Алексей Силанов: Флот — это ответственность

Чем был и остаётся флот в судьбе, в душе, в жизни мужчины, защитника Отечества, мы говорим сегодня с главой города Алексеем Силановым

Галина ЛОГАЧЁВА

У каждого мужчины своя история, как он попал служить в тот или иной род войск. А у вас она какая? Откуда вас призвали? Как всё происходило?

Алексей СИЛАНОВ: - Происходило в соответствие с Конституцией СССР и Законом о всеобщей воинской обязанности.

15 апреля 1979 года мне исполнилось 18 лет и уже 25 числа я получил повестку: Нестеровским военкоматом меня призывали на службу 3 мая.

Интересно то, что именно 3 мая, только 1974-го, и моего старшего брата тоже призывали служить. И тоже в Военно-морской флот. Только он служил на подводном флоте, а я на надводном.

Все три года моей службы прошли в Лиепае Латвийской ССР, в том числе полгода находился там в учебном отряде, потом направили в бригаду охраны водного района — сначала на сторожевой корабль, потом на малый противолодочный.

В увольнения пускали в Лиепаю, Ригу?

А.С.: - В Ригу-то нет, потому что увольнения не были столь продолжительными (обычно с 17 и до 23 часов в субботу и воскресенье), поэтому допускался только выход в Лиепаю. Если, конечно, не было учений и штормового предупреждения.

Я помню прекрасный Лиепайский парк, городские кафе, базовый матросский клуб, Дом офицеров флота.

Какая у вас была флотская специальность?

А.С.: - После обучения в лиепайской радиотехнической школе получил специальность «гидро-акустик». Занимался обнаружением подводных лодок и кораблей, находящихся в акватории моря или океана.

НАТОвский флот подходил тогда близко к нашим территориальным водам?

А.С.: - Ситуация оставалась контролируемой как с одной, так и с другой стороны. Мне хорошо запомнилась, например, боевая служба у острова Борнхольм у берегов Дании в 1980 году.

Как латыши в те годы относились к нашим морякам? Национализм тогда уже ощущался?

А.С.: - Мы абсолютно комфортно перемещались по городу, — проблем не было. Нам организовывали совместные вечера отдыха с девушками лиепайского пединститута, и я бы не сказал, что возникали на этой почве межнациональные вопросы. В те годы, может, где-то это и проскальзывало у старшего поколения, а молодёжь жила своими интересами.

9_07.jpg

Лучшие моменты службы на флоте?

А.С.: - Главное, - что попал на родную Балтику. В отличие от моего брата, который сначала служил на Черноморском, а потом на Северном флоте, я за время службы несколько раз приезжал в отпуск к родителям в Краснолесье.

Конечно, больше всех в семье переживала мама. А отец очень гордился тем, что два его сына служат на флоте.

Все три года пролетели незаметно. В то время во флот призывались ребята со всех 15 республик Советского Союза: из Узбекистана, Таджикистана, из Литвы, Латвии и других. Тогда национальность и место проживания никакого значения не имели.

Неужели вообще не наблюдалось годковщины?

А.С.: - Было всё. Но годковщина не носила издевательского характера и не вызывала отвращения к службе.

Конечно, висел график дежурства по кубрику, где значились 8 фамилий, но фактически в первые полгода дневальными ежедневно становились только двое, которые только что пришли служить на корабль. Однако прошло время и эти двое тоже не стали ежедневными дневальными...

А смешные, нелепые, либо анекдотические ситуации происходили?

А.С.: - Ну, например, когда слишком надоедала перловка и хотелось обыкновенной картошки, мы научились её «альтернативному приготовлению». Брали два лезвия, нанизывали на щепу, прикрепляли проводки - и в розетку.

И что, получалось?

А.С.: - Получалось.

А ещё у моряков в те годы было принято носить брюки клёш, поэтому специально из металла вырезались пластины в форме трапеций, называющиеся «торпедами». Эти конструкции натягивались на мокрые брюки. Сукно растягивалось, отпаривалось, и штанины сохраняли расклешённую форму.

Естественно, отцы-командиры такое запрещали, порой можно было даже не пройти осмотр перед увольнением, если клёш выглядел совсем уж запредельным.

А как стрелочки наглаживали?

А.С.: - Используя мыло — изнутри протирали складки на брюках (одно время даже использовали белый клей ПВА), и тогда стрелки держались очень долго.

А рубашки белые как стирали?

АС.: - Только руками, хозяйственным мылом, а отбеливали хлоркой.

Ещё перешивали манжеты на суконках, чтобы убрать большое количество складок — иметь их считалось не очень приличным для моряка срочной службы. За это тоже перед осмотром наказывали, запрещая увольнения.

Вставляли мы жёсткие элементы в погоны, чтобы они казались выпуклыми, ровными, красивыми. Считалось, что это добавляет элемент изящества в парадную одежду.

Так с чего всё же начинается флот?

А.С.: - С момента, когда переступил порог военного комиссариата, получив повестку.

Моё убеждение, что даже трёх лет службы на сегодня недостаточно, чтобы овладеть современной техникой и стать высококвалифицированным специалистом… А за год… Поэтому служба должна быть по контракту.

Флот чему-то научил вас в жизни? Что-то дал?

А.С.: - Любой период жизни чему-то учит или чему-то способствует. Служба научила ответственности, пониманию, что во многих ситуациях твоя жизнь и судьба зависят от действий находящихся рядом товарищей. И сам ты не можешь их подвести, и должен верить, что и они тебя не подведут.

Один известный командир-подводник как-то сказал, что подводная лодка — это тот организм, где все либо выживают, либо все умирают. Точно так же на корабле.

Любые неграмотные действия кого-либо могут привести к возникновению массы проблем. Поэтому на первом месте должна стоять ответственность.

Флот - не потерянное время?

А.С.: - Для меня — нет! Я вообще доволен, что служил на флоте.

Кто на службе оказал на вас сильное влияние?

А.С.: - Самые тёплые воспоминания связаны с Николаем Васильевичем Кураевым — командиром корабля, впоследствии он стал начальником штаба бригады малых противолодочных кораблей. С замполитом корабля Сергеем Васильевичем Размахаевым, Ильёй Ивановичем Осиповым и другими.

И очень жаль, что с распадом Советского Союза всех людей, проходящих со мной службу, жизнь раскидала по всему свету. Были попытки кого-либо найти, но они, к сожалению, так и не увенчались успехом.

Кстати, в некоторых странах женщины тоже служат в армии, причём, наравне с мужчинами, например, в Израиле, не получая никаких скидок и поблажек. И так же бегают с автоматами и нисколько мужчинам не уступают. Ваше мнение: армия вообще женское дело?

А.С.: - У нас есть должности, которые женщины вправе занимать и занимают в ВС, например, медицинского сопровождения, функционирования секретных частей и так далее. И я считаю, что это правильно. Иногда следует учиться у женщин ответственности, хозяйскому, заботливому отношению к технике.

Женщины в России всегда находились вместе с мужчинами в том числе на передовой.

Что бы вы пожелали нашим призывникам с учётом полученного во флоте опыта?

А.С.: - Ничего не бояться. Да, порой встречаются проблемы. Но спустя время вспоминается только хорошее, и остаётся гордость, что служил в Вооружённых силах и выполнил свой долг.

Безусловно, находились ребята, которые пытались дезертировать, не выдерживали ритма, сложностей. Не каждый психологически готов. Кто-то убегал домой: тогда ведь паспортов ни на автобусы ни на поезда никто не требовал. Но всех практически отлавливали.

Ваши любимые фильмы и книги об армии?

А.С.: - В детстве, помню, по телевизору показывали прекрасный польский сериал «Четыре танкиста и собака», фильмы про подводников.

Из книг любил читать про Великую Отечественную войну, в том числе произведения наших калининградских писателей. Перечитывал много раз повесть Маргариты Родионовой «Девчонка идёт на войну», книги Юрия Иванова.

Раз речь зашла о Великой Отечественной: кто-нибудь из родственников в ней участвовал?

А.С.: - Воевал дед по папиной линии — Тарас Силанов. Он призывался из Псковской области в
1941-м, погиб в 1943 году на территории Украины, там же и похоронен.

Ваши пожелания ветеранам Великой Отечественной
войны, воинской службы, а также тем, кто защищает страну в нынешнее время?

А.С.: - Низкий поклон, слова благодарности и пожелания здоровья. А главное - чтобы все тревоги оставались только учебными. Чтобы вся наша страна, наши дети и внуки, жили под мирным небом.


Комент