Мировой профессор

Калининградского профессора Никиту Борисовича Севастьянова знает весь мир. Он был советником при ООН, участником разработки конвенции по безопасности рыболовных судов, издателем первого в мире учебника по их проектированию

Борис НИСНЕВИЧ

Я познакомился с профессором Севастьяновым в 1989 году. Мы договорились встретиться на перекрёстке улиц Рокоссовского и Соммера, у танка. Неподалёку от дома, где он жил (сейчас это улица Профессора Севастьянова, 33).

Помню, как под ветерком распушился парус его бороды, и, взглянув на памятник, он сказал: «Вот ведь, вечно живой участник штурма Кёнигсберга! Вместе с ним воевали… А теперь он каждый день напоминает мне про апрель сорок пятого… Невероятны повороты судьбы! Думал ли я, что посылаю снаряды своей батареи туда, где будет мой институт и моя кафедра?»

Конечно, на ходу о войне толком не поговоришь. И его ответы на мои вопросы прозвучали краткой справкой.

В 1943 году 19-летний Никита Севастьянов ушёл на фронт командиром противотанковой батареи. Участвовал в боях за освобождение Смоленска, Белоруссии, Праги. Штурмовал Кёнигсберг. Был ранен, контужен.

Конечно, имелись награды - ордена и медали. Какие, не уточнял.

Сотрудники кафедры мне многое рассказали о Никите Борисовиче ещё до этой нашей встречи. Что заслужил он на войне два ордена Отечественной войны и орден Красной Звезды, а в мирное время — орден Трудового Красного Знамени.

Что с юношеских лет мечтал стать корабелом. После войны закончил судостроительный факультет Мосрыбвтуза (учился так успешно, что получал именную стипендию), потом аспирантуру, защитил кандидатскую диссертацию и стал доцентом в родном институте.

Когда вуз в 1958 году перевели в Калининград и реформировали в КТИ, приехал вместе с ним в наш город. Здесь возглавил кафедру, занимался проблемами безопасности промысловых судов.

«Ваньки – встаньки» на море

Мировая статистика в те годы показывала, что большинство судов терпит бедствие вследствие недостаточной остойчивости в штормовых условиях. Поэтому требовались новые подходы, связанные с предотвращением кораблекрушений.

32_08.jpg

И такие пути решения проблемы Севастьянов нашёл в использовании методов теории вероятностей. В этом его выдающаяся заслуга, его новое слово в науке.

Объяснить понятие остойчивости можно на примере игрушки «Ванька – встанька». Подобно ей судно после отклонения от состояния равновесия вновь возвращается в своё нормальное положение. Когда эта способность утрачивается – остойчивость теряется и судно опрокидывается.

Теме остойчивости промысловых судов профессор Севастьянов посвятил докторскую диссертацию. Он говорил мне: «Промысловые суда находятся в более тяжёлых условиях эксплуатации по сравнению с транспортными. Проще говоря, рыбацкие суда - всегда открытые безумству стихии, часто опасно обледенелые и перегруженные выше дозволенного. Поэтому должны иметь хорошую остойчивость».

Никита Борисович создал в институте научно-исследовательскую лабораторию, изучавшую мореходные качества кораблей, которые проектировались в различных конструкторских бюро страны.

«Тут, в опытном бассейне, мы получаем полное представление обо всех «ощущениях» судна под действием волн, качки, порывов ветра, - говорил мне Севастьянов. - Чтобы задолго до того, как оно сойдёт со стапелей и вступит в единоборство со стихией, сформировать его мореходные качества».

В одной связке «скорая помощь»

Если научные труды Севастьянова были известны по большей части только инженерам-корабелам, то судоводители-практики видели в профессоре «скорую помощь».

Оперативные рекомендации его лаборатории не раз вырывали из лап стихии терпящие бедствие суда.

Я вспомнил об этом, увидев на его столе пухлую папку «Дело «Острова Сибирякова» с пометкой: «Снят с мели 21 января 1979 года в 12 часов 19 минут».

Происходило это так.

В ту памятную жестокой стужей и ураганным ветром ночь морской спасатель «Вилнис» вёл из Гётеборга на ремонт в Ригу океанский рефрижератор «Остров Сибирякова», у которого был разобран главный двигатель.

Они подходили к острову Борнхольм, когда разыгрался десятибалльный шторм. Под порывами урагана машины буксира выбивались из сил. Лопнул буксирный конец. И 154-метровый рефрижератор оказался в плену у моря. Ценой огромных усилий моряки-спасатели снова и снова подавали с буксира трос, но всякий раз его обрывало.

На зов о помощи первым пришёл буксир «Славный». Он настиг терпящих бедствие уже близ берегов Швеции. «Славный» вместе с «Вилнисом» старались удержать «Остров Сибирякова» на «большой воде», увести его подальше от скал. Но рефрижератор неудержимо гнало к берегу, на каменистую отмель. Сил двух спасателей не хватало.

Трос, которым «Вилнис» пытался удержать носовую часть «Острова Сибирякова», оборвался. «Славный», как альпинист, остался в опасной связке. А камни береговой полосы уже скрежетали по стальному днищу рефрижератора. Один из яростных порывов шквала легко швырнул суда на скалы.

На помощь пришла лаборатория Севастьянова, что находилась за сотни миль от терпящих бедствие, в Калининграде.

Учёные сделали точные расчёты, и вместе с судоводителями тщательно подготовили операцию по спасению «Острова Сибирякова».

Сначала перекачали балласт из носовых танков в кормовые и развернули судно носом к морю. Потом перекачали балласт с кормы в носовую часть рефрижератора и сдёрнули его с мели. Моряки потом вспоминали: советы учёных были так точны, что, казалось, их дают не из далёкой лаборатории, а непосредственно из рубки.

Шведы удивлялись: неужели у русских получится? Получилось!

Моряку — от учёного

За многие годы работы учёным были написаны десятки научных трудов. Широкую известность на флоте получила его книга «Моряку об остойчивости». Для каждого, кто ходит в море, это те знания, без которых не обойтись в борьбе за живучесть.

Когда я иду мимо дома, где жил Никита Борисович, мне представляется, что вот-вот появится он и протянет мне руку. Но увы, его нет уже ровно четверть века.

А вот табличка с его именем на фасаде здания Калининградского государственного технического университета на Баранова - тёплой волной по душе. Справа от портрета профессора видим надпись: «В этом здании с 1959 по 1993 год работал выдающийся учёный – кораблестроитель доктор технических наук, профессор Никита Борисович Севастьянов».

Помнит город своего выдающегося гражданина, Заслуженного деятеля науки и техники РСФСР, воздал ему память.


Комент