизона «Кёнигсберг». Места под него не пожалели — территория его огромна.

А наш госпиталь развернули здесь с весны 1945 года. И до сих пор в народе по-старинке называют его «госпиталем Саулькина», в честь одного из его начальников подполковника медицинской службы Леонида Михайловича Савулькина.

Надо сказать, что этот госпиталь открыли в тяжёлом 1942 году в городе Серпухов на базе двух городских больниц: имени Семашко и больницы «Красный текстильщик», сформировав хирургический эвакогоспиталь под номером 4866.

Госпиталь действовал в составе 16-й армии (позже переименованной в 11-ю Гвардейскую).

С марта 1943 года по 9 апреля 1945-го личный состав госпиталя прошёл по территории Калининской, Смоленской, Псковской областей, принимал участие в боях за Воронеж, на Курской дуге, в Белоруссии. Бывали случаи, когда медики принимали до 1500 раненых в сутки!

Затем были Литва, Восточная Пруссия штурм Кёнигсберга. Всего за 5 дней (с 6.04. по 10.04. 1945 года) в госпиталь поступило 412 раненых. 80% из них - тяжелораненых с огнестрельными переломами бедра, ранениями коленного и тазобедренного суставов, проникающими ранениями грудной и брюшной полости.

Часть личного состава госпиталя во главе с хирургом Н.И. Третьяковым участвовала затем в медицинском обеспечении боевой операции по овладению Пиллау (Балтийском). Окончание войны госпиталь встретил в Гросс-Линденау (Озерки-Новые). И с мая 1945 года «расквартировался» в Кёнигсберге.

С 1997 года вошёл в состав Балтийского Флота.

Удивительно, но факт: при госпитале, на его территории, со времён окончания войны действовал ведомственный детский сад (№20) для его сотрудников. «Жив» он и до сих пор.

Дым и звук

Отрезок современной ул. Островского, начинающийся от моста, по которому движутся электрички в Зеленоградск, и до ул. Невского, в Кёнигсберге назывался JordanStraße в честь Карла Фридриха Вильгельма Йордана, немецкого писателя (1819-1904).

Он родился в Инстербурге (Черняховск), отучился в Кёнигсбергском университете и перебрался в Берлин. Высказывался за закрепление за Германией польских земель, которые принадлежали ей когда-то в прошлом. За что на него нападал с критикой Карл Маркс. Речь Йордана он назвал «немного затасканной беллетристической пышностью, немного аффектированным презрением к миру, - которое у Гегеля было смелостью, а у г-на Йордана - дешёвое, плоское дурачество, - короче говоря, немного колокола и пушки, «дым и звук», облечённые в фразы дурного стиля, и, вдобавок, невероятная путаница и невежество в том, что касается самых обыкновенных исторических отношений».

Сочинял Йордан поэмы, романы, драмы, переводил Шекспира и народные литовские песни на немецкий язык.

Что же касается нашей ул. Островского, то её переименовали в 1946 году в честь Александра Николаевича Островского, русского драматурга, реформатора русского театра.


Комент