Долгоруково или «Прусский камень»

Посёлок Долгоруково, что километрах в семи от Багратионовска и примерно в двух от польской границы, - просто мекка для любителей постапокалиптических пейзажей

Галина ЛОГАЧЁВА, фото автора

Здесь находится огромное брошенное военное поселение: десятка два казарм, три здания столовых, две бани, бассейн, два плаца, многочисленные гаражи, пекарня, КПП с гауптвахтой, подземные сооружения.

Район, который на протяжении полувека был домом для тысяч советских солдат и офицеров, на сегодня запущен: власти так до сих пор и не решили, что делать с этим необъятным наследием Второй мировой и холодной войн.

Военный «нерв» Пруссии

Свое ратное назначение посёлок Долгоруково (Домтау) получил ещё до Второй мировой войны, когда летом 1934 года правительство Германии выкупило огромную территорию от Домтау на юг (10 тысяч гектаров). Район обнесли забором и создали там военный полигон под названием Stablak (Штаблак, что ассоциируется в немецком языке как «прусский камень»).

18_08.jpg
Памятник, где покоятся 500 воинов, и стела,
увенчанная скульптурой крылатой богини победы Ники.


Вначале полигон и железнодорожная станция, построенные здесь в 1935 году, предназначались для дислокации 1-й кавалерийской дивизии вермахта. Но затем на базе кавалерийской сформировали 24-ю танковую дивизию (Stablack Preußisch Eylau Ostpreussen 24 Panzer Divison Ausbildung). К ней от кавалеристов перешла эмблема, изображающая всадника, преодолевающего препятствие.

В ноябре 1942 года эта танковая дивизия в составе 6-й армии под командованием Паулюса оказалась в знаменитом Сталинградском котле, и за 13 дней была полностью уничтожена.

А Stablak продолжил своё развитие как крупнейший учебно-тренировочный центр вермахта в Пруссии. В нём было сформировано множество военных частей. В том числе испанская добровольческая танко-гренадерская дивизия СС «Валлония», собранная из остатков испанской «Голубой дивизии», выведенной в ноябре 1943-го из-под Ленинграда по приказу Франко.


18_14.jpg
Въезд на территорию полигона (вид на КПП и гауптвахту).

Эта испанская дивизия «Валлония», попав в январе 1944 года в Черкасский котёл, также практически полностью была уничтожена.

Интересный факт: испанцы часто пренебрегали дисциплиной, чем страшно раздражали немцев, которые как раз правила возводили в культ. Испанцы могли бродить по Штаблаку небритые, с расстёгнутой гимнастёркой и выпивши. Причём, на замечания реагировали иной раз агрессивно. За что немцы с удовольствием сажали их на гауптвахту.

Штаблаку в Германии предавали большое значение, поэтому здесь часто бывали лидеры вермахта, в том числе генерал Отто Ляш (последний комендант Кёнигсберга).

Штаблакский геноцид

На территории Восточной Пруссии, которая потом отошла к Калининградской области, функционировало 58 концлагерей. Из них 21 - в Кёнигсберге.


18_15.jpg
Бывшая церковь в Домтау. Ныне культурно-досуговый центр.

Концлагерь для военнопленных под Штаблаком (между современными посёлками Долгоруково и Дубровкой) с осени 1939 года начали строить польские военнопленные. Он назывался Stablak Stalag IA.
Через него прошли 160 тысяч узников - польские, итальянские, французские, бельгийские пленные, но большинство — это воины Красной Армии.

Русские военнопленные появились здесь в июле 1941 г. Они жили в специально отведённой зоне, куда запрещался доступ медицинскому персоналу.

Под Stablak находился и ещё один лагерь смерти, где пленные работали на подземном авиазаводе. Оттуда живым вообще не вернулся никто.

Поляков, французов, бельгийцев хоронили в отдельных могилах, наших - закапывали в рвах. До сих пор многие из них так и числятся пропавшими без вести.

Кухни у военнопленных западной Европы и советских были отдельными. Если хлеба все получали одинаково, то баланду «западникам» готовили получше. Помимо прочего со второй половины 1942 года практически ежемесячно каждый из «западников» получал посылку от международного Красного Креста с мясными и рыбными консервами, мукой, кексами, печеньем, сгущённым и сухим молоком, сахаром, сигаретами, шерстяными свитерами, носками.

Однако каким бы мощным ни казался полигон Stablak, в марте 1945 года его заняли практически без боя части 28-й армии генерал-лейтенанта Александра Лучинского.

На сегодня от возведённого руками польских военнопленных концлагеря Stablak Stalag IA с его сотнями бараков остались только два огромных поля. Они изрыты ямами — это дело рук «чёрных» копателей.

Приезжают они на машинах, интересуют их значки, медальоны, монеты (бельгийские, французские, немецкие), кокарды, пуговицы, номерные таблички с наименованием лагеря.


18_13.jpg
Долгоруковский специальный дом-интернат для престарелых и инвалидов.

Постапокалиптический мир

Уже в апреле 1945 года на территории полигона Штаблак организовали завод по ремонту трофейных немецких автомобилей. Здесь и в бараках концлагеря Stablak Stalag IA
селили интернированных немцев, которым не удалось покинуть Пруссию до наступления Красной Армии.

После же на полигоне в течение полувека размещались советские ракетчики, танкисты и разведчики. Но в конце 1995 года все эти части расформировали, а матценности перевезли в Гусев.

В Интернете можно найти множество воспоминаний о полигоне уже взрослых детей военнослужащих, отцы которых служили в частях, дислоцировавшихся на территории военного поселения Долгоруково (так после войны переименовали Штаблак).

На сегодня убитые постройки военного городка навевают невыразимую тоску.

Сейчас каждого въезжающего через мост на бывший полигон встречает разбитый и разграбленный КПП. Сразу за ним с советских времён сохранилось ещё большое, ныне облупленное панно с изображёнными на нём красными пехотинцами на белом фоне, идущими в атаку с автоматами наперевес.


18_09.jpg
Панно, существующее ещё с советских времён.

Панно это представляет собой ту точку, откуда расходятся вглубь городка три дороги. На сером мрачном фоне убитых строений яркой жёлто-оранжевой раскраской выделяются слева от центральной дороги четыре казармы, переделанные под жильё.

Рядом здание бывшей медчасти. Ему тоже нашли применение - разместили там спецдом-интернат для престарелых и инвалидов, расписав его в ядовито-зелёных тонах. Территория интерната, оформленная в виде полянок с искусственными преувеличенно большими грибами на клумбах, напоминает участок для прогулок при детском саде. Впрочем, есть на его территории ещё и маленькая церквушка, куда изредка приезжает батюшка, чтобы пообщаться с обитателями спецдома, своими прихожанами.

Над интернатом плавает вкусный запах свежеиспечённого хлеба. Охранники говорят мне, что поблизости до сих пор работает старая, немецкая ещё, пекарня и что и они сами и те старики-инвалиды, кто может ещё ходить, покупают там прекрасный хлеб.

Мы возвращаемся к перекрёстку трёх дорог и, минуя панно с нарисованными красными пехотинцами, едем вперёд, вглубь городка по центральному направлению. Примерно через метров 250 останавливаемся у двух небольших прудов, возле которых, кроме развалившихся казарм, целых три памятника.

Вокруг ни души. И тишина — чуть ли не первозданная. Только слышно, как где-то далеко-далеко кто-то рубит дрова.

Четыре мемориала

Небольшая братская могила (20 на 20 метров), где покоятся более сотни советских воинов, погибших в окрестностях Штаблака, появилась ещё весной 1945-го. Памятник на ней установили позже, в 1952 году, когда захоронение территориально относилось к в/ч 33812.

Мемориал не заброшен, видно, что за ним ухаживают. На обелиске пирамидальной формы из красного гранита обновлены и орден Красного Знамени, и эпитафия «Вечная слава героям, павшим за свободу и независимость нашей Родины. 1941-1945», и зажжённый факел на цоколе.

Перед обелиском три мраморные плиты с фамилиями погибших воинов. Территория памятника огорожена кованой металлической оградой.

Неподалёку, метрах в трёх, находится ещё одна братская могила, и там тоже похоронено более ста красноармейцев. Ранее она находилась на территории в/ч 36893. Перед обелиском, увенчанным красной звездой, на бетонном надгробии установлены три мраморные плиты с фамилиями погибших. Участок памятника также обнесён кованой металлической оградой.


18_10.jpg
Одна из казарм, оставленная военными.

Напротив этих двух мемориалов до сих пор сохранились остатки ещё одного памятника, сооружённого в 20-х годах прошлого столетия. Это была работа Германа Брахерта, посвящённая памяти павших в Первую мировую.

Представляла она собой скульптуру немецкого воина в каске, приготовившегося к броску гранаты.

На сегодня сохранилось лишь бетонное основание постамента, к слову, в аварийном состоянии (его размеры 2 на 1,5 и на 3,0 метра). Осенью 2015 года фрагмент памятника перевезли в дом-музей Германа Брахерта, что в посёлке Отрадное (неподалёку от Светлогорска).

Все, кто едет в Багратионовск через Долгоруково, обязательно справа от главной дороги видят красивый, ухоженный мемориал, где покоятся более 500 воинов. К памятнику ведёт лестница. В центре площадки установлены чаша Вечного огня и стела пирамидальной формы, увенчанная скульптурой крылатой богини победы Ники. По периметру площадки с двух сторон возведены стены с мемориальными досками, где выбиты имена погибших.

18_11.jpg
Братская могила, ранее относившаяся к в/ч 33812.
18_12.jpg
Ещё захоронение (бывшая в/ч 36893).

Так концентрационные или «трудовые»?

Когда я работала над материалом об истории Долгоруково, мне довелось наткнуться на одну немецкую статью, где рассказывалось о Домтау: о переселении сюда крестьян из Германии в первой половине XIV века под защитой рыцарей Тевтонского ордена. О том, как зимой 1416-1417 гг. люди погибали от жуткого голода, чумы и холеры, опустошавших все дома. О пребывании тут русских в период Семилетней войны 1758-1762.

Кстати в этой статье упоминался Гюнтер Нейман, известный певец, тенор, работавший в оперных театрах в Потсдаме, Веймаре и Берлине. Оказывается, что он родился в Штаблаке в 1938 году.

Как бы всё понятно. Но есть одно «но». Штаблакские концлагеря автор называет «трудовыми». Причём, сетует ещё на то, что русские
военнопленные там плохо себя вели.

Просмотрев статьи местных краеведов за последние годы относительно концлагерей в Восточной Пруссии, меня поразило то, что они вслед за немцами тоже называют их «трудовыми».

Вот так, с подмены слов, и начинают переписывать историю…





Комент