Жизнь — большой урок

Какими судьбами в конце 1940-х во двор дома на окраине Калининграда, где жили железнодорожники, занесло корреспондента «Пионерской правды» - непонятно. Но она всё допытывалась у ребят: «О чём мечтаете?», да «Кем хотите быть?» Мальчики хотели танкистами, девочки - балеринами, а Валя твёрдо сказала: «Учительницей». Так и случилось

Юлия ЯГНЕШКО

«В Калининград мы приехали в 1946 году, я тогда училась в 3 классе, - вспоминает Валентина Николаевна. - Отец мой работал мастером в бригаде, которая ремонтировала железную дорогу. Так из Оренбурга, где я родилась, мы и добрались сюда. Помню, что недолго жили на Украине. На хуторе. Хозяин всё время кричал: «Быстро в землю!» Тогда нам с братьями надо было прятаться в канаве. А если мы были в доме, то лезли на печь, а он занавеску задёргивал. Этот человек боялся, что кто-нибудь увидит, что у него на постое русские. Иначе ночью могли нагрянуть бандеровцы...» 
Собственной 2-комнатной квартире в Калининграде, которую Никаноровы получили на улице Восточной, порадоваться не успели. Папа, Николай Владимирович, тяжело заболел раком горла. И скоро его не стало...
На руках у Евдокии Кузьминичны осталось четверо детей, а работала она уборщицей в хлебном магазине. От голода спасала корова. Держали её в сараюшке на огороде недалеко от дома. Но однажды Капельку, так звали коровушку, украли…

Тяжело, но весело
«Тогда в городе ещё жили немцы, - говорит Валентина Николаевна. -  Мы их боялись. Само слово «немец» пугало. Поэтому по улице ходили только компанией. Но я с немцами ни разу не сталкивалась. А училась я в пятой школе Литовской железной дороги, которая находилась на ул. Маршала Новикова, 5. Здание было старинное, красивое, с широченными лестницами. Теперь я знаю, что это бывшая народная школа имени Шиллера».
valentina.jpg
Окончив 7 классов, Валентина поступила в калининградское педучилище на отделение старших пионервожатых и учителей начальных классов.
«Учиться было тяжело, - вспоминает она. - Нам есть-то было нечего! Я тогда рубашки старшего брата донашивала, так бедно мы жили. Но мы были счастливы. Ходили на вечера в Дом профсоюзов, который тогда располагался на Советском проспекте, 13. Но не только развлекались: на субботниках расчищали улицы в районе нашего училища, разбирали кирпичи на развалинах, собирали металлолом, сажали деревья на острове Канта».

Встреча в подарок
В 1955 году Валентина стала старшей пионерской вожатой в школе №3, что на Октябрьской площади. Начались сборы и смотры, литературные конкурсы и вечера, тимуровская работа.
«Ветеранского движения не было, ветераны были ещё молодые, в помощи не нуждались, - говорит Валентина Николаевна. - За наши добрые дела однажды дружину наградили. Поручили встретить с поезда маму Александра и Зои Космодемьянских. Она приезжала на церемонию открытия памятника сыну. Любовь Тимофеевна вышла из вагона, пионеры вручили ей цветы и сказали приветственную речь. И её у нас сразу забрали! Очень приятная была женщина, детей внимательно слушала и если смотрела на них, то всегда с улыбкой».

Личная жизнь комсомолки Никаноровой
В начале 1958 года Валю переманили на работу в комсомол -  инструктором в райкоме Балтийского района. Она проверяла готовность к лету школьных лагерей и площадок.
А на одной конференции познакомилась с Валерием Корабельниковым.
«Он был комплектовщиком на судостроительном заводе, а потом стал замещать секретаря заводской комсомольской организации. Стал заходить к нам на Восточную, потом в гости. Мы танцевали под патефон. Однажды проводил до подъезда и спросил: «А тебе моя фамилия нравится? Хочешь свою на мою изменить?» Я и согласилась. На свадьбу мне даже сшили белое платье, украсили цветами. И прожили мы с Валерием Ивановичем 57 лет». 

Не расстанусь с пионерией!
В школе №21 Валентина начинала тоже с работы пионервожатой, а затем воспользовалась и второй специальностью из диплома — стала учительницей начальных классов.
«Но я и сейчас с пионерами! - задорно смеётся она. - Мы, пионервожатые города, каждый год встречаемся в День пионерии, 19 мая. Мне уже звонили, предупреждали, чтобы была лично на 96 годовщине. А учителем начальных классов в 60-х работать было непросто. Ведь кроме основных уроков мы вели рисование, музыку и физкультуру. Ох уж эта музыка... В училище я пыталась освоить скрипку, но... Поэтому мы с ребятами пели. Кстати, это здорово объединяло. Ведь мой первый класс - 1 «Г» - был необычный. Директор устроил серьёзную проверку на прочность. Собрали по всему Октябрьскому району переростков, которые по каким-то причинам в школу не ходили. Некоторые выше меня ростом! Трудно было, но мы справились».

Её удачи
Последней и наверно главной школой в жизни Валентины Николаевны была школа №39, куда она пришла работать в 1975 году. Начинала здесь с младших классов, а потом работала учителем русского языка и литературы, завучем по учебно-воспитательной работе. 
Именно здесь вырастила учеников, которыми гордится.
«Лёша Банёв теперь директор школы в Пионерском, - рассказывает она. - А Саша Ерохин работал сначала у нас в 39-й школе, преподавал историю, организовал музей и создал один из первых лагерей на Бальге, куда собирал наших сорванцов. Он помогал нам, учителям старой закалки, находить с ними общий язык. Ведь с годами это становится сложно. А сейчас работает директором школы №28».
Но своей педагогической удачей Валентина Николаевна считает другого Сашу. 
Ситуация у мальчика была непростой. Отца нет, отчим. Который бил его за любую провинность.
- Когда у меня будут дети, я никогда не буду бить их авоськой, - сказал он учительнице однажды. - Это больно. 
Саша стремился быть независимым, рано пошёл подрабатывать. И на школу внимания уже не обращал. Валентина Николаевна изо всех сил старалась, чтобы он не бросил учёбу. И вот выпускные экзамены за 9 класс. А его нет!
«Он всю ночь мыл машины и опоздал. Так и пришёл неумытым. Но аттестат, хоть и троечный, получил. Из армии писал мне, я и знаю, что всё у него сложилось. Я очень этому рада». 

Кому пирожки, кому - кататься 
Валентина Николаевна провела перекличку первоклашек. Феди нет.
- Тут он, под партой, - вдруг сказала девочка с пышными бантами. - Он пирожки ест...
- Перемена короткая, я не успел, - сказал мальчик, вылезая из-под парты и дожёвывая пирожок. 
Маленькие детки — малые бедки. А выросли детки — выросли и  бедки. В старших классах шалости уже не умиляли, а доводили до изнеможения. 
Данилу каждое утро в десятом классе она поднимала в школу телефонным звонком. 
- Ох, Валентина Николаевна, сколько же вы не доспали из-за меня..., - извинялся через несколько лет этот рослый парень, солдат Президентского полка, на встрече выпускников.
Но это что. Дело шло к выпускным экзаменам, а Алёша пропал.
«Пошла я к нему домой в посёлок Шоссейный, доехать-то не на чем. Иду в темноте через железную дорогу. Ветер жуткий, снег по лицу хлещет. А его мама говорит: «Как пропал? Он вообще школу не пропускает. Уходит рано утром и поздно возвращается. Из библиотеки...» Уходить-то он уходил, да только весь день катался на трамвае. И вот бегу я за вагоном по Киевской, ловлю его, в школу тащу. Ой...» 

Учительница-отличница
Чтобы ребятам было интереснее, Корабельникова проводила уроки и в саду под деревьями и даже у себя дома. Ребята читали Лермонтова, а девочки играли на пианино. Получалось очень здорово. Через 45 минут все вместе бежали в школу на остальные уроки. И Валентина Николаевна не отставала от своих пятиклассников.
Жалеет только, что своим собственным дочерям Алёне и Марине уделяла гораздо меньше времени, чему нужно бы. Весь день в школе, а потом с собой «домашнее задание» - сумки, полные тетрадок с сочинениями. И просиживала за ними до ночи... 
Кстати, в 39-й школе все уроки Корабельниковой были открытые: и учитель и родитель в любой момент могли прийти и посмотреть, как она их проводит. А всегда быть готовой к проверке непросто! Но за то и награждали Валентину Николаевну. Дважды она получила знак победителя в социалистическом соревновании, заслужила медали Ветерана труда и ветерана становления Калининградской области, а в 1990 году — свою главную учительскую награду: знак «Отличник народного просвещения».
Рядом с ними в коробочке, потому что тоже очень ценный, лежит листок со стихотворением-шуткой от её выпускников:
«Вы нам родной язык открыли.
И вот плоды работы той:
И синтаксис мы изучили
и пунктуацию... Бог мой!»

Комент