Семь залпов за Победу

«Победа, ребята!» - выбежала с кп замкомвзвода управления Савонина, а потом сама же
и скомандовала зенитчикам: - К орудиям!»

Выдав несколько залпов, бойцы быстро зачистили стволы от гари, убрали гильзы.
И тут же подскочила легковушка с начальством:

- Стреляли?!

- Никак нет!

За самовольство и в такой день под трибунал можно было угодить

Юлия ЯГНЕШКО

Одним из тех зенитчиков, которые салютовали 9 мая 1945 года под Ригой, был Ваня Дивеев. Сержанту, прошедшему долгий боевой путь от родного Саратова до Прибалтики, командиру орудия, было всего 19 лет.

«Я родился в селе Атаевка Саратовской области, был старшим из трёх братьев, - рассказывает ветеран. - Жили мы просто. Единственный велосипед в селе - у моего двоюродного брата Сашки. Вот его, скинувшись копейками, и послали за леденцами в воскресенье 22 июня 1941 года. Пацаны же, по 15 лет. А он вернулся из магазина и говорит: «Война». И давай мы решать, как с немцем воевать, как его бить, где окопы копать. Дети...»

Но вместо подвигов и героических схваток с врагом пришлось поначалу заменить всех мужчин, мобилизованных на фронт.

«Я работал на быках, - улыбается Иван Иванович, вспоминая молодость. - Они норовистые. Был у меня такой Шмулёк. Никто не мог его приручить, а я сумел. Потом верхом на нём ездил.

А забота одна: не подвести. Всё же было для фронта. Вставал в четыре утра. Бочку воды наливал. Потом ехал в кладовую за продуктами. И вёз всё это в поле, где работали трактористы и комбайнёры. Потом за мазутом и керосином и обратно».

51__12.jpg

В пересчёте на сапоги

Осенью 1943 года с фронта вернулся отец. С протезом вместо одной ноги.

Воевал он в пехоте и побывал в самых страшных боях с фашистами, когда они рвались к Москве. Сражался за Кубинку, в Клину, под Вязьмой, где наши войска потерпели серьёзное поражение, попали в «котёл».

«Отец командовал взводом, - говорит Иван Иванович. - Был старшим сержантом, а пришлось руководить дивизионом. Потому что сначала убили комбата, и он принял батальон. А когда погиб командир дивизиона - встал и на его место. Под Ржевом его самого ранило. Хирурги хотели обе ноги отнять. Но одну ему всё же сохранили».

Отец ещё не успел всего рассказать про фронт, как повестка в армию пришла и Ване.

Бойца Дивеева определили в зенитную артиллерию, а первые бои пришлось ему вести за Саратов, который батарея защищала от налётов гитлеровской авиации. Немцы же стремились уничтожить город, потому что через него горючим и всем необходимым снабжали до 75 процентов советских войск.

«Я был наводчиком, замкомандира орудия, - говорит ветеран. - За ночь моё орудие выстреливало 120 снарядов. Каждый снаряд стоил как хромовые сапоги. А норма на уничтожение самолёта — до 600 выстрелов. Вот сколько сапог вылетало!»

Красный флажок

Полк, в котором служил Ваня Дивеев, сбил 27 самолётов и получил звание гвардейского. Вроде немного. Но дело нелёгкое.

Сколько раз Иван видел в окуляр, как снаряд попадал в брюхо «Юнкерсу». Но тот только подпрыгивал и летел дальше. Бронированный.

Потом пошли в наступление. Смоленск. Тяжёлые бои на станции Глинка, где немцы колотили так, что... Освободили Витебск. Двинулись к Новополоцку. Там Ване пришлось увидеть такое, что до сих пор стоит перед глазами.

«Взрывом накрыло расчёт Макарова, и ничего от них не осталось, - рассказывает Иван Иванович. - Вторая бомба рванула, когда комвзвода младший лейтенант Лисицкий собирался отдать команду. Делали мы это красными флажками: сверху-вниз — огонь, слева-направо - отставить. Он поднял флажок и тут - голова в сторону, а тело так и стоит... Досталось и мне - правую руку побило осколками».

И дали!

В руках у Ивана Ивановича крохотное фото - 2х3 см, лиц и под лупой не рассмотреть.

«Вот я, уже командир орудия, - показывает ветеран на молоденького мальчишку-сержанта. - Это ребята, с которыми служил. Никитин, Кабанов, Чернышёва. Это мы уже в Латвии».

Кого-то не помнит, а вот старшего сержанта Савонину из взвода управления, которая отвечала за связь, - отлично.

... 2 мая 1945 года батарея стояла у города Резекне. С пригорка хорошо просматривались его улицы и госпиталь. И вдруг там началась пальба.

- Готовность один! К орудиям! - неслись приказы, пока не узнали причину: Берлин взят!51__10.jpg

«В батарее у нас было 30 ребят и столько же девочек, - вспоминает ветеран. - Они пришли с третьего курса Астраханского педагогического училища, были постарше нас. И командовали! Помню, что Савонина «выписала» командиру: Лохненко пять залпов сделал за Берлин, а мы не стреляли! И пообещала, что в день Победы мы семь дадим. И дали!»

Влюбилась сразу

Война окончилась, но Иван остался служить в армии. Конечно, приезжал на родину в отпуск.

«Родные по такому случаю каждый раз устраивали гулянку. Однажды поехал я гостей приглашать и гармониста. А он со своей племянницей Клавой как раз собирался в другое село, играть на проводах в армию. Ну и я с ними пошёл, чтобы потом к себе увести. В общем, явились мы к моим родителям за полночь, уговорив с призывником четверть самогона. Я Клаву назад на велосипеде вёз. Уронил...»

«Я сразу в него влюбилась, - прерывает рассказ мужа Клавдия Васильевна. - Видный такой был, с орденом Отечественной войны. А он целый год - ни весточки. Потом приехал и сделал предложение. 15 октября 1955 года мы сыграли свадьбу».

Орден вручил Василий Сталин

51__11.jpg

Клавдия Васильевна - ветеран тыла, 12-летней девчонкой трудилась на колхозной ферме.

«Мама там работала, доила по 14 коров, - вспоминает она. - А я сначала свою подою, потом бегу ей помогать. Мама уйдёт рыть противотанковые рвы, а я молоко перерабатываю на сепараторе на масло. Каждая капелька на учёте. Всё на фронт.

Отца забрали на войну сразу. Потом он написал, что его отправляют на передовую. Мама собралась поехать проводить, но пока нашла доярку на замену, эшелон ушёл. Папа, Василий Евдокимович Устинов, погиб в 1942 году в Сталинграде».

Клава закончила педагогический техникум, потом заочно - исторический факультет университета. В Прибалтике, куда увёз её муж, работала в школе, стала завучем, а параллельно - на турбазе, вела экскурсии.

«Полсотни фамилий на памятнике павшим воинам в Паланге увековечили после того, как я разыскала этих героев, - говорит Клавдия Васильевна. - Что-то нашла в архивах, что-то рассказывали участники войны. Познакомилась, например, с Павлом Сквирским, который служил в этих местах в авиаразведке. Летал на самолёте, который подарил защитникам Ленинграда американский актёр-комик Скелтон.

Однажды из дивизии в Шяуляе, которой командовал Василий Сталин, сообщили о скоплении танков в Восточной Пруссии. Первая разведка их не обнаружила. А Сквирский нашёл: танки были замаскированы под копны.

Тогда Василий Сталин отдал ему собственный орден Красного Знамени: «Свой получишь — обменяемся». Не знаю, удалось ли им.

Ещё Сквирский рассказывал, как его подбили и он посадил машину на молодые берёзки. Только выскочил - самолёт взорвался. Зашёл в литовскую хату. Женщина его накормила, но не оставила: «Если первым придёт младший сын, то он тебя выведет к вашим. А если старший — расстреляет».

Жена рангом выше

На учениях 1958 года шла стрельба по цели. Самолёт тащил за собой в воздухе рукав, по которому били разные орудия.

Подразделение Дивеева подбило его уже вторым из трёх положенных снарядов. И его бойцы поехали рукав подбирать. И тут Ивану наперерез полковник из другой группы: «Капитан, ко мне! Отдайте рукав. Это мы его подбили!»

Дивеев не подчинился.

Его в машину и к генералу.

Доложил полковник о проступке.

«Что молчите?» - спросил генерал у Ивана, замершего по стойке смирно.

Тогда он объяснил, что его батарея накрыла цель на высоте 12 км, где товарищу полковнику с его орудиями её было просто не достать. И отобрал-таки трофей!

А на учениях стран Варшавского договора в 1967 году Иван Иванович завоевал первое место.

«Я тогда схлестнулся с Ярузельским, который был главкомом ПВО Польши. И победил!» - улыбается он.

Но орден Знак Почёта, которым его тогда наградили, делит напополам с женой. Ведь долгие годы у них всё общее - дети, судьба, счастье.

И служба, конечно. Он на «передовой» командовал гарнизоном Паланги, ездил на учёбу, в командировки и на стрельбы, а она - «в тылу» заботилась о дочерях, сохраняла дом, и, конечно, переживала за мужа.

Поэтому и говорят военные, что их жёны тоже имеют звания. Но всегда — на ранг выше.


Комент