У маленького болота (Правдинский район)

Мозырь

Первый раз я побывала в посёлке Мозырь Правдинского района лет десять назад. Приехала по жалобе: тамошние жители, уставшие от затяжной безнадёги, «докричались» до калининградской газеты.

Помню, на улице мороз градусов 10, январь, ветер, влажность большая. Как вышла из машины – и сразу промёрзла до костей.

56-09.jpg

Вдруг вижу: из мозырьской начальной школы выбегает раздетая девчушка лет семи и скрывается за углом здания. На мои окрики: «Куда? А ну, вернись!» она даже не реагирует. «Ученики привыкли раздетыми в туалет бегать», - объяснила её поведение сопровождающая нас, журналистов, Тамара Кевлич, тогдашняя глава Мозырьского сельского поселения.

Пошли мы осматривать детский уличный сортир. Печальное, скажу я вам, зрелище. Дождавшись, пока иссякнет к нему очередь из раздетых малышей, заглянули внутрь.

Поразила дырка в полу с толстым слоем желтоватого льда по её окружности. Запросто может нырнуть в дырку, не удержавшись, детская ножка. Просто ужас!

Поэтому в сегодняшнюю свою, уже «краеведческую» поездку, первым делом нахожу начальную школу (она, кстати, в здании кирхи) и обхожу её кругом. Убеждаюсь, что уличный туалет хоть и цел, но наглухо заколочен.

- Добились, установили туалет в здании школы лет уж как пять назад, - говорит мне нынешний начальник Мозырьского отдела администрации Валерий Белорусский.

А колокола толкнули литовцам

Осматриваем кирху, в которую, как я уже сказала, поселили начальную школу.

Кирха добротна и величава. За 75 послевоенных лет её так и не сумели радикально изуродовать. Хотя и приспосабливали под спортзал, и сбоку лепили пристройку, и высокую покатую крышу разобрали, нахлобучив взамен плоскую. А вообще её разорение началось с продажи башенных колоколов литовцам.

Тем не менее лютеранская кирха по-прежнему — главная достопримечательность Мозыря.

56-07.jpg

Ускользающий вдаль мир

Кстати, местные называют Мозырь «маленькой Белоруссией». А почему? А потому, что первые переселенцы приехали сюда в далёком 1946 году из Белоруссии. Они же и дали посёлочку привычное для своего уха название.

У немцев же Мозырь именовался Кляйн Гни («Klein Gnie»), что переводится как «малое болотце».

Глухое это местечко впервые упомянуто в документах, относящихся к 1567 году. Считалось оно настоящим буреломом, медвежьим углом Пруссии, пока не заинтересовался им некий инспектор Карол Гутцей. В 1823 году он выкупил здешнюю землю за 30 тысяч талеров и возвёл в этом сумеречном месте усадьбу, которую облепили впоследствии домики прислуги.

56-11.jpg

Не прошло и полстолетия после такого события как Кляйн Гни распрощался с дремотной жизнью. В 1871 году через посёлок проложили железнодорожную ветку «Инстербург (Черняховск) – Гердауэн (Железнодорожный). Тогда же и заработали здесь кирпичный завод, кузница, мельница, школа, гостиница.

56-12.jpg

Кстати, первые наши переселенцы застали и перрон и здание вокзала в идеальном состоянии. Но больше всего их поразили часы, украшавшие вокзал. Мало того, что они отсчитывали секунды и минуты с немецкой точностью (вплоть до нашего времени, - авт.), так ещё на пластине с циферблатом имелась красивая фирменная надпись: «Klein Gnie».

История умалчивает, как три года назад, под мелким предрассветным дождём, заветные часы Кляйн Гни стащили со стены невзрачные особи мужского пола. Пропажа, однако, как пишут в некоторых СМИ, обнаружилась только недавно в одном из краеведческих музеев области (вроде бы в Гусевском).

А мы обследуем сам вокзал, выполненный из жёлтого клинкерного кирпича. Он, несмотря на столетний возраст, по-прежнему прочен, удобен, функционален и даже франтоват. (Представьте, даже целы лепнина и орнаменты.) Похож на печального, но всё ещё представительного старца, повидавшего на своём веку многое и многих.

Сейчас окна вокзала заколочены (кое-где выбиты), внутри кавардак. Поезда на станции Мозырь давно не останавливаются, а значит, и перрон и вокзал не нужны.

Только проносятся длинные-предлинные товарные составы с закрытыми вагонами. Один такой, отчаянно гудя мне «благим матом», промчался мимо, сердито стуча колёсами. Видно, машинист вспылил, узрев меня, стоящую слишком близко к его колее.

Ухожу, ухожу…

Обхожу вокзал. С тыльной его стороны к зданию примыкает плац, выложенный диким камнем. Видимо, он задумывался для торжественных проводов и встреч, а также для стоянки дворянских дрожек и крестьянских телег. Ищу глазами железнодорожную водонапорную башню. Она должна находиться поблизости. Справляюсь о ней проходящего мимо селянина. Тот указывает на красную квадратную вышку. И почему-то прибавляет: «Но там качалку и всё остальное давно поснимали».

Ой, держите меня семеро! Кто бы сомневался!

Однако не всё содрали. Кое-что всё же пока уцелело. Например, механическое водомерное устройство. Немецкое ещё. Оно вмонтировано во внешнюю, юго-западную стену башни, и представляет собой шкалу со стрелкой.

Сражались за Родину

Рядом с вокзалом есть ещё одно примечательное место. Это братская могила советских воинов, которые брали Кляйн Гни 26 января 1945 года, воюя в частях и соединениях 28-й армии. Захоронено более 140 красноармейцев.

56-10.jpg

К слову, в Мозыре остался на сегодня один-единственный участник Великой Отечественной войны. Это Иван Семёнович Малышев. К его дому, который стоит на выезде из посёлка, прикреплена памятная табличка.

56-13.jpg

Девятилетка

Школе в Кляйн Гни (ныне Мозырьской) более сотни лет. Удивительно, но её здание и сейчас используется по прямому своему назначению (только для средних и старших классов). Однако, к сожалению, существует школа в урезанном виде — как девятилетка.

«В этом году мы выпустили всего 12 человек, - печалится начальник Мозырьского отдела администрации Валерий Белорусский. - Кто способен учиться дальше, тот ездит в Дружбу или Крылово — там в школах дают полное среднее образование, 11 классов.

56-08.jpg

А вообще уголок наш в смысле логистики не очень удобный и выгодный. Но будем надеяться, что положение поправится: к нам пришли сейчас три крупных (по нашим меркам) производителя: крестьянско-фермерское зерновое хозяйство «Аргумент», «МирАторг» и ООО «Новое поле» (производство сельхозкультур)».

Перевалово (Мульдшен)

В восьми километрах от Мозыря в сторону Знаменска находится ещё одно «запечье» Правдинского района. Это посёлочек под названием Перевалово.

Так бы мы и проскочили через него, но заприметили у самой дороги, пересекающей это малообитаемое место, кирху, да тёмный, заросший травой памятник возле неё.

56-05.jpg

Забегая вперёд, скажу, что пока я ходила, осматривала памятник и кирху, по тракту не проехала ни одна машина! Ни в одну, ни в другую сторону.

Итак, иду к обелиску по тропке, огороженной по бокам невысокими столбиками с цепью. (Ещё лет пять назад эта тропка была дорожкой из тротуарной плитки, но сейчас заросла.) Это памятник погибшим в годы Первой мировой войны 1914-1918 гг.

Монумент, установленный в 20-е годы прошлого столетия и представляющий собой изящно выгнутую бетонную стену, выглядит уныло. Мемориальные плиты с фамилиями утрачены.

Что же касается церкви, то она, как пишут историки, действовала в Мульдшене с XVI века. Сначала деревянная, а с 1808 года — каменная.

В ходе боев Второй мировой войны кирха не пострадала, в советские годы её использовали в качестве складского помещения.

56-06.jpg

Сейчас кирха пребывает в весьма плачевном состоянии: перекрытия крыши прогнили, кое-где черепица осыпается, внутри - помойка.

К слову, как только наша машина остановилась в Мульдшене (Перевалово), из дома, что напротив памятника, вышел опечаленный мужчина и сел у забора, повесив голову чуть ли не до колен, видимо, переполненную тяжёлыми мыслями. И так он всё сидел, пока мы не уехали, как бы в оцепенении. Такая здесь, видимо, хандра-депрессия, что не хочется ни шевелиться, ни разговаривать.


Комент