Яблоневка или Лихтенхаген (световой узор)

Здоровый средневековый дух, неторопливый, разумный уклад жизни сохранились в Яблоневке (бывший Лихтенхаген). Поселение относится к Гурьевскому району и расположено южнее Калининграда на восемь километров. Кстати, туда ходит из областного центра автобус №146

Галина ЛОГАЧЁВА, фото автора

Собираясь в путь, я наметила осмотреть два главных объекта в Яблоневке: кирху XIV века и памятник погибшим в Первую мировую войну жителям прихода, установленный в 1920-х годах.

Обычно, чтобы долго не искать достопримечательности, я спрашиваю об их местонахождении тамошних жителей.

В этот раз первой мне встретилась бабулька, старожил посёлка, которая брела прямо по трассе, так как тротуаров в Яблоневке нет.

На мой вопрос о кирхе она застыла в недоумении. Пришлось повторять ещё и ещё, пока я не догадалась назвать кирху «немецкой церковью».

- А-а, так это вам повернуть сейчас направо! - Поняла, наконец, старушка. - А вообще я туда не хожу.

- А где памятник солдатам Первой мировой? - Продолжила я свой допрос.

- А что, есть такой? Не знаю… - покачала головой бабуся.

«Ладно. Или сама найду или люди помоложе подскажут», - подумала я и поехала искать кирху.

DSC05855.jpg

Аист на крыше

Церкви, как правило, строились на холмах, поэтому видно их издалека из всех точек округи. Кирха в Лихтенхагене — не исключение.

Её живописные руины возвышаются на пригорке. Под ним по дну оврага бежит ручей, исчезая вдали средь заросшего зимнего парка, застывшего в безмолвии.

Захожу в разрушенную до третьего этажа башню кирхи. Её кладка, выполненная булыжником и кирпичом, помнит ещё орденские времена. На стенах сохранились надписи готическим шрифтом. Под ними какой-то вандал краской намалевал каракули.

Через отверстие в башне прохожу в саму кирху. Она также стоит без крыши. Всё пространство внутри неё заросло молодыми деревцами, кустарником и травой.

Ещё совсем недавно на стенах кирхи просматривались средневековые фрески. Общественность била тревогу: надо спасать творения неведомого мастера! Но… Дожди, девиантное поведение любителей возлияний и абсолютное равнодушие властей к памятнику истории сделали своё дело — старинных росписей, которые являли ещё Тевтонским рыцарям сцены из Библии, больше нет.

Обойдя кирху снаружи и осматривая фронтон её восточного фасада с гнездом аиста наверху, я услышала какой-то гомон.

Присмотревшись, различаю внизу у ручья большое стадо гусей, которые сбились в кучу и, гогоча, глядят в мою сторону. Охраняет этих белых беспокойных крупных птиц пёс, который тоже внимательно следит за моими перемещениями. Но пока молчит и не двигается.

Все на «тарзанку»

Метрах в пятидесяти от восточного фасада кирхи грудой сложены валуны — это всё, что осталось от памятника погибшим жителям прихода в годы Первой мировой. Впрочем имена всех 76 человек, высеченные на розовом граните, разобрать ещё можно.

Многие фамилии повторяются дважды, только с разными инициалами (понятно, что в этих семьях с полей сражений не вернулись двое мужчин). И есть два фамильных рода (Glass и Wenk), где не вернулись трое.

Пока я разбирала имена, высеченные на камне, из ворот красивого немецкого дома вышли на прогулку мама с сыном лет четырёх. (Предполагаю, что прежде в нём жил местный пастор.)

Когда они проходили мимо меня, я спросила у родительницы, показывая на бывший памятник: что это за груды валунов?

- Даже не знаю. - Пожала плечами молодая женщина. - Может, куски от стен кирхи отвалились?

Я, видя её заинтересованность, кратко рассказала тогда о том, что сама знаю о памятнике.

Что стоял он на кубическом постаменте из тёсанных полевых камней, а справа и слева от него находились мемориальные плиты с фамилиями погибших. Что в советские годы кирха использовалась для хознужд и, чтобы проще к ней было подъезжать, памятник просто спихнули в овраг бульдозером и засыпали землёй...

Мой небольшой экскурс в историю заинтересовал и ещё одну молодую семейную пару, которая с маленьким ребёнком тоже направлялась на детскую площадку (или «тарзанку»). И площадка и «тарзанка», как я заметила, находятся в заросшем парке, что на склоне оврага.

Моих слушателей стало больше. Я ещё обратила их внимание на единственную сохранившуюся гробницу, перемещённую сейчас к памятным валунам, - это всё, что осталось от рытого-перерытого кладбища. (К стенам всех церквей всегда примыкали погосты.) Вот и территория возле кирхи в Яблоневке просто испещрена ямами.

Что же касается памятника, то дальнейшая его история такова.

Летом 2013 года группа преподавателей и курсантов БВМИ обнаружила в овраге две плиты из розового гранита с выбитыми на них именами, каждая плита весом более тонны, а также постамент и стелу с эпитафией в центре. Автокраном фрагменты памятника подняли и скрепили их с помощью песка. Ныне этот мемориал получил статус культурного наследия и подлежит государственной охране.

Световой узор

Сам по себе посёлок тоже интересен. В его историческом центре сохранились и старая планировка и старые каменные постройки. Здесь всё, как и много веков назад: уютный дымок из труб, стрельчатые окошки, украшенные «зубчиком» из кирпича, дорожки «горбиком», дренажные канавки, аккуратно выложенные булыжником, огородики и садики перед домами. Рядом и места для отдыха - парк и ручей. Всё продумано.

Деревня Лихтенхаген впервые упомянута в документе 1304 года, а места вокруг неё пречислены к лесным и охотничьим угодьям. Само название поселения складывается из двух слов: «лихтен» (т. е. «свет») и «хаген», что на нижнесаксонском диалекте означало «узор», «рисунок».

История жизни и исчезновения

Известно, что комтур Кёнигсберга, будущий великий магистр Тевтонского ордена Генрих Дуземер фон Арфберг, подарил в 1349 году Лихтенхаген и мельницу монастырю бенедиктинок Святой Марии в Лёбенихте.

Как уж 12 монахинь пользовались вверенными им дарами — неизвестно, однако чуть позже этого пожертвования, а именно в 1350 году, в Лихтенхагене появилась кирха.

Освятил её известный земландский епископ Якоб фон Блудау.

Родился он в семье владельца поселения Bludau (ныне Кострово Зеленоградского района), практически всю свою жизнь посвятил служению в Кафедральном соборе Кёнигсберга, где и был похоронен 20 января 1358 года.

В 1853 году в Лихтенхагенской кирхе установили орган.

Имя первого священника, служившего в ней, не сохранилось, а вот с 1567 года все имена местных пасторов известны. Последним значился Erwin Grzybowski (1943–1945). Судя по имени — поляк.

Что же касается кирхи, то в результате военных действий 1945 года крыша и фахверковая часть башни были разрушены. В советское время остатки башни покрыли шифером, ризницу с северной стороны алтаря разобрали, северный притвор полностью разрушили, входы из ризницы в алтарь и из притвора в неф заложили кирпичами.

Как я уже писала, использовали здание культового сооружения в хозяйственных целях.

С 1993 года, когда колхозы распались и уже никто не следил за состоянием кирхи, она стала активно разрушаться. Однажды зимой 2007 года с её стен отвалилась штукатурка и обнажила средневековые фрески. Дожди, ветры и морозы стёрли эти изображения.

Постановлением Правительства Калининградской области от 23 марта 2007 года №132 кирха в Яблоневке получила статус объекта культурного наследия регионального значения. В 2010 году её передали калининградской епархии РПЦ. До сегодняшнего момента никаких работ по её восстановлению не велось, памятник старины продолжает разрушаться.


Комент