Мистерия трёх посёлков Правдинского района

Галина ЛОГАЧЁВА, фото автора

Курортное

Всего 70 километров от окружной дороги областного центра — и вот мы в населённом пункте под названием Курортное Правдинского района. Очень, кстати, занимательный посёлочек. Тут, на холме, обросшем деревьями, таится тевтонский замок XIV века. С его руин открывается потрясающий вид на реку Лаву.

Охрана замку обеспечена

Дорога к крепости пролегает, как и положено по сценарию, через препятствия. Узкая грунтовка (две машины ни в жизнь не разъедутся) тянется вверх под углом не менее сорока пяти градусов, да ещё в одном месте по верху перегорожена стволом дерева. Просто дикие края, суровое Средневековье какое-то, да и только…

53-_09.jpg

Однако и в этой глуши обитают живые души. Едва забрались на холм и остановились перед руинами надвратной башни, как нам навстречу, заливисто лая, выскочил щенок в сопровождении котёнка. Эти два стражника крепости незамедлительно потребовали от нас ласки. Щенок завалился на спинку, подставив животик, а котёнок принялся боками и мордочкой тереться об ноги.

Был ещё и третий сторож. Рыжий кот. Он спал в кустах.

Оглядевшись на холме, замечаем остатки крепостной стены и внутренний дворик, выложенный диким камнем, — как напоминание о прежнем величии и мощи замка.

53-_08.jpg

Холм Капостете

Эти камни — свидетели далёких событий — и романтических и жестоких. Они видели ярость древних литвинов, являвшихся из далёкого Городеня (Гродно) и бравших крепость штурмом. И железную поступь братьев-рыцарей, оглашавших округу своими горнами, и звон копыт их закованных в броню боевых лошадей.

53-_07.jpg

Но изначально крепость служила пруссам и называлась Капостете. Именно пруссы насыпали холм и соорудили на его вершине деревянно-земляное укрепление. Здесь они укрывались от опасностей, блюли свои языческие обряды.

Их далеко не сладкая, но всё-таки достаточно стабильная жизнь кончилась, когда в XIII веке в прусские земли вторглось войско военно-монашеского Тевтонского ордена.

53-_06.jpg

Разорив округу и истребив, в первую очередь, мужское население, крестоносцы на месте укрепления Капостете возвели свою крепость, переименовав её в Гросс Вонсдорф.

Однако древние литовцы-язычники, которым пришёлся не по вкусу новый агрессивный и опытный в военном отношении сосед, штурмовали замок. Причём, дважды — в 1319 и 1347 годах. И оба раза удачно.

Но упрямые немцы восстанавливали крепость снова и снова.

После разгрома Тевтонского ордена под Грюндвальдом в 1410 году, Гросс Вонсдорф переходил из рук в руки, пока в 1688 году не стал частью поместья рода фон Шрёттеров.

И здесь, в замке Гросс Вонсдорф, в семье родились два выдающихся Шрёттера. Карл Вильгельм (1748-1819), с 1803 года канцлер Пруссии, и Фридрих Леопольд (1743-1815), министр провинций Пруссии, член государственного совета.

Оба — образованные, интересные в общении. Поэтому в их друзьях числились такие выдающиеся личности как философ Иммануил Кант, бургомистр Кёнигсберга Теодор Гиппель, писатель Краус Гаманн. Не исключено, что эти люди достаточно часто наведывались в Гросс Вонсдорф, чтобы приятно провести здесь время, к тому же в столь живописных местах.

К сожалению, потомки выдающихся Шрёттеров не отличались широтой взглядов и блестящей образованностью. При них замок много раз горел, а потом и вовсе пошёл на кирпич. Причём, разбирались даже фундаменты. Уцелела лишь надвратная башня, да кое-где крепостная стена.

«Башня Канта»

«Кант на протяжении двадцати лет гостил у Шрёттеров, - говорит Владимир, который приглядывает сейчас за руинами Гросс Вонсдорфа и вместе с нами взобрался на крепостную стену, чтобы осмотреть территорию замка сверху. - Эта надвратная башня (показывает в направлении башни) помнит его, видела и все постройки замка. А вот там, справа от башни, шумел парк, сад, располагались оранжереи уже «поздних» Шрёттеров. Эти ребята отличались прагматичностью — даже подвалов от замковых построек не оставили — всё разобрали на стройматериалы. Орденские, с клеймами, кирпичи, а ещё валуны в конце девятнадцатого века пошли на постройку их конюшен и господского дома (об этом ниже, - авт.). Шрёттеры разводили племенных жеребцов тракененской породы. Поставляли их прусскому управлению коневодства».

Здешние камни видели и русских в Первую мировую. Так, в августе 1914 года, подразделения 1-й русской армии несколько раз останавливались в Гросс Вонсдорфе на отдых.

Последние владельцы имения покинули его в январе 1945-го, когда к их родовому гнезду уже подкатывалась Вторая мировая.

«Самой младшей из Шрёттеров, родившихся в Гросс Вонсдорфе, значится баронесса Фрида фон Шрёттер (в замужестве графиня Ольденбургская), - рассказывает Владимир. - Она побывала на здешних руинах и на месте разорённого фамильного склепа в начале 1990-х,
всплакнула, вспоминая рассказы своих предков об имении. И больше мы о ней ничего не слышали. Зато сюда как-то наведались два старичка. Они с удовольствием разглядывали надвратную башню, «башню Канта», как местные её прозвали, а потом с восторгом мне похвалялись, как они её разоряли в конце сороковых прошлого века. Трактором подцепили крышу — и дёрнули! Крыша — всмятку! Вы бы видели, как светились от ликования их глаза!»

Всё в руках Божьих

Тот самый господский дом и конюшни, на которые пошли кирпичи орденского замка XIII века, — целы. (Пока.) Всё это богатство располагается у подножия холма. В настоящее время дом и конюшня, кстати, совершенно не пострадавшие во время двух мировых войн, переданы в частные руки.

53-_11.jpg

В господском доме гуляет ветер, хотя постановлением правительства Калининградской области здание усадьбы и получило статус объекта культурного наследия местного (муниципального) значения.

«Магнит» для экстремалов

Недействующая электростанция в Курортном (ГЭС-4) - место красивое и интересное. Но, как и многое в нашей области, постепенно разрушается.

Добротное здание ГЭС из красного кирпича стоит на пригорке на бетонном основании, поэтому его видно издалека. Слева от него две большие арки с водопадами. К ГЭС с основной дороги ведёт грунтовка, заканчивающаяся запертыми воротами — электростанция всё же охраняется, хотя оборудование давно демонтировано и увезено в неизвестном направлении.

К нам подходит сторож и интересуется целью нашего визита. После чего у нас складывается впечатление, что ГЭС-4 всё же используется, но уже не по прямому назначению – а как своеобразная база для развлечения экстремалов.

53-_10.jpg

Такое предположение как бы подтверждает и тот факт, что напротив ГЭС, на берегу реки Лавы, стоит памятник погибшему дайверу. На мемориальной табличке написано: «27.07.2007 года здесь трагически погиб мастер спорта, многократный чемпион области, вице-чемпион России по подводной охоте Игорь Будаков».

Но, о ГЭС-4. Она строилась в 20-е годы прошлого века. Работала до самого конца Второй мировой войны. Потом её закрыли и законсервировали. А вообще на Лаве шесть электростанций: четыре на польской территории и две на нашей (ГЭС-3 в Правдинске, а также ГЭС-4 в Курортном - не действует). Все вместе они составляют Лавинский гидрокаскад.

Поречье

Посёлок Поречье (у немцев Алленау) находится всего в двух километрах к юго-востоку от Правдинска. В принципе, он - обычный. Однако, не совсем.

53-_04.jpg

Своим существованием Алленау обязан великому магистру Тевтонского ордена Ульриху фон Юнгингену, тому самому, который командовал тевтонами в битве под Грюндвальдом (рядом с современным Ольштыном) и довёл их там до катастрофического, эпохального поражения. В сражении пали почти все рыцари. Крах был до такой степени грандиозным, что немецкий Орден уже не смог потом встать на ноги. В результате Орден лишился значительной части своих земель, признал Польшу своим сюзереном и отказался от претензий на города Ганзейского договора.

Сам же Ульрих фон Юнгинген в битве под Грюндвальдом погиб, сойдясь в единоборстве с ханом Джелаледдином, сыном хана Тохтамыша. Это произошло 15 июля 1410 года.

53-_03.jpg

Но вернёмся к поселению Алленау. По убеждению великого магистра, его развитие просто невозможно представить без духовного окормления. Поэтому в начале XV века по его приказу здесь построили кирху, причём, огромную. Примерно такую, как кафедральный собор в Кёнигсберге. Фундамент её боковых стен и башни выложили из валунов, внутри расписали фресками.

Кирха благополучно простояла 550 лет, но пострадала во время боёв Второй мировой войны. 27 января 1945 года, когда Алленау штурмовали советские войска, восточный её фронтон пробил снаряд. В послевоенные годы в здании размещали склад. В 2003 году фронтон и часть крыши обрушились.

Кирха эта хорошо просматривается с дороги. Многие путешествующие на машине, скажем, в Крылово или Железнодорожный, поражённые её размерами, останавливаются и выходят, чтобы осмотреть здание.

Оно красиво возвышается над 1-2-этажными немецкими домиками, окружёнными купами деревьев. Над башней кирхи черепичная крыша сохранилась, но остальная, «бескрышная», часть здания во власти дождей и ветров.

На внутренних стенах кое-где ещё можно различить древние фрески: чёрные лапчатые кресты, помещённые в красный круг, — символ вечности и бесконечности Вселенной. А вот орнаменты сохранились хуже. На полу каким-то чудом уцелело и плиточное покрытие. Сохранился пока на вершине башни и флюгер и железный крест, напоминающий о том, что когда-то это здание принадлежало лютеранской общине.

Филипповка

До войны посёлок именовался Доммелькайм. Его взяли утром 30 января 1945 года части 5-й армии под командованием генерал-полковника Николая Крылова. При этом погибли более двухсот наших бойцов.

Памятник им установили в 1951 году. Он представляет собой остроконечный пятиметровый обелиск из бетона со скульптурой воина высотой в два метра, держащего в поднятой правой руке автомат.

По бокам постамента четыре мемориальных плиты на бетонном парапете в виде траурной драпировки, ниспадающей со столбов.

Не хочется морализировать, но всё же, если вдуматься, как в военном отношении была подготовлена и оснащена Восточная Пруссия, что даже такой крошечный посёлочек как Доммелькайм дался такой кровью наших солдат!

Мир их душам!

53-_05.jpg


Комент