Улица Больничная или Drummstrasse

О том, как воспитывали в Кёнигсберге детей, как лечили горожан и где хранятся голоса нашей истории (в прямом смысле), читайте в сегодняшней экскурсии

Юлия ЯГНЕШКО

Во времена, когда старые города Альтштадт, Лёбенихт и Кнайпхоф ещё не слились в Кёнигсберг, территория, по которой мы сегодня прогуляемся, считалась пригородом Альтштадта.

В середине 17 века город обнесли кольцом из оборонительных укреплений, «прихватив» местные сады да пашни для будущего развития.

Примерно тогда и возникла Друммштрассе. Сначала это была дорога от складов (ластадий) у Прегеля к рынкам, по которой перевозили грузы.

30_04.jpg

Возможно, от этого возникло и название: «drumm» означает «кусок бревна». Возили эти обрубки на рынки или улица была ими замощена — уже не узнать.

Ещё есть версия, что название улицы произошло от слова, которым немцы обозначали упрятанный под землю ручей.

Друммштрассе располагалась на стыке двух районов — Штайндамма (ориентир - Ленинский проспект) и Ной Россгартена (ул. Ген. Галицкого).

В войну она потеряла часть строений, но дожила до наших дней. А вот те улочки, что с нею пересекались, исчезли. Сегодня их можно угадать по остаткам старых бордюров, которые ведут в никуда.

Нумерация домов начинается от перекрёстка с Барнаульской (прежде это место называлось Хоймаркт или Сенной рынок). Так было и до войны. Только немцы сначала пронумеровали левую сторону, а потом вернулись к Хоймаркту. Поэтому у них дома №1 и №47-48 стояли напротив.

Оканчивалась Друммштрассе на холме Бауэрнберг или Крестьянская гора (в память о прежних пашнях).

После войны улицу некоторое время именовали Клинчатой.

А теперь посмотрим на строения.

Дом №4. Мера по весу

Это Центр стандартизации, метрологии и испытаний Калининградской области. В музее учреждения хранится копия первого приказа, датированная августом 1945 года. В нём значится, что директору Архангельского центра стандартизации и метрологии майору Шпанову необходимо организовать в Кёнигсберге лабораторию мер и весов.

Первая книга приказов — школьная тетрадь в обложке из плотного бланка какого-то фашистского документа.

Лабораторию разместили в двух комнатах на первом этаже здания на Больничной, 4 уже осенью 1945-го. Директором назначили Анания Максимовича Терехова.

Несколько лет там работали немцы — лаборантами и переводчиками, рабочими и истопниками. Потом приехали наши сотрудники из Ленинграда, Риги и Гродно. Они вспоминают, что первые клейма поверителей получили только в январе 1947 года, да и то трофейные. Советские им предоставили в 1948-м.

И жили тоже непросто: по ночам в городе стреляли, действовал комендантский час, а зарплаты были мизерными (директор получал 700 рублей, столько стоили на толкучке брюки).

На немецкой карте рядом с этим зданием отмечена школа — Кант-шуле. Но здание не сохранилось.

Дом №5. Голоса истории

Здесь находится Государственный архив новейшей истории области. Образовался он в 1991 году после провала ГКЧП, когда деятельность КПСС приостановили. Коммунисты стали уничтожать свои документы (жгли прямо во дворе облисполкома), но то, что не успели, и легло в основу фонда.

Архивисты тогда приняли 16 тонн необработанных документов в мешках. И несколько лет их разбирали.

Это документы парторганизаций предприятий, учреждений науки, культуры, народного образования, здравоохранения и т.д. Самые старые датированы 1949 годом.

Многие перевели в микрофильмы, а сами собрали большой фонд документов новых партий и движений (фото с митингов и т.д., аудиозаписи). Создали и фонд устной истории — аудиозаписи воспоминаний ветеранов войны и возрождения области. А ещё архив помогал создавать «Летопись Калининградской области».

Дом №24.
С угрозой и любовью

Старое здание с широкими дверями, резными карнизами и четырёхлистниками в декоре - бывшая школа для девочек имени Хербарта (1776-1841), немецкого философа и педагога, который служил профессором в Кёнигсберге, основал здесь семинарию, был знаком с великим Песталоцци (швейцарский педагог, один из крупнейших педагогов-гуманистов конца 18—начала 19 века).

Хербарт считал, что цель воспитания - сформировать добродетельного человека, который умеет приспособиться к жизни и уважает правопорядок. Что зиждется оно на трёх китах: надзор, выправка и обучение. Что основные методы воспитания - угроза, приказание, запреты и наказания, в том числе телесные. Вспомогательные — авторитет учителя и любовь.

Дом №34.
И лечили и учили

На перекрёстке Больничная и Вагнера располагается лечебное учреждение - Многопрофильный центр (когда-то Портовая больница или больница водников).

Здание красивое, добротное. О нём мы уже рассказывали в газете №5 от 20 марта 2014 года в экскурсии по ул. Вагнера. Напомним, что у немцев здесь тоже находилась клиника — университетская.

Построили здание для хирургической клиники в 1864 году благодаря стараниям выдающегося хирурга, профессора Карла Эрнста Альберта Вагнера (1827—1871). Но профессор хирургии Карл Шёнборн (1840—1906) переселил хирургов на нынешнюю Барнаульскую, а здесь с 1881 года разместил клинику внутренних болезней.

Шёнборн внедрил в хирургию новые обезболивающие, антисептики и асептические средства.

Дом №40

Мимо этого причудливого домика с аркой не пройти. Хоть и заброшен и изувечен (на стенах видны выщербины от осколков и пуль). На стене почти незаметная надпись «Medizinische Universitäts Кlinik». (В переводе Медицинская университетская больница.)

Это бывшие ворота медицинского комплекса, который возник на этом пятачке при Шёнборне.

Дом №44

В доме №42 находился лечебный корпус, а в следующем здании - №44 - до войны работала гинекологическая клиника. Её стационар вмещал 170 женщин и ежегодно там проводили около 900 операций.

Сейчас сохранилась только часть здания.

Дом №45

Подобных строений в Калининграде немного. Необычность в том, что архитектор расположил его на спуске с холма Бауэрнберг.

30_02.jpg

Первую часть мощного здания с оригинальным многослойным фризом в несколько ярусов построили в 1888 году, через 20 лет возвели пристройку с красивыми арочными окнами.

Когда-то у немцев тут располагались химические лаборатории естественно-научного факультета Альбертины. В советские годы это был склад, а теперь — офисы разных фирм.

Здание сильно перестроено. Но следы старины остались. К примеру, сохранилась плитка на полу лестничных площадок.


Комент