Кёнигсберг: четыре апрельских дня

О штурме Кёнигсберга, состоявшемся 6-9 апреля 1945 года, написано много очерков и рассказов. Сегодня мы представим хронологию этого натиска через воспоминания непосредственных участников событий

Артём ЗНАМЕНСКИЙ

¤  Примерно с 30 января 1945 года Кёнигсберг был полностью блокирован войсками Красной Армии. Взятие его стало вопросом времени. Однако партийные функционеры продолжали убеждать гражданское население Кёнигсберга и немецких солдат в том, что любой ценой им необходимо удерживать город. Мол, его либо выручат из блокады, либо освобождение придёт в случае, если война окончится путём переговоров. ü Так, 2 апреля командующий Земландской группой войск генерал Мюллер собрал в подвале университета всех командиров дивизий, спецчастей и партруководителей. Он говорил, что из Кёнигсберга скоро начнётся широкое наступление, в результате которого русские будут изгнаны из Восточной Пруссии.

18_24.jpg

¤  В результате стратегической наступательной Восточно-Прусской операции по распоряжению руководства Красной Армии за линию фронта перебросили 275 разведывательных групп, отрядов, резидентур и различных агентурных формирований численностью 2560 человек. Выполнив свои задачи, 90 процентов этих бойцов мученически погибли или пропали без вести.

¤  5 апреля. (Из воспоминаний капитана запаса обербаурата, старшего советника по делам строительства Ганса Герлаха, находившегося в подвалах замка
до первых часов 10 апреля.)
В глубокие подвалы замкового ресторана «Блютгерихт», где ещё хранились запасы вина, во время сильных обстрелов проникали изголодавшиеся жители и солдаты. Поэтому командир фольксштурма распорядился поставить у его входа часовых и никого не пускать.

Гауляйтер Эрих Кох с группой партийных функционеров посетил замок последний раз 5 апреля, при этом отдал сумасбродное распоряжение тащить орудия на башню замка.

18_26.jpg

¤  6 апреля. (Из воспоминаний коменданта города и крепости Кёнигсберг Отто Ляша.) Русские начали генеральное наступление такой мощи, какой мне не доводилось испытывать, несмотря на богатый опыт на востоке и западе. Они беспрерывно засыпали крепость снарядами из орудий всех калибров и «сталинских органов» (так немцы называли «катюши», - авт.)... Все средства связи были сразу же уничтожены и лишь пешие связные пробирались на ощупь сквозь груды развалин к своим командным пунктам. Солдаты и жители забились в подвалы домов, скопившись там в страшной тесноте.

18_23.jpg

¤  Ещё 30 марта командование Красной Армии разделило на карте Кёнигсберг на 8 районных военных комендатур. Каждая комендатура входила в город вместе со штурмующими его частями. Одной из первых вошла в город комендатура 4-го района, где служил и старший лейтенант Пётр Чагин (впоследствии Почётный гражданин Калининграда). Уже 6 апреля он с 11-й Армией штурмовал форт №12 на Шенфлис-аллее (ул. Дзержинского) и вместе с пехотой и танками вошёл в город с юго-востока.

¤ 7 апреля. (Из воспоминаний штабного офицера «боевой группы Шуберта».) Началось опять с массированного артобстрела и сильнейших воздушных налётов на крепость. Погода с 6 по 9 апреля стояла ясная, небо было безоблачным, что благоприятствовало наступлению русских. Самолёты каждый день почти беспрерывно совершали боевые вылеты, сбрасывая бомбы всех калибров главным образом на ещё уцелевшие кварталы, такие как Оберхаберберг (соврем. Хмельницкого) и Унтерхаберберг (Багратиона). Дети, женщины и старики под падавшими бомбами тушили пожары подручными средствами.

¤  8 апреля около 16 часов красноармейцы, продвигаясь со стороны Шенфлис-аллее (ул. Дзержинского), взяли Фридландские ворота. К 19 часам все южные позиции города до Прегеля находились в руках советских воинов. К ночи удалось форсировать Прегель с юга.

¤  В ночь с 8 на 9 апреля. (Из воспоминаний Дорпмюллера, интенданта Ляша.) Немецкие функционеры приказали в районе Юдиттена (ул. Менделеева) начать прорыв с целью выведения гражданского населения из Кёнигсберга. В приказе было написано: «Между цепочками ударных отрядов пропускать население». Сбор гражданских был назначен на 00-30 на пути оперативной вылазки на запад (ориентировочно в парке Калинина, у кирхи королевы Луизы, - авт.). Весть о сборе передавалась из уст в уста. В результате весь путь вылазки на всю ширину был заполнен гражданским населением. Жители двигались плечо к плечу, катились повозки. Русские тут же насторожились и накрыли весь этот участок сильным артиллерийским огнём. Командир 548-й дивизии народных гренадёров генерал-майор Зудау был убит (возле кирхи королевы Луизы, - авт.), генерал-лейтенант Шперль — тяжело ранен. Гражданское население и солдаты, оставшиеся без руководства, хлынули назад в город.

¤  9 апреля. (Из воспоминаний штабного офицера «боевой группы Шуберта»). К полудню русские продвинулись к центру города. Всюду велись уличные сражения, бои за отдельные дома. Жителей, прятавшихся в подвалах, охватило отчаяние. Кое-где женщины пытались вырывать у солдат оружие и вывешивать из окон белые флаги... При выходе из бункера Ляша я был ранен осколком снаряда в бедро. Меня отнесли на эвакопункт, находящийся в подвале университета. 10 апреля я вместе со штабом коменданта крепости попал здесь в советский плен.

¤  9 апреля. Вспоминает Зоя Лукьяненко:

- К Кёнигсбергу подошли со стороны нынешнего Балтрайона. Вышли на современную Киевскую, потом к трамвайному депо, затем к Южному вокзалу. Немцы в нём недолго удержались, уже в девятом часу утра 9 апреля вышли из здания вокзала с белыми тряпочками. Впереди два генерала, за ними офицеры и солдаты.

А наш полк двинулся дальше. Шли по правой стороне Ленинского проспекта. Было очень много раненых: и наших, и немцев, жителей города. Перевязывала всех, без разницы – кто чей. Все нуждались в медицинской помощи.

Приблизительно в час дня были у Биржи труда (бывший ДК Моряков). Стали думать: как переправляться через Прегель?

Кто разыскал разбитый стол, кто стул, кто зацепился за пустую бочку – и поплыли.

Переплыли, сняли сапоги, шинели, выкрутили… и вдруг оказалось, что впереди еще другой рукав. Куда деваться? Перебрались и через него. Часа 2-3 воевали возле Королевского замка, потом двинулись по направлению к площади. Там встретились три армии, три маршала. А уже в два часа дня нам сказали, что Кенигсберг взят и мы должны двигаться в Пиллау.

¤  10 апреля в 1-00 генерал Ляш с небольшой свитой был пленён.


Комент