Ул. Свободная или Claaßstraße

Об «отце зоосада», о том, почему «обронил себя» бегемот, а также о том, куда подевались гербы на гостинице, в которой останавливались в Калининграде Юрий Никулин и Людмила Гурченко, читайте в нашей экскурсии

Галина ЛОГАЧЁВА

Полукилометровая улица Свободная начинается от гостиницы «Москва» и заканчивается на пересечении с ул. Дмитрия Донского. В Кёнигсберге она появилась в 1901 году и называлась Claaßstraße (Клаассштрассе) в честь основателя и первого директора зоопарка Германа Клаасса. Кстати, её так назвали ещё при жизни «отца зоосада».

Дом с гербами

Самое знаменитое здание на Свободной, которое своим торцом выходит на её нечётную сторону, - это гостиница «Москва».

Возведено оно в 1930-1936 годах по проекту архитекторов Зигфрида Зассника и Бруно Ляйдинга в качестве офиса страхового общества «Северная звезда» («Нордштерн») по адресу: Хуфеналлее, 19/21.

Интересно здание тем, что на его фасаде из кирпича выложены барельефы гербов: Берлина (это медведь вверху слева) и Кёнигсберга (короны и крест вверху справа).

К слову, стоя на остановке у зоопарка, я их после прошедшей реконструкции «Москвы» не увидела. Расстроилась и уже решила писать негодующие письма в адрес службы государственной охраны объектов культурного наследия Правительства КО. Но, перейдя дорогу, приблизившись практически ко входу в гостиницу, разглядела-таки искомые изображения.

20_10.jpg

… Медведь, короны и крест никуда не делись. Просто выложенные сейчас клинкерным кирпичом, они практически сливаются со стеной. Поэтому и обнаружить их сложно даже тому, кто их доискивается.

Что же касается истории строения, то известно, что в апартаменты «Северной звезды» в далёком 1946 году селили первых переселенцев из России, хотя дом и лишился во время штурма Кёнигсберга крыши. Гостиницу «Москва» открыли здесь только в 1952-м.

Она была тогда единственной гостиницей в нашем городе. Поэтому, когда в советские годы в Калининград приезжал для съёмок фильмов военных лет Юрий Никулин, его размещали именно в «Москве». Поклонницы артиста это знали и ждали по утрам с цветами у входа. Юрий Никулин всегда отдавал цветы таксисту Валентине Жуковой, которую за ним «закрепили» и которая его везде возила.

Кстати, здесь же останавливалась и Людмила Гурченко, когда снимали фильм «Двадцать дней без войны».

Что касается благоустройства возле гостиницы, то на картах Кёнигсберга напротив главного входа в «Северную звезду» отмечены зелёные зоны (напоминаю, «Северной звездой» именовалась гостиница «Москва» до войны). Скорее всего здесь были клумбы. В советские годы они тут тоже имелись, на них росли красные розы. Но кто-то и когда-то пожертвовал их в пользу тротуара.

Чудом уцелел

Когда улицу Клаасса в 1946 году переименовали в Свободную, на ней кроме нынешней «Москвы» значился только один полуразрушенный жилой дом. Все остальные дома английская авиация сравняла с землёй ещё в августе 1944-го.

Этот единственный «оставшийся в живых» трёхэтажный жилой дом по адресу: 19-25а (он практически примыкает к ул. Дмитрия Донского) недавно отреставрировали, отремонтировали там кровлю, фасад выполнили в стиле а-ля средневековье. Просто загляденье. Честно.

Напротив этого дома в 1970-х на месте пустыря построили детсад №1. В девяностые и нулевые его хотели снести, чтобы возвести там очередную коробку. И так бы произошло, не подключись общественность в лице возмущённых родителей, писавших во все инстанции. Разбирательство шло, пока не подоспело другое время. (Всё-таки конец 2010-х — это не девяностые.) Садик оставили в покое.

Четыре года назад к нему пристроили ещё один корпус, увеличив и количество мест и его территорию в два раза.

Чем ещё примечательна улица? В довоенные годы на участке, где сейчас высятся 5-этажные хрущёвки (по чётной стороне), находился достаточно большой, судя по карте Кёнигсберга, стадион — Sport platz. Это сразу за детским садом и до переулка Свободный. На месте стадиона сейчас жилой дом №28-32 и участок, засаженный клёнами в 60-х годах прошлого века в качестве озеленения двора.

Улица Свободная хотя и узкая и с односторонним движением, но напоминает шоссе. Нескончаемым потоком движутся по ней машины, сворачивая с Донского и устремляясь к проспекту Мира.

20_08.jpg20_09.jpg
Медведь - герб БерлинаКороны и крест с герба Кёнигсберга

«Отец зоосада»

Как мы уже упомянули, улицу назвали в честь основателя и первого директора зоопарка Германа Клаасса.

Это был интересный человек, который много путешествовал и обладал энциклопедическими знаниями.

Родился в мае 1841 года в Мариенау, в Западной Пруссии. Учился у аптекаря, затем стал владельцем аптеки, а в 1895 году на территории будущего зоопарка организовал Северо-восточную немецкую промышленную и ремесленную выставку. Когда же она заканчивалась, Клаасс предложил администрации Кёнигсберга сохранить деревянные павильоны для создания здесь зоосада.

Идею поддержали. И в августе всё того же 1895 года создали общество «Тиргартен», члены которого делали взносы, чтобы выкупить павильоны выставки. Герман Клаасс стал техническим руководителем, а потом и директором формировавшегося зоосада.

21 мая 1896 года Кёнигсбергский зоопарк торжественно открыли. Его коллекция составила 893 экземпляра животных (262 видов). Всех зверей поставила гамбургская фирма «Хагенбек».

Заработали абсолютно новаторские для того времени открытые экспозиции «Ледяная скала», «Медвежья гора», «Деревня копытных». Они занимали периферийную часть зоопарка, потому что в центре функционировала большая зона отдыха - концертный зал, площадка, где играл духовой оркестр, ресторан (ныне слоновник), теннисные корты, башня со смотровой площадкой, этнографический музей, рыбный питомник, прекрасный сад и т. д.

Дело в том, что зоопарк не получал дотаций ни из бюджета Кёнигсберга, ни из бюджета Германии, он зарабатывал на своё существование сам, и во многом благодаря энергии своего директора. Все заработанные деньги шли на хорошее содержание животных и на приобретение новых видов.

Печально, но после кончины Клаасса в Кёнигсберге 12 марта 1914 года и в связи с последствиями Первой мировой войны зоопарк закрыли, мелких зверей и птиц частично раздали, частично выпустили на волю, а остальных животных просто усыпили. Помещения зоосада использовали под склады.

В 1918 году зоопарк открылся вновь и стал постепенно восстанавливаться.

Бегемот, «обронивший себя»

Вторая мировая война также не пощадила животных. Ожесточённый бой в зоопарке, в результате которого почти все его строения были разрушены снарядами и взрывами, сожжены, пережили лишь четверо: лань, ишак, барсук и 23-летний бегемот Ганс.

20_14.jpg
Военный фельдшер Владимир Полонский верхом на спасённом им Гансе. 1945 год.

Его, раненного семью пулями, обнаружили советские солдаты в овраге, где он укрылся, сбежав через взорванную стену вольера. Первым осмотрел Ганса с трудом разысканный фельдшер, старичок, житель Кёнигсберга, и прописал ему диету: ведро молока и литр спирта два раза в день. И так три дня подряд.

Затем занимался выхаживанием Ганса (уговорами, клизмами и водкой) приставленный к нему военный фельдшер Владимир Полонский. В областном архиве сохранилась история болезни пациента, которую Владимир Петрович аккуратно, с любовью, вёл.

Особенно переживал Полонский, когда Ганс терял аппетит. Например, он писал: «Я поспешил дать бегемоту водки. Дал 4 л. После чего бегемот стал сильно просить кушать. Я сперва ему поставил клизму (четыре ведра дистиллированной воды). После чего стал кормить его. Бегемот попытался выходить, но так как был пьян — он обронил себя».

Позже Полонский с радостью сообщал: «Удалось спасти бегемота. Не отходя от него через 21 день, пройдя 1 мес. и 19 дней, я добился полного здоровья и сейчас занимаюсь дрессировкой бегемота — катание верхом на бегемоте по парку и т. д.».

Ганс, как выяснилось впоследствии, оказался хорошим производителем. Многие бегемоты, пребывающие в российских зоопарках, не говоря уже о калининградском, - его потомки.

А умер Ганс в 1950 году в возрасте 28 лет (средняя продолжительность жизни гиппопотамов 40-50 лет).


Комент