Другая Польша-2

Что русский царь Пётр I делал в тыкоцинском замке, почему поляки желали раскромсать запершегося там Януша Радзивилла, как примирились на почве ненависти к жене короля два враждующих рода и о многом другом калининградские журналисты узнали, посетив в конце июня Польшу.
Организовал тур польский Фонд
Роминцкой пущи (Яромир и Ксения Краевские)

(Окончание. Начало в № 40 от 29 июня)

Галина ЛОГАЧЁВА,
фото Юлианы ЧЕРНЯВСКОЙ

И снова я про городок Тыкоцин, что в Подляском воеводстве. (Это белорусско-польское пограничье.) На этот раз мы поговорим о тамошнем замке.

Издалека он выглядит достаточно впечатляюще, как и полагается всем крепостям. Но взглянув на него вблизи, понимаешь: что-то не так...

41_11.jpg

Новодел! Да, новодел. Реконструкция древнего замка, когда-то стоявшего на этом месте.

Стены пока не замыкают прямоугольник - строительство ещё не завершено. Мы заходим внутрь здания и идём в музей.

Ненависть победила ненависть

Пыли веков в музее не ощущается. Даже наоборот - пахнет стройкой.

Наша симпатичная экскурсовод по имени Эвелина говорит нам, что когда-то в старом тыкоцинском замке кипели нешуточные страсти: в XVI веке тогдашнего владельца деревянного строения из рода Гаштольдов выкурил со злости сосед Радзивилл. Спалил начисто.

Уцелевший Станислав Гаштольд в долгу не остался и в отместку поджог резиденцию злокозненного Радзивилла.

Сильно опечалился, по словам нашего гида, прознав про такое недружелюбие своих вассалов друг к другу, король Польши Сигизмунд I Старый. И поехал в заново отстроенный замок Гаштольда в Тыкоцине, чтобы урезонить враждующих. Но заклятые друзья и сами помирились, проникнувшись внезапной ненавистью... к супруге короля, Боне Сфорца, которую тот привёз с собой.

Короновать и умертвить!

И жизнь Гаштольдов в тыкоцинском замке снова потекла своим чередом: размеренно и сонно.

Пока смерть Станислава Гаштольда не застала его жену, Барбару, врасплох. У неё с умершим мужем не было детей. А это значило, что их родовое гнездо автоматически переходило к королю. И она затаилась в тыкоцинском замке, ожидая решения своей дальнейшей участи.

Когда сын короля, Сигизмунд Август, появился в Тыкоцине, чтобы познакомиться со своим неожиданным приобретением, Барбара пустила в ход все женские чары и хитрости.

И преуспела. Сигизмунд Август воспылал к ней страстью и заявил умирающему отцу, Сигизмунду I Старому, и матери, Боне Сфорца, о своей готовности жениться на гаштольдской вдове. Те ответили отказом. И тогда за дело взялись два Николая: Рыжий и Чёрный — братья Барбары. Они организовали влюблённым тайное венчание.

Вступивший на трон Сигизмунд Август Барбару короновал. И тогда его мать приложила все силы, чтобы сжить невестку со свету: через год после коронации её отравили по наущению Боны. Во всяком случае так написано во всех справочниках.

Однако наша юная гид Эвелина с таким умозаключением не согласна. По её версии в смерти Барбары следует винить Сигизмунда Августа, который до встречи с ней вёл разгульный образ жизни. Оказывается, он предложил Барбаре не только руку, сердце и корону, но и одарил целым букетом венерических заболеваний. От которых она и скончалась.

Но, как бы то ни было, а романтическая эта история закончилась тем, что безутешный вдовец перевёз в Вильно (Вильнюс) тело своей возлюбленной жены, где её и погребли в Кафедральном соборе.

Два короля: безутешный и «водевильный»

Наша проводница по замку утверждает, что после пережитой личной трагедии Сигизмунд Август проникся любовью к Подлясью. Скорее всего, так оно и было.

Тыкоцинский замок он отстроил в камне. Перевёз сюда даже свою сокровищницу и арсенал: топоры, сабли, арбалеты и первые появившиеся в Польше карабины.

41_10.jpg

И, отчаявшись оставить после себя наследника, снова отдался беспорядочной жизни, наполнив двор кудесницами и чернокнижницами.

Хотя и от дел государственных не отрекался. Уравнял в правах православных и католиков. Воевал с царём Руси Иоанном Грозным, не сумев уладить с ним территориальные споры и не выдав за него свою сестру Екатерину (Грозный к ней сватался).

Умер Сигизмунд Август в Кнышинском замке, что неподалёку от Тыкоцина, в 1572 году, и на нём правление династии Ягеллонов на Польско-Литовском троне закончилось.

Почивший король пролежал в смеси хмеля и мёда целых 14 месяцев: так долго поляки не могли определиться со своим новым властителем.

Наконец, похоронили, позвав на трон 22-летнего французского принца Генриха Валуа. С рядом условий: погасить все долги Сигизмунда Августа, учить польскую молодёжь в Париже, выставить несколько тысяч пехотинцев против Ивана Грозного, ежегодно выплачивать в польскую казну 450 тысяч злотых из своих личных средств, послать французский флот на Балтику, построить польский флот. К тому же жениться на 49-летней Анне, дочери Сигизмунда Старого и Боны Сфорца.

Генрих ни одного из этих условий не выполнил и выполнять не собирался. Его короткое правление сами поляки потом назвали «водевильным». Генрих ночи напролёт предавался попойкам, пляскам и азартным играм, а днём спал. И однажды после долгого бала тайком ускакал в свою милую сердцу Францию.

Поляки настигли его уже на границе и потребовали вернуться. Генрих обещал вернуться. Но... «забыл». Как и все другие обещания.

Шведский потоп

А тыкоцинский замок перешёл в руки очень интересного персонажа: Януша Радзивилла. Тот жизнь свою провёл, воюя с русским царём, казаками и Хмельницким. В борьбе же своего государства со шведами, вошедшую в историю как «шведский потоп», занял сторону неприятеля.

41_12.jpg

Заперся со шведами в тыкоцинском замке и отбивал атаки наседавших своих соотечественников. И вдруг помер. Покрывшись непонятными пятнами.

Прознав про это, поляки заявили о своём желании заполучить тело ненавистного предателя Радзивилла и раскрошить его саблями.

Но шведы забились в одну из башен, утащив туда и труп Радзивилла. Настойчивым полякам пришлось её взрывать. И поэтому замок им перешёл без одной башни.

«Эффект» Петра I

На рубеже XVII-XVIII веков Польшу раздирали внутренние свары, даже нашествие шведов не смогло примирить и объединить враждующие стороны.

В такой обстановке молодой русский царь Пётр I поддержал короля Польши Августа, велев объявить панам, что к их границам приблизилось русское войско. Август тогда передал Петру, что этот «эффект» никогда не сотрётся из его памяти.

41_13.jpg

Позже монархи повстречались лично. И весьма друг другу понравились. Оба молодые, высокие, сильные.

Август позабавил Петра тем, что одним ударом сабли отрубил голову крупному волу. На ладони удерживал человека.

Вернувшись в Москву, Пётр с восторгом рассказывал о своём новом друге и показывал подаренную Августом саблю.

Все годы войны со шведами царь высылал польскому королю и солдат и крупные средства, и не напрасно: в августе 1704 года Август отбил у шведов Варшаву и начал их теснить.

Панна Эвелина говорит нам, что одним из последующих мест встреч монархов стал тыкоцинский замок с его взорванной башней. Здесь в 1705 году они объявили об учреждении Ордена Белого орла и наградили им четырёх польских магнатов, трёх русских, а также гетмана Мазепу (который переметнулся потом к шведам и про которого писал Пушкин).

Кстати, Орден Белого орла и до сих пор является высшей государственной наградой Польши.

Что же касается Тыкоцинского замка, то его полностью разрушили и разобрали в 1771 году по приказу очередных его владельцев Браницких. Кирпичи и камни пустили на строительство костёла и ремонт дорог.

Замок и память

После этой экскурсии я понимаю, почему поляки хотят восстановить замок. Его история — это отражение большой истории Польши. С её распрями и наивными представлениями о жизни (пусть кто-нибудь придёт и за всё заплатит, да ещё и женится на засидевшейся в девках королевне). С её войнами за освобождение и становлением самосознания и государственности.

Что же касается судьбы Тыкоцинского замка, то только через 220 лет после его уничтожения, в 1990-х годах, меценат Яцек Назарко предложил городским властям его восстановить. Территорию тщательно исследовали археологи. Реконструкция, проводимая на основе исторических источников, ещё до конца не завершена.

«Калининградцы считают, что хорошо знают Польшу, - подытоживает председатель правления Фонда Роминцкой пущи Яромир Краевски, один из организаторов тура для наших журналистов. - Но я убеждён, что эти знания всегда можно углубить, расширить, наполнить новыми смыслами и фактами. Многое в жизни современной Польши не столь очевидно, но от этого не теряет своей значимости».

Из Крушиняны в Мекку

Вообще полное название проекта, финансируемого МИДом Польши, звучит так: «Польский путь к независимости: информационная кампания в Калининградской области».

41_09.jpg

«Каждый народ, пришедший когда-то на польскую землю, обогатил её и добавил свои штрихи к парадному портрету страны», - считают в Польше. И потому нас везут в посёлок Крушиняны, к старейшей в Польше мечети, которая является объектом исторического наследия.

Встречает нас «хранитель мечети» Джемиль Гембицки. Предлагает разуться, поскольку «всё внутри в коврах».

Он говорит нам, что татары появились в Подлясье благодаря королю Яну Собескому, позвавшему в XVII веке к себе на службу 45 семей крымских татар. Но поскольку он не смог им заплатить, то разрешил поселиться в местечке Крушиняны, правда, опустошённом холерой. Зато избавил от налогов.

- Крест на въезде в посёлок — это благодарность Аллаху за то, что мы пережили холеру, - отмечает Джемиль.

По его словам, в истории Польши нет случая, чтобы татар обижали. Напротив. Им давали звучные польские фамилии. Уравняли в правах со шляхтой. Разрешали брать в жены полек благородного происхождения.

Никогда татары не уклонялись от военной службы, сообща выступали с поляками то против Турции, то против немцев в Первую и Вторую мировую войнах.

Уже лет триста, как они утратили свой родной язык, но помнят свои корни, хранят веру и традиции, например, называя детей либо библейскими, либо арабскими именами.

На вопрос, есть ли среди татар смешанные браки, Джемиль отвечает утвердительно. Пример - он сам. Жена его придерживается католической веры. Поэтому ещё до брака договорились: будущих сыновей воспитывать в мусульманской вере, дочерей — в католической. «Всё справедливо», - заключает он.

Маленькая Медина

П одних только мусульман со всех точек мира примерно человек триста.

Буквально на наших глазах в мечеть зашла группа паломников… с Малайзии в сопровождении чеченцев.

- Нашу мечеть ещё называют «маленькой Мединой», - смеётся Джемиль Гембицки, - вот буквально перед вами приезжали мусульмане из Литвы. - Но действует она и как музей для всех желающих познакомиться с нашей культурой. Одних туристов тут бывает более 40 тысяч в год.

Защитник Порт-Артура

Джемиль Гембицки является «хранителем» не только мечети, но и крушинянского мусульманского кладбища (одного из трёх крупнейших в Польше).

Он подводит нас к самой древней здешней могиле, относящейся к 1699 году. Скорее всего, человек, погребённый в ней, по имени Самуэль, знал лично Яна Собеского, того самого, который и призвал татар на польскую землю.

По кладбищенским надгробиям, наверное, можно проследить и историю татар на Подлясье. Например, некоторых журналистов заинтересовал гранитный столбик, с едва различимой надписью на русском языке. Оказывается, это могила военного чиновника, надворного советника и кавалера, казначея Квантунской крепостной артиллерии, участника обороны Порт-Артура Адама Александровича Мухарского (2.10.1855–30.06.1905). На сайте Российского Дворянского Собрания о нём мало сведений. Сообщается только, что дед его «в 1786 году являлся владельцем земли в околице Крушинян» и «доказал дворянство в Гродненской губернии».

Святая Липка

Хотелось бы рассказать и ещё об одном месте.

Калининградцы едут в Миколайки в основном через Кентшин. И мало кто знает, что буквально в 12 километрах к югу от Кентшина находится просто шедевр, которому может позавидовать сама Италия.

41_16.jpg

Он в местечке Святая Липка. Это огромный роскошный храм в стиле барокко - действующий монастырь иезуитов.

Первым произведением искусства, которое нас здесь потрясло, стали кованые ворота, состоящие из 3000 (!) листьев. Созданы они Иоганном Шварцем в 30-х годах XVIII века. Дизайн каждого листа разрабатывался отдельно!

Оказалось, что и часы на обеих башнях базилики, и орган выполнены кёнигсбергскими мастерами в XVIII веке. Украшает орган работа Жана Жозе Мозенгела, - движущиеся фигурки Богородицы, купидонов, архангела Гавриила и херувимов, поворачивающихся вокруг своей оси, в то время, как на центральной башне находится ангел, играющий на мандолине.

Нам говорят, что Святая Липка (Свента Липка) — это «жемчужина барокко», важнейшее место для каждого поляка, овеянное легендой.

А легенда такова. В Кентшинской тюрьме в ожидании казни усердно молился Деве Марии преступник. И пригрезилось ему, что пришла к нему сама Богородица, вложив в руку кусок дерева и нож. Приговорённый вырезал красивую статуэтку Божьей Матери и Младенца. Взглянув на неё, судьи даровали ему жизнь, посчитав, что об этом попросила сама Дева Мария. Выпущенный на свободу узник прикрепил статуэтку к липе, которую встретил на своем пути. Впоследствии там построили часовню.

Во времена гонений на католиков липу срубили, а фигуру Богородицы утопили в озере. Но при короле Зигмунте III земля под сакральным местом была выкуплена и передана ордену иезуитов, а те построили костёл. В 1693 году его освятили и назвали в честь Матери единения христиан.

41_17.jpg

В базилике помимо служб постоянно проходят концерты органной музыки, детских коллективов.

Мы застали службу, в конце которой по знаку монахини вышли её воспитанники и пели молитвы хором.

Покидая монастырь, мы на память сфотографировали монахиню с детьми на ступеньках костёла.


Комент