Мельниково: искры древнего волшебства

Сказочно красивые места, где находится посёлок Мельниково, люди обжили ещё во втором тысячелетии до нашей эры. Отметились здесь в своё время и чешский (богемский) король Оттокар, давший имя Кёнигсбергу, и тевтонские рыцари, и литовские князья

Галина ЛОГАЧЁВА, фото автора

Добраться из Калининграда на машине в Мельниково (у пруссов Рудов, у немцев Рудау) можно по старой Зеленоградской дороге, преодолев 17 километров, или по Приморскому кольцу, но это немного дальше. 
Что мы знаем об этих местах? Что здесь археологи обнаружили курганные и грунтовые могильники, хранящие искорки древнего волшебства — языческую историю пруссов. А ещё тайники с римскими монетами. 
Кстати, название «Рудов» означает в переводе «что-то красное». То ли места «красные», то есть, красивые, то ли пруссы здесь были рыжими — кто знает?  
И жили здесь люди, не тужили, пока в январе 1255 года на эти земли не обрушилась катастрофа: войско тевтонов под предводительством чешского короля Оттокара II Пржемысла сходу захватило здешнее деревянно-земляное укрепление и принялось вырезать население. 
Местный прусский вождь из рода Зипенов униженно умолял короля пощадить народ, взамен предлагая своих сыновей в заложники. Тот согласился при условии немедленного принятия жителями деревни христианской веры. И тогда пруссов из Рудова крестил находящийся в войске тевтонов епископ. А уже 18 января земли этой волости крестоносцы передали благонадёжному, по их мнению, пруссу Ибуту из деревни Лаптау (ныне посёлок Муромское в Зеленоградском районе).
Побоище, устроенное в Рудове 22-летним чешским королём, видимо, настолько запугало здешних обитателей, что их семейства даже не примкнули к двум последующим «великим» восстаниям пруссов, сохранив тем самым верность Тевтонскому ордену. 

«Газовая камера»
Осмотревшись на чужой земле взглядом опытных завоевателей, рыцари определились с местом возведения своего замка. Им стал крутой берег озера, рядом с бывшей прусской крепостью. А в точке, где из озера вытекала речка с тем же названием, что и волость, - Рудау (сейчас «Зеленоградка»), они построили мельницу.  
5412.jpg
Кстати, найти, где стояли эти сооружения, нетрудно. Мы останавливаемся у живописнейшего озера в центре посёлка. Там, где была мельница, с шумом извергается под проезжую дорогу резвая речка Зеленоградка. И так же с грохотом и пеной выныривает из-под другого конца дороги, унося свои воды куда-то за горизонт, на север. 
В метрах двух-трёх от её русла, тоже в центре посёлка, есть родник, названный Святым источником Николая Чудотворца. Над ним построена православная часовня, оборудованная хорошей стоянкой.
Мы фотографируем здешние места: они завораживают своей красотой. Но впечатление от этих картинных пейзажей перечёркивает невообразимый зловонный химический запах. 
Местный житель по имени Кирилл, набирающий в пластмассовые баллоны воду из источника, говорит мне, что это свиноферма. 
«Наши писали во все инстанции, чтобы они (руководство свинофермы, - авт.), не сбрасывали биоотходы и навоз в озеро, - поясняет он, - но бесполезно. Никакого результата».  
Я так и не решилась у него спросить: не страшно ли брать воду из источника, пусть и имени Святого Николая, куда, возможно, попадает ядовитая жижа из бегущей буквально в двух метрах от колодца речки?
Горестно вздохнув, поскольку нахождение у озера смахивало на пребывание в газовой камере (и это несмотря на ливень, а что же в жару!), мы пошли искать место, где стоял замок крестоносцев и примыкающая к нему кирха 14 века, руины которой, кстати, сохранились. 
Кирху мы обнаружили метрах в трёхстах от святого источника. Она высится на крутом берегу всё того же озера и выглядит, даже без крыши и с проломами в стенах, воистину монументально. От неё веет какой-то суровой, строгой красотой.
Побродили мы вокруг кирхи недолго, поскольку дышать миазмами, отравляющими весь посёлок, просто невозможно. 
Подивившись на толщину стен и на разруху, царящую внутри культового сооружения, мы удаляемся с тяжёлым чувством. Во-первых, посёлок Рудау был взят без боя в январе 1945 года частями 11-й гвардейской армии и поэтому здешние дома и кирха достались советским людям целыми. Сейчас кирха в руинах, немецкие дома в большинстве своём ветхие, к красивым фасадам пристроены какие-то убогие подъезды, сарайчики… не поймёшь что.  А во-вторых, и это главное: как люди здесь живут? Как можно привыкнуть к пребыванию в «газовой камере»?

Здесь вершилась история
Но вернёмся к событиям старины. Посёлок Рудау (Мельниково) интересен ещё и тем, что на поле к северу-востоку от него ровно 647 лет назад решалась судьба двух государств: Тевтонского ордена и языческой Литвы. 
Дело в том, что в планы Ордена входили захват земель восточнее Вислы и христианизация населявших их народов, и Литва числилась в его списке следующей после Пруссии. Литовские же князья терять свои богатства и власть не желали. Поэтому в феврале 1370 года решили ударить по врагу на его же территории, выбрав для начала одно из его укреплений на подступах к Кёнигсбергу — Рудау. 
Итак, в начале февраля литовские войска подошли к месту сражения с двух сторон. Князь Ольгерд с сыном Ягайло прошёл по льду Куршского залива и появился у Рудау с севера. Его брат, князь Кейстутис, с сыном Витовтом перешёл реку Неман и, разорив Инстербург (Черняховск), явился с востока. В литовском войске также находились отряды татарского хана Мамая и русичи из «Чёрной» Руси, подвластные литовским князьям.   
Предание гласит, что волость Рудау запылала. Дым и зарево от пожаров увидел с горы Кведнау (Северной Горы) верховный маршал Ордена Хеннинг Шинденкопф. Выехав на разведку с 20 всадниками в Рудау и там захватив в плен несколько литовских пехотинцев, он выяснил силы врагов. Они были почти вдвое больше тех, которые имелись в распоряжении маршала. 
Делая ставку на лучшую боевую выучку тевтонов и на внезапность, Хеннинг Шинденкопф решил атаковать, не теряя времени. 
Бой начался утром 17 февраля. Атаки тевтонов захлёбывались. В полдень Шинденкопф приказал сконцентрироваться на ударах по левому флангу, которым командовал Ольгерд. Крестоносцы стали теснить воинов Ольгерда, и тот, опасаясь за жизни сына и племянника, отправил их с отрядом сопровождения в тыл. Литовцы, заметив это и посчитав битву проигранной, бросились наутёк. 
А тевтоны тем временем ломанулись громить правый фланг, которым командовал Кейстутис. В одной из таких атак Шинденкопфу запустили копьём в лицо. Раненого верховного маршала вынесли с поля боя. Но и без его команд рыцари своё нападение продолжили. Отряды литовцев бежали. Тевтоны же, уставшие, обескровленные, преследовать их не стали. 
В этом сражении крестоносцы потеряли три десятка рыцарей, включая верховного маршала Шинденкопфа, умершего по дороге в Кёнигсберг, и комтура Бранденбурга (Ушаково), а также около 300 конников и ополченцев — без счёта. 
Тяжёлый урон понесло и литовское войско. Спасая свои жизни, князья спешно отступили, оставив простых пехотинцев, многие из которых были ранены, на поле боя. К вечеру упал мороз. Не зная, в какую сторону идти, плутая по полю, дружинники умирали в том числе и от переохлаждения. 
После этого судьбоносного столкновения под Рудау и тевтоны и литовцы сделали для себя стратегические выводы. Крестоносцы с тех пор избегали прямых тяжёлых схваток с Литвой, действовали хитростью, сея вражду между двоюродными братьями — Ягайло и Витовтом. (И преуспели: аннексировали часть литовской территории — Жемайтию.) 
Литовцы же в свою очередь тоже достаточно долго на тевтонской территории не показывались. Однако, сумев всё же преодолеть распри и сплотиться, ровно через 40 лет после Рудаусского сражения двоюродные братья нанесли Тевтонскому ордену сильнейшее поражение в Грюндвальдской битве, после которого Орден уже не смог подняться. А прологом этого исторического события, без сомнения, стало столкновение литовцев и крестоносцев под Рудау (Мельниково).

Комент