Посёлки Гвардейского района: история и современность

Продолжаем знакомить наших читателей с историческими местами Гвардейского района. Сегодня у нас поездки в Комсомольск, Берёзовку, Красный Бор и Большую Поляну

Комсомольск или Лёвенхаген

Посёлок Комсомольск (бывший Лёвенхаген) находится в 12-13 км от калининградской окружной. Он вытянут вдоль шоссе, и все его достопримечательности видны прямо с дороги. Ну, или почти все.

Здесь прервали путь на Кёнигсберг

33_03.jpg

Трёхметровый крест из гранитных блоков — в память о жертвах Первой мировой (в основном немецким пехотинцам, погибшим в районе Лёвенхагена) с дороги не виден. Надо свернуть на грунтовку, восходящую на пригорок, к кладбищу. И уже там, посреди могил, его можно заметить.

Он в прекрасном состоянии, хотя установили его ещё в 1920-е годы и с тех пор ни одна рука ни одного строителя к нему не прикасалась. На одной из сторон памятника всё ещё просматривается надпись: «Unseren gefallenen Нelden zur Eher 1914-1918» (Нашим погибшим героям), на другой стороне выбито: «Unbestgt und unvergessen» (… и не забыты).

29 августа 1914 года за железнодорожную станцию Лёвенхаген, где залегала немецкая пехота, шли тяжёлые бои. Как впоследствии оказалось, - Лёвенхаген стал ближайшим населённым пунктом на пути к Кёнигсбергу, к которому вплотную подобралась в Первую мировую русская армия — до столицы Восточной Пруссии оставалось всего лишь километров 10-15... И именно отсюда начался наш откат к литовской границе.

Они приближали штурм

Лёвенхаген взяли воины 3-го Белорусского фронта 25 января 1945 года. Во время штурма Кёнигсберга из Лёвенхагена и Гутенфельда (ныне посёлок Луговое в Гурьевском районе) вели огонь пять батарей, поддерживая нашу пехоту и танки.

33.jpg

Здесь, в окрестностях Комсомольска, погибли более 200 советских воинов. Они покоятся в братской могиле, которая хорошо видна с дороги. Мемориал ухожен. Напротив него хорошая стоянка для машин, от неё к могиле сделан нормальный переход.

Такой санинструктор

У шоссе на фоне местного ДК стоит памятник гвардии старшине медицинской службы Елене Ковальчук. Он едва виден сейчас из-за разросшихся кустов. К нему ведут с двух сторон ступеньки. Раскрошенные, выщербленные. Табличка на памятнике гласит: «Елена Ковальчук». Всё. Больше никакой информации. Кто это? Почему здесь?

Стало обидно за эту легендарную женщину. Отчаянную, смелую. Она ведь записалась добровольцем на фронт уже 23 июня 1941-го. Четыре раза была ранена. За мужество и отвагу награждалась орденами Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны I степени, Красной Звезды и несколькими медалями.

33_02.jpg

Автору этих строк вообще повезло: мне довелось общаться с подругой Ковальчук, Зоей Лукьяненко, тоже медицинской сестрой, тоже вынесшей с поля боя сотни наших раненых бойцов.

«Рвутся мины, снаряды, пикируют немецкие самолёты, вьюга, минус тридцать градусов (в 1941-м зима была суровая), а мы, санитары, не думая о себе, где ползком, где бегом спешим на зов раненого, - вспоминала Зоя Гавриловна Лукьяненко о битве под Москвой. - Перевяжешь, взвалишь на плащ-палатку или на плечи, и несёшь в укрытие. А немец по нам стреляет. Иной раз притащишь раненого, а он мёртв. И заплачешь: жаль и погибшего, и себя, что столько сил потрачено зря! Бывало, некоторые просили: «Оставь меня, девочка, я всё равно умру!» И, действительно, умирали. Однажды я посчитала, сколько за день вынесла раненых, получилось 27 человек!

Под Москвой, прямо на поле боя, мы с Леной Ковальчук и познакомились. Ползли к одному и тому же раненому. После узнали друг друга лучше. Подружились. Она отчаянная была. Случалось, что сама поднимала солдат в атаку. Бойцы её очень любили и слушались».

А погибла Лена Ковальчук в Литве 15 июля 1944 года у города Алитус. Зоя Гавриловна вспоминала как это случилось:

«Через Неман мы переправлялись кто как мог, под страшным обстрелом, неся тяжёлые потери. Под утро вода в реке стала розовой от крови. Если бы я сама этого не видела, то, может, и не поверила, что такое возможно. В какую сторону реки не посмотришь - везде трупы. А в ночь на 9 июля 1944 года сделали перекидной мост в районе литовского города Алитус и по нему перешли на другую сторону наши танки.

После переправы завязалось танковое сражение. Командира 171-го стрелкового полка Гавриила Александровича Емельянова ранило, но он всё равно не покидал поле боя. Обессиленного от потери крови командира Елена Ковальчук оттащила в воронку, где находились раненые.

И тут немецкие танки пошли в атаку. Один из них прямой наводкой выстрелил в раненых и в санинструктора - и все, кто находился в укрытии, погибли».

Когда плацдарм отбили, 20-летнюю Зою Лукьяненко, так как она хорошо знала и Лену, и Емельянова, отправили опознавать их останки. Тело Емельянова она опознала сразу. А вот с Леной была беда. Нашла только одну её ногу.

Потом всю свою оставшуюся жизнь Зоя Гавриловна мучилась мыслью: а вдруг Лена досталась немцам ещё живой? И они терзали её?..

А что касается Комсомольска (Лёвенхагена), то Елена Ковальчук там никогда не была. И почему там памятник в её честь в таком плачевном состоянии — непонятно.

«Этот обелиск Ковальчук, конечно же, уберут на кладбище, - говорит мне жительница Комсомольска, представившаяся Тамарой. - Дело в том, что наш ДК передают какому-то приходу, и на его территории памятник вообще ни к чему».

Ну что ещё сказать? В Калининграде на мемориале 1200 гвардейцам есть обелиск отважной медсестре Елене Ковальчук, также в нашем городе есть и улица, названная в её честь (с торца на улицу выходит магазин «Спутник»).

Берёзовка или Гросс Оттенхаген

В пяти километрах от Комсомольска находится посёлок Берёзовка (у немцев гросс Оттенхаген). Этому поселению более тысячи лет. Здесь обнаружен могильник II-V веков н.э., где нашли римские монеты, женские украшения и др.

Ходы в никуда

33_08.jpg

Главной достопримечательностью посёлка пока остаётся кирха, построенная в 1314 году, во времена Тевтонского ордена.

«Под ней такие мощные подвалы! - делится со мной информацией местная жительница Елена. - Ходы, конечно, засыпаны. Кое-где ещё остались немецкие надгробия, датированные 1880-ми годами».

Подступиться к кирхе невозможно: и снаружи и внутри она заросла бузиной, ежевикой и крапивой.








Такие они, озёрские депутаты

33_04.jpg

Гросс Оттенхаген бойцы Красной Армии отвоевали большой кровью. Одна только 43-я гвардейская отдельная танковая Верхнеднепровская бригада 25 января 1945 года потеряла здесь 26 тяжёлых танков и самоходных установок.

В братской могиле посёлка Берёзовка покоится прах более 350 воинов: одни погибли, другие умерли от ран в полевом подвижном госпитале.

Памятный знак перед мемориалом гласит, что ремонтные работы на могиле проведены к 9 мая 1987 года на средства озерковского машиностроительного завода по Памятный знак перед мемориалом гласит, что ремонтные работы на могиле проведены к 9 мая 1987 года на средства озерковского машиностроительного завода по Красный Бор или Штаркенберг

Посёлок примерно в 7 километрах от Берёзовки. Это старинное поселение, сначала прусское, а после завоевания Пруссии рыцарями тевтонского ордена, - немецкое. Впервые упоминается в документах 14 века. На сегодня в красном бору проживают всего 11 человек.


33_05.jpg

Кирха в Starkenberg

Дорожку к руинам древней кирхи, кстати, имеющей статус объекта культурного наследия регионального значения, мне преградил мужчина: «Это частная территория! Что вам здесь нужно?»

Однако всё же пропустил. Разговорились.

По его словам, он спасает кирху от окончательного разграбления, не даёт разбирать на кирпич. «Охранные» (так презрительно он называет сотрудников службы госохраны объектов культурного наследия) приезжают сюда редко. «Что-то в акте напишут — и уезжают. Никакой консервации. В прошлом году рухнула деревянная башня».

Кстати, в войну кирха не пострадала, в советские годы в ней устроили склад. Окончательно добили её в 90-е годы.

33_09.jpg

Дом с табличкой

Возможно, это единственный дом в Берёзовке, где на фасаде ещё сохранилась дата его постройки.

33_06.jpg

Школа

33_07.jpg

Наискосок от братской могилы виднеется красивое добротное здание.

- У немцев здесь находилась школа, - говорит мне жительница Берёзовки Елена. - Сейчас частный детский дом. Иногда общаюсь с тамошними детьми: не забитые, вежливые, воспитанные.







Большая Поляна или Патерсвальде

К слову, в орденские времена посёлок назывался Аллендорф. До Первой мировой здесь работал кирпичный завод.

Отремонтировали и бросили

Во время боя весной 1945 года в башню кирхи и шпиль угодили артиллерийские снаряды. После войны в ней находился склад.

В 1993 году кирху передали РПЦ, та стала её восстанавливать — и бросила. На сегодня церковь пустует и разрушается.

33_10.jpg

Где ветвь?

33_11.jpg

В память о жертвах Первой мировой в Патерсвальде сто лет назад установили памятник. Он находился (и сейчас находится) рядом с восточной стеной кирхи и представлял собой солдатскую каску и лавровую ветвь.

После реконструкции лавровая ветвь исчезла, а каска зрительно просто слилась с плитой.



Комент