Военврач

В октябре 1944-го наши войска с боями прорывались по Литве к границам Восточной Пруссии. Наши артиллеристы попали в танковую засаду немцев. И фронтовой медпункт старшего врача полка Семенцова оказался в центре боевых порядков...

Юлия ЯГНЕШКО

24-_06.jpg

Иван Семенцов родился на Украине в 1921 году, в небольшом селе Пески Харьковской области. Отец его, Яков Ефремович, крестьянствовал, жил, как говорили тогда, крепко.

И дружил с батюшкой, которого часто приглашал на воскресный обед. Так было и на Пасху 1928-го.

- Яша, собирай семью и уезжай, - прощаясь в тот день, сказал вдруг священник. - Тебя хотят раскулачить...

Как он узнал об этом и избежал ли террора сам, неизвестно. Но Семенцовых спас.

Они перебрались под Оренбург, в посёлок Карповка. Там отец начал жизнь с чистого листа, вспомнив свою военную специальность: когда служил в царской армии, закончил фельдшерскую школу, мог лечить колотые и рваные раны, владел малой хирургией.

Купил лошадь, повозку и стал объезжать окрестные деревеньки со своим медицинским чемоданчиком. В семье и сейчас хранится тетрадь с его рецептами, выведенными каллиграфическим почерком.

Да жили спокойно недолго. В посёлок Карповка однажды тоже пришла разнарядка на раскулачивание...

И вот стали рядить — кого?

24-.jpg

- Давайте раскулачим Якова Ефремовича, - подняла руку на собрании одна сознательная колхозница. И аргументировала: - У него есть лошадь.

Но тут номер не прошёл. Не захотели люди лишаться единственного лекаря.

Ваня же учился в школе, а летом работал в колхозе учеником плотника, делал ясли для скота. Отец через день звал плотника-немца на обед, чтобы мастер обучил мальчика не только делу, но и своему языку.

Когда Иван закончил школу и поехал поступать в Куйбышевскую военно-медицинскую академию, язык очень пригодился. Только пришлось подправить документы — приписать год. Почему-то на учёбу туда брали тогда только с 19 лет.

Так в 1939 году Ваня Семенцов стал слушателем академии. В 1942-м продолжил обучение на военном факультете 2-го Московского мединститута, был отличником.

И как лучший студент летом 1943-го после сдачи госэкзаменов получил право выбрать себе распределение... на любой фронт.

Он выбрал Южный, бывший Сталинградский.

Достоин награды

«Я сначала служил младшим, а позднее старшим врачом 22-го артиллерийского Евпаторийского Краснознамённого полка 3-й гвардейской стрелковой Волновахской Краснознамённой дивизии, - говорит ветеран. - Служба обычная для медика. Как писали в документах - возвращал раненых в строй, а также проводил профилактику, чем препятствовал распространению эпидемий и сохранял бойцов для сражений. А ещё помогал им справляться вроде с незначительной, но такой серьёзной проблемой на фронте — с потёртостями ног».

24-_03.jpg

Молодые ребята к сапогам не привыкли. Неправильно наматывали портянки. Ноги высушить негде и некогда. Вот и мозоли. А с ними — ни до марша ни до атаки.

В июле 1944 года дивизия участвовала в Шяуляйской, а в октябре — в Мемельской наступательных операциях.

«Нам было очень приятно, когда несколько лет назад на сайте «Подвиг народа» мы нашли наградной лист нашего дедушки, - говорит Наталия, внучка Ивана Яковлевича, которая стала настоящим биографом ветерана. - Там описан подвиг, за который комполка гвардии подполковник Бойко представил деда к ордену Красной Звезды».

... Шли бои за освобождение Советской Литвы. Гитлеровцы сражались всё ожесточённее. И вот у местечка Крожи (скорее всего это городок Кражяй, на линии между Шяуляем и Советском, - авт.) 7 октября 1944 года артиллеристы Волновахской дивизии угодили в танковую засаду...

Тогда гвардии капитан Семенцов лично и вытащил из-под обстрела и эвакуировал в тыл раненых - офицера, сержанта и нескольких рядовых.

Во время активных наступательных боёв полковой медпункт ещё не раз оказывался в центре боевых порядков. И Иван снова рисковал жизнью. Но повезло: за всю войну - ни ранения ни контузии.

Убит Черняховский...

В декабре дивизия вошла в состав 3-го Белорусского фронта, а в январе 1945 года начала боевые действия в ходе Восточно-Прусской стратегической операции, подбираясь к Кёнигсбергу с юго-запада.

Полк шёл маршем по Польше, когда на дороге колонну обогнала легковушка. Ехал в ней командующий фронтом, генерал армии Черняховский. Это было как раз 18 февраля в районе Мельзак, в настоящее время — Пененжно.

А через десять минут в его машину угодил шальной немецкий снаряд...

Победа! Но спирт на учёте

Штурм Кёнигсберга начался с долгой артиллерийской подготовки, в которой участвовал и полк Ивана Яковлевича. Ровно в полдень крепость атаковали штурмовые отряды, и солдаты одну за другой преодолели все три линии обороны немецкого гарнизона, который ощетинился пушками, самоходками, пулемётами, фаустпатронами.

Вспоминать это трудно — раненые, раненые, снова раненые... И сколько смертей...

Не успели отпраздновать взятие цитадели, пришёл приказ следовать на Пиллау (Балтийск). Оттуда ещё пытались бежать в материковую часть Германии остатки разбитых немецких подразделений.

А победу Иван Семенцов с товарищами встретил в Фишхаузене (сегодня это Приморск), который заняли ещё 17 апреля 1945 года. И вспоминает, что отметить как полагается, за стопочкой, не получилось.

«Спирт у нас состоял на строгом учёте», - объясняет ветеран.

А тёща против

24-_05.jpg

После войны Иван остался военным медиком. Служил сначала на Курилах, потом несколько лет в Гусеве, Советске, Калининграде, а затем — в Германии.

И всегда рядом находилась его Валентина.

Они познакомились в 1946 году, когда молодого капитана, фронтовика, отправили в Опочку.

Встретив такую красавицу, пройти мимо Иван просто не мог. Позвал замуж. Валя согласилась, но будущая тёща приняла не сразу. Ведь после войны всякое случалось. Невест полно, а женихи наперечёт. Мало ли? Увезёт куда и бросит.

У женщины и так горя хватало — муж погиб, дочерей еле сберегла.

... В 1941 году в Опочку, где Валя жила с сестрой и мамой, пришли немцы. Началась оккупация. И всё это время об отце, который ушёл на фронт, они ничего не знали. (А он погиб в самом конце войны.)

И вот фашисты принялись угонять людей в Германию. В семейном альбоме есть трагическая фотография: Валя держит перед собой чёрную табличку с порядковым номером, написанным мелом. Это её личный номер. Такие же были и у сестры Антонины и у мамы. Фашисты присвоили.

Под этими номерами их и привезли в эшелоне в немецкий город Альштедт. Там женщины работали на фабрике до Победы, а потом их репатриировали на Родину...

И вдруг дочери снова надо ехать неизвестно куда! И неизвестно с кем! Мама долго присматривалась к Ивану, но потом всё-таки отдала Валентину замуж. И не ошиблась.

* * *

После выхода в запас в 1971 году Иван Яковлевич работал в Калининградском областном противотуберкулёзном диспансере. Места работы больше не менял и на пенсию ушёл в 86 (!) лет.

Коллеги уважали его за точные диагнозы, за мудрые советы, за то, что одержим работой. И ещё называли летописцем. Потому что Семенцов написал большую работу о развитии противотуберкулёзной службы нашей области. Тут вся её история - с первого диспансера, который развернули в уцелевшем здании бывшего монастыря и больницы на Кирпичной, 7, с тех дней, когда на 300 тысяч населения края насчитывалось всего 45 специалистов по лечению этой болезни.

И всё же, помимо Дня медработника, любимый праздник гвардии полковника медицинской службы в отставке Семенцова - День Победы. Который ему не забыть.


Комент