Латала пробитые шинели...

Война изменила всё. Поэтому в бригаде дамского платья челябинского ателье «Спартак» не удивились, когда им объявили: теперь будете шить не платья из креп-шифона, а ремонтировать шинели с фронта. Простреленные и опалённые...

Юлия ЯГНЕШКО

О родине малой

«Я родилась в селе Пологовка Нижегородской области, - рассказывает Анна Тарасовна Артельная, в девичестве Бантурова. - Это километров 25 от Нижнего Новгорода. Но знаю о родных местах только со слов мамы, потому что мне было два с половиной года, когда мы переехали в Челябинск.

Мама, Ульяна Николаевна, рассказывала, что село у нас было большое. Что рядом был пруд, но там только бельё стирали. А воду брали из родника. Бабы носили её домой на коромыслах».

Нюрочка была последышем в семье, двенадцатым ребёнком. Правда, четырёх мальчиков родителям пришлось похоронить. О какой медицине в революцию да Гражданскую войну можно говорить? А болезни только множились - и скарлатина, и тиф, и дифтерит. Вот и погибали дети.

«Жили мы в доме на высоком фундаменте — до крыльца десять ступеней, - говорит Анна Тарасовна. - Отец выстроил. Он работящий был. И крестьянствовал и коней подковывал. Мне два года исполнилось, когда он умер. Поздней осенью помогал соседу строить сарай и простудился. Вечером лёг на лавку. Мама его тулупом укрыла. Утром пошла будить, тронула за руку, а батянька мой уже мёртвый...»

Хотела в стахановцы

Дом оставили брату Якову с семьёй, а сами поехали в Челябинск. Братья устроились работать на знаменитый ЧТЗ - Челябинский тракторный завод, где выпустили первый в стране гусеничный трактор «Сталинец». На Всемирной выставке в Париже челябинский трактор даже получил гран-при.

Перед войной на ЧТЗ осваивали производство тяжёлых танков КВ, поэтому в 1941-м он стал частью большого танкового комбината, который выпустил 18 тысяч танков и самоходных установок, 48,5 тысяч танковых дизель-моторов и десятки миллионов заготовок для боеприпасов.

«Мой брат Миша стал стахановцем, - с гордостью говорит Анна Тарасовна. - Он работал токарем-универсалом. Про него часто в газете писали. Вот и я после седьмого класса решила идти в токари. Но мама отговорила. Посоветовала учиться на швею. И я её послушала».

Нюра взяла свою метрику и отправилась в ателье «Спартак». Оно было большое - занимало весь первый этаж высотного дома. Её приняли в бригаду пошива женской одежды, ученицей к лучшему мастеру.

- Обучи девочку так же хорошо, как сама шьёшь, - поручила бригадир.

А у вас промышленность лёгкая!

36_07.jpg

Не прошло и месяца с того дня, как Нюра, только начинавшая осваивать швейные премудрости на пошиве модных дамских пальто, стала латать форму, привезённую из госпиталей.

«К нашему ателье подъезжали военные грузовики с неподъёмными тюками шинелей, гимнастёрок и кителей, - вспоминает Анна Тарасовна. - Одни были пробиты пулями, другие - посечены осколками, многие - окровавлены...»

Швеи разбирали эти тюки и... застывали. Даже те, кто постарше, не сразу приходили в себя.

Что могли - чинили, а что ремонту не подлежало - пускали на ветошь. Работали сменами по 12 часов, без выходных и отпусков. Нюра тоже ставила заплаты, работая на ножной машинке.

Ей, как и остальным, полагалась рабочая карточка — 400 граммов хлеба в день. Других продуктов швеям не выдавали, как рабочим с ЧТЗ.

Бригадир ходила в горисполком, попыталась добиться. Но там ответили, как отрезали: рабочие делают танки и снаряды, а у вас промышленность лёгкая!

«Я в бригаде оказалась самой молоденькой — 15 лет всего, и меня все опекали, - с теплотой вспоминает Анна Тарасовна. - Кто в обед картошинкой угостит, кто соли даст».

Брат-герой

Одного за другим на фронт призвали Аниных братьев. Потом одну за другой принесли маме похоронки... Где они покоятся Ульяна Николаевна так и не узнала.

«Андрея призвали в декабре 1943-го, а в январе 1944-го уже принесли извещение, что он пропал без вести, - рассказывает Анна Тарасовна. - Дождались мы только Мишу. Мама говорила, что он в рубашке родился. Осколок и пилотку царапал и штанину бил, а его не брал».

Гвардии старший сержант Михаил Бантуров служил в тяжёлом самоходном артиллерийском полку мотористом-регулировщиком. И получил две медали «За отвагу». За то, что участвовал в освобождении от фашистов Молдавии, а затем и Сербии, что под огнём противника ремонтировал самоходно-артиллерийские установки, возвращал их в строй, и наши бойцы снова могли бить врага.

И швеёй и моделью

В семейном альбоме у Анны Тарасовны Артельной хранится необычная фотография: она стоит в мундире подполковника, а напротив её ученица — в кителе военно-морского капитана. Снимок сделан в Калининграде, почти 70 лет назад.

«Мы приехали в Калининград в апреле 1947 года, - рассказывает наша собеседница. - Просто переехать сюда тогда было нельзя. Поэтому брат Миша, который здесь служил, прислал нам вызов.

Как переехали сначала я работала в пошивочной мастерской на Вагоностроительной, а потом устроилась в ателье мод на Пугачёва.

Там уже у меня, у швеи 6-го разряда, появились свои ученицы.

А я с дамской одежды перешла в мужские мастера. После работала в военторге на Комсомольской и тоже шила офицерскую форму.

Иногда мне приходилось и на подиуме работать. Да-да, по-настоящему, под музыку! Мне поручали демонстрировать наши модельные изделия калининградцам».

Калининград из руин

Город Анна застала в один из самых сложных периодов его истории. Тут ещё жили немцы. Некоторые уже неплохо обучились говорить по-русски.

36_08.jpg

«Один немец как-то рассказывал мне, как они высаживали кусты и молоденькие деревца на улицах города, - вспоминает Анна Тарасовна. - Говорил, саженцы привозили в Кёнигсберг из всех точек мира.

Помню шофёра. По-моему его звали Фриц. Пожилой, маленького роста. Он возил нас с сотрудниками ателье на уборку картошки в колхоз.

А ещё по соседству с нами на Вагоностроительной жила одна немка. Вся её родня давно уехала в Германию. Она же хотела остаться в родном городе. Одевалась по-русски, платок подвязывала, говорила мне: «Люблу руссиш». А жила тем, что продавала пирожки и булочки, которые пекла сама.

В первые годы мы занимались разбором развалин. Два раза в неделю ходили после работы и по выходным тоже. Каждой организации отводили улицу. И давай: в одну кучу целый кирпич кладёшь, в другую — по полкирпича, а в третью — колотый. Мы работали в районе кинотеатра «Победа» (он находился в здании по проспекту Победы, 40, - авт.). Года три наверно мы так разбирали. Трудно было, да ещё и опасно. Станут разбирать стенку дома, а с верхнего этажа кирпичи посыпались. Девушку так убило и парня».

Не одну тонну кирпича пришлось перетаскать в первые послевоенные годы каждому переселенцу. Норма отработки на благоустройстве города была серьёзная - 450 часов. Помимо работы на развалках ещё устраивали воскресники, тогда люди сажали деревья и цветы.

В бессмертном полку...

Анна Тарасовна показывает портрет своего мужа - Виктора Ивановича Артельного.

36_09.jpg

«С этой фотографией моя внучка ходила на акцию «Бессмертный полк». Виктор - сибиряк, из Омска. Участвовал в штурме Кёнигсберга в составе 11-й гвардейской армии генерала Галицкого. Он трижды был ранен и имеет много наград: ордена — Красной Звезды, Славы 2-й и 3-й степени, Отечественной войны 1-й и 2-й степени, Октябрьской революции и медали «За отвагу», «За победу над Германией», «За взятие Кёнигсберга». А после войны работал шофёром 1 класса в автоколонне. В 1990-м я его похоронила...»

* * *

Несмотря на почтенный возраст, Анна Тарасовна Артельная ведёт активный образ жизни. Состоит в Союзе участников возрождения Калининграда и области, поёт в хоре, занимается скандинавской ходьбой.

Вот за такую жизненную позицию ей и вручили медаль «70 лет Калининграду». К юбилею города, к чьей судьбе она имеет самое прямое отношение.


Комент