Моряк — профессия романтиков

День селёдки — новый, но уже любимый праздник Калининграда. Его главные гости — старые морские капитаны, ходившие ещё в первые сельдяные экспедиции, стоявшие по пояс в рыбе на палубах первых калининградских СРТ. О них и поговорим

Юлия ЯГНЕШКО

День селёдки отмечают во вторую субботу апреля. Как раз в это время в 1948 году из Калининграда к берегам Исландии ушла первая сельдяная экспедиция. Так началась история рыбной промышленности края, которую бережно хранят в Ассоциации морских капитанов.

21-_21.jpg

Возглавляет Ассоциацию Валерий Мезенцев, капитан дальнего плавания, Заслуженный работник рыбного хозяйства РФ, Почётный работник рыбхоза России и Калининградской области.

«Всё моё детство связано с рассказами старших о море, - говорит Валерий Владимирович. - Ведь в 60-е годы практически в каждой калининградской семье были рыбаки, и я видел, как они гордятся своей профессией. Мы жили в закрытой стране, а они повидали мир, проходили через неведомый нам Гибралтар, трудились в суровой Арктике и в китобойной флотилии. Вот и я решил стать штурманом.

Первую практику прошёл на РР-1291 «Артек» на Балтике. Принимали кильку, делали пресервы. Жили в носовом кубрике. А там: не успеешь дверь закрыть — волна к тебе в гости. Вставали до рассвета, и пока всю рыбу не обработаем, минутки не отдохнём.

На что потратил первую зарплату? У нас есть поговорка: рыбу — стране, зарплату — жене, а сам — носом на волну. Поскольку семьёй я тогда ещё не обзавёлся, купил маме пылесос.

После КМУ меня направили в Калининградскую базу тралового флота. Первый рейс - матросом на БМРТ «Кристалл» в Анголу. Условия тяжёлые. Кондиционеров нет. А температура - плюс 50 градусов. В каюте находиться невозможно. Спали на палубе. Зато вернулся с пониманием, что нужно учиться дальше!

Окончил КВИМУ и в 1989 году вышел в рейс капитаном. Теперь перед государством отвечал за судно и план, перед моряками - за их заработок, а перед их семьями — за то, чтобы все вернулись домой».

Партбилет на память

«Мой любимый пароход (так нежно называют суда все моряки, - авт.) - «Александр Тюрин», - говорит капитан. - На нём я сделал рейс перед самым развалом СССР».

А было так. В июне 1991 года экипаж вылетел в Перу. В Канаде пересадка. И тут к Мезенцеву явился представитель местных властей:

- Советские моряки попросили политического убежища.

«Повар и слесарь остались в Канаде, - вспоминает Валерий Владимирович. - Помполит попытался их вернуть, но полицейский не подпустил к ним. Как ни странно, я воспринял спокойно. Времена уже менялись».

Наконец, Лима. Принял судно. И вдруг обнаружил, что сам нарушитель - не сдал, как это было положено, партбилет в партком базы перед рейсом. Такая забывчивость грозила выговором...

Вышли на промысел, бросили первый трал. По традиции, чтобы рыбалка была хорошей, в куток тралового мешка положили подарок Нептуну: «Смирновскую» из представительских, буханку свежевыпеченного хлеба и пачку соли. (Когда первый трал выбирают, палубная команда отмечает это дело.)

И пошла работа — вылов, заморозка, поломки, починка. В Тихом океане ловят ночью. К утру нужно поднять 100 тонн рыбы, чтобы днём рыбцех не простаивал. Поэтому политинформацией с берега интересоваться было некогда.

А 19 августа является помполит с шифрограммой: указание министра рыбного хозяйства СССР поддержать ГКЧП (Государственный комитет по чрезвычайному положению, выступивший против Горбачёва и Перестройки, - авт.).

А план горит. Какое тут собрание?! И он решил: после...

- Хорошо, что мы не поддержали! - радовался помполит, когда ГКЧП разогнали.

В ноябре засобирались домой. И вдруг радиограмма — валюту людям выплачивать только после перечислений на счёт «Калининград-рыбпрома». Это уже насторожило.

6 декабря их встретили в Калининграде, а 8-го СССР перестал существовать.

Выговор за партбилет Мезенцев не получил: партком уже упразднили, все документы уничтожили.

А моряков на берег

В годы развала рыбфлота Мезенцеву довелось стать заместителем генерального директора базы, работать с кадрами.

«Государство средств на ремонт судов не давало, - рассказывает он с болью. - А у нас сто пароходов! Каждый должен зарабатывать сам для себя. Те, что поновее, справлялись, а остальные... И тут приватизация, новые люди со своими планами. Суда стали продавать. Моряков на берег...»

Особенно тяжело переживали те, кто создавал тралфлот. Старый плакат с фотографией такого человека висит на стене офиса Ассоциации.

«Это Григорий Арсентьевич Носаль, Герой Социалистического Труда, - поясняет президент Ассоциации. - Человек особого поколения, личность легендарная. Мы все на него пытались равняться. Он прошёл войну, получил ранение. Потом заслужил два ордена Ленина, орден Октябрьской революции, Золотую медаль ВДНХ, медаль «За трудовую доблесть» и звезду Героя Социалистического Труда.

Был Носаль почётным гостем и на последнем большом празднике КБТФ - 50-летии тралового флота, который отметили в 1999 году. На память остались фильм и видеоклип со специально написанной для моряков песней. С песней помогла жена Мезенцева - Ольга Викторовна, Заслуженный работник культуры РФ, руководитель детского коллектива «Поющие горошины-Голоса Балтики».

21-_20.jpg

Знак капитана

На другой стене портреты руководителей Ассоциации — капитаны Владимир Гришунов, Пётр Чагин и Евгений Мухин.

«Я вступил в организацию в 2010 году, - говорит Мезенцев. - Помогал Мухину, который пытался добиться повышения пенсии для рыбаков и даже встречался с Путиным, когда тот был премьер-министром. Но не вышло.

А в 2017 году Мухин умер и мне пришлось принять бразды».

Чем живут капитаны сегодня? Выпускают книги, стараясь сохранить историю рыболовных баз области. Спасибо преемнику КБТФ «Рыбфлот-ФОР» и другим организациям — всегда находят средства на издание.

Поддерживают и ветеранское движение, чего не делает сейчас ни одно предприятие.

В Совете ветеранов тралфлота на учёте состоит полторы тысячи рыбаков, отработавших в море по 20 и более лет. Ко Дню рыбака их поздравляют, дают материальную помощь. Выделяют средства и в траурные дни. Немного, но это тоже забота.

А в праздники - «кают-компания» с селёдочкой. И, конечно, встречи в Ассоциации - каждый четвёртый четверг месяца в четыре часа в Музее Мирового океана.

«Ветераны ждут такие встречи, - говорит Мезенцев. - Вспоминают былое, товарищей, торжественно вручают знаки капитана дальнего плавания. Такой знак давали раньше к диплому капитана, как свидетельство высшего достижения специалиста. С развалом Союза он исчез. Наша Ассоциация, желая возродить достоинство профессии, подняла все регионы, и министерство транспорта его учредило. Он почти такой же — есть и якорь, и цепь, и секстант, только серпа с молотом уже нет. С 2015 года мы вручили 75 знаков».

Не вернулись из рейса...

21-_13.jpg

«Я учился во втором классе, когда погиб РТМ «Тукан», - говорит Мезенцев. - Школа была недалеко от кладбища, и 6 марта 1967 года, когда хоронили моряков, мы побежали смотреть. Проспект Мира наводнили люди - не протиснуться. А мимо ехали бесконечные траурные грузовики...»

Забыть это невозможно. И поэтому когда мемориал погибших с «Тукана» совсем обветшал, он убедил компании «Морская звезда» и «Рыбфлот — ФОР» обновить его. Новый памятник открыли в 2005 году.

«Мы хотим, чтобы город помнил рыбаков, навеки оставшихся в море, тех, у кого нет могил на берегу, - говорит Валерий Владимирович. - Наш капитан Юрий Смирнов написал книгу «Памяти погибших калининградских рыбаков». Собрали данные в архивах. Хорошо помог архив ФСБ.

И 9 сентября 2018 года при поддержке Союза рыбопромышленников Запада у памятного знака Пионерам океанического лова открыли «Волну памяти». На этой стене - все 39 погибших судов, начиная с МРТ «Смелый», затонувшего на Балтике в 1949 году. Тогда обошлось без жертв, но за всю историю калининградского рыбпрома не вернулись из рейсов 183 рыбака. Хотим, чтобы
их помнили».


Комент