Смеялись, пока не дали медаль

В январе 1989 года строители со всего Советского союза съезжались в Армению, в Спитак, чтобы начать его восстанавливать после страшнейшего землетрясения.

Одним из них был Валентин Козлов, работавший в калининградском «Оргтехстрое »

Юлия ЯГНЕШКО

Валентин Павлович родился в 1940 году в Новосибирской области в небольшом посёлке на берегу Светлого озера. Семья Козловых была большой — семеро детей. Отец возглавлял колхоз, а мама собирала молоко по хозяйствам для маслозавода.

6_20.jpg

«Никогда не забуду один случай, - вспоминает ветеран-строитель. - Стояла зима 1947 года, кружила пурга. Я возвращался из школы и решил срезать путь через озеро. Не заметил запорошенной проруби и провалился. Дно ногами чувствую, а вылезти не могу. Вдруг какой-то мужчина ухватил меня за шкирку и вытащил. «Чей будешь?» - спросил, когда нёс домой. «Валька Козлов...», - отвечаю. А дома узнал, что спасителем моим оказался мой родной брат Николай. Он ушёл в армию ещё до моего рождения, воевал, дошёл до Будапешта. И на моё счастье вернулся домой как раз в тот день».

Закончив школу, Валентин уехал в Новосибирск, работал в «почтовом ящике», как тогда называли секретные объекты, - на авиационном заводе имени Чкалова.

«На этом заводе выпускали самолёты Су, - говорит Валентин Павлович. - Я же делал дуги для фонаря над лётчиком. Сложная конструкция: отклонение в миллиметр уже брак».

Кроме того, учился в аэроклубе. Что очень пригодилось в армии, когда в 1960-м его призвали на срочную службу в ВДВ. Хотя пришлось поучиться и в танковом училище, когда его перебросили на Дальний Восток.

Кому план, кому печки

После армии Валентин поступил в Новосибирский институт инженеров железнодорожного транспорта, на факультет «Строительные дорожные машины и оборудование».

«Я был активным комсомольцем, и это решило мою судьбу, - улыбается Валентин Павлович. - Однажды на конференции по поводу годовщины рождения Ильича увидел девушку. Познакомились. Звали её Маргаритой. В августе 1966-го поженились. И были вместе почти полвека.

Кстати, поженились мы в Немане. Семья Риты жила в посёлке Ульяново. Они приехали в Калининградскую область в 1946 году из Пензенской области по переселению».

После института Маргариту по распределению отправили работать на Урал, и Валентин поехал за ней. Занимался обустройством нефтегазовых месторождений в стройтресте Миннефтегазстроя — строил площадки, монтировал оборудование, компрессорные и т.д.

Там же произошёл интересный случай.

«Нефть течёт по таким капиллярам, - объясняет Козлов. - И вот придумали сначала устроить подземное озеро, собрать нефть, а потом уж качать. Эксперимент этот держали в строжайшем секрете. Всех лишних людей с площадки убрали, понаехали КГБэшники. Пробурили скважину, положили в неё заряд и рванули. Хорошо шарахнули... Так, что «Голос Америки» тогда сообщил, что на Урале в районе города Оса произведён очередной подземный атомный взрыв силой в 4 балла.

Увы, эксперимент не удался: нефть потекла не в наше озеро, а к месторождению в городке Чернушка. Там нефтяники давай план перевыполнять, а мы ещё долго дома по округе восстанавливали. После нашего взрыва где стена покосилась, где печка».

О кладах и тайниках

В 1974 году Валентин с Маргаритой переселились в Калининград. И Козлов устроился на работу в проектно-технологический трест «Оргтехстрой», где возглавил отдел внедрения. Его специалисты занимались разработкой новых технологий и методов строительства и внедряли их, обучая бригады.

6_21.jpg

Валентин Павлович принимал участие в строительстве многих объектов в нашем городе. Строил здание нынешнего «Ростелекома» на Ленинском проспекте, Дворец спорта с его сложной кровлей — покатой и большой по площади, птицефабрику в Прибрежном, «Рембыттехнику», Дом быта, жильё, детские сады.

«Когда закладывали фундамент, часто натыкались на интересные вещи, - вспоминает Валентин Павлович. - Например, в Неманском районе в колодце обнаружили швейную машинку «Зингер». В масле машинном, в обмотке. Хозяева планировали вернуться, значит.

Находили тарелки, утварь, побрякушки. А в районе Королевского замка однажды бригада подняла ящик с коньяком. Побаивались, что отравлен, но попробовали. Через несколько минут все были пьяные — коньяк крепким оказался, качественным».

Самый крупный клад — и по весу и по стоимости — Козлов нашёл лично, когда возводились очистные сооружения курортной группы городов (Светлогорска, Пионерского и Зеленоградска; введены в строй в 1992 году).

«Я проверял плотность грунтов под будущими отстойниками, - говорит строитель. - При помощи такой длинной пики — прибора динамического зондирования. Прошла моя пика на метр и уткнулась во что-то. Стали копать и обнаружили... тонн десять нового листового металла. Он очень дорогой. Кто и зачем похоронил его — неизвестно. За эту находку премировали меня путёвкой в санаторий».

Медаль за воду не дадут

Пику, которой Козлов проверял грунты, он сам и разрабатывал в содружестве с учёными Центрального НИИ организации, механизации и технической помощи строительству в Москве, где потом защищал диссертацию.

«Сделали её в мастерских НИИ и я повёз её в Калининград, а проводница не пускает в вагон, - улыбается он. - Говорит, что это не багаж, а оружие...».

С тем же НИИ придумывал и внедрял суперпластификатор - добавку, чтобы в бетон поменьше мешать цемента. И для экономии и чтобы пластичность повысить. Кстати, изготавливали добавку из отходов производства ЦБК. В 1985 году Козлова наградили за эту работу серебряной медалью ВДНХ.

«Не всегда передовые методы принимали сразу, - делится Валентин Павлович. - Когда мы методом подводного бетонирования делали днища канализационных колодцев в пос. Космодемьянского, даже управляющий нашим трестом не верил в нас. А другие просто смеялись: «Воду в воду льёт!» Смесь наша была жидкая, заливали её по специальной системе из труб и она равномерно растекалась под давлением столба воды. Потом набирала прочность и никаких протечек. Тогда уже нас хвалили».

Полмиллиона без крова...

В декабре 1988 года случилось страшное землетрясение в Армении. Тогда погибло около 25 тысяч человек, десятки тысяч стали инвалидами.

«Как только спасатели закончили свою работу, со всех концов Союза стали командировать строителей на восстановление пострадавших городов — 45 тысяч специалистов, - рассказывает Валентин Павлович. - Вот в составе такой группы от «Оргтехстроя» отправили и меня. Калининградской бригадой строителей руководила тогда Ирина Шишпанова из объединения «Калининградстрой». Были и монтажники, и бетонщики, и плотники. Жили в привычных строительных вагончиках и помогали отстраивать Спитак и Ленинакан, который сейчас называется Гюмри.

Даже через месяц после трагедии картина в городе оставалась не для слабонервных. Спитак сравнялся с землёй. Ему достались толчки силой в 10 баллов. Куда ни глянешь — везде исковерканные строения. Только занавески как флаги хлопают на ветру в развороченных окнах... С кем ни заговоришь из местных — слёзы...

Стояла зима, ждать тепла не приходилось — люди экстренно нуждались в жилье, ведь больше полумиллиона человек лишились крова. Но при минусовых температурах бетон трескался. А мы придумали, как его обогревать: опутывали целой системой проводов, заливали смесь, а потом пропускали ток, и он твердел как полагается. Вот и учили всех бетонированию фундаментов, стен и перекрытий в условиях холода».

* * *

Ветеран-строитель Валентин Павлович Козлов прошёл большой путь от инженера до руководителя стройорганизации. В нынешнем году он готовится отметить 80-летие. Для внуков уже записал свои воспоминания, а ещё и отправил письмо в псковскую десантную дивизию, ту самую, где служил. Хочет встретить юбилей в небе: прыгнуть с парашютом.

- Думаю, не откажут. Всё же я их воспитанник.

Что ж, говорят, в жизни ничего непреодолимого нет.


Комент