Ул. Минина и Пожарского или Kronprinzenstraße

Галина ЛОГАЧЁВА

На улице Минина и Пожарского, что буквально в двух-трёх сотнях метров от Центрального парка (в народе — Калинина), и впрямь можно почувствовать себя счастливым человеком, живущим без бед и забот. Здесь всё как и в прежние, довоенные, времена утопает в нежной зелени и цветах. Особенно сейчас, когда на дворе май. 
Тут по-прежнему мало машин (хотя улица одним своим концом упирается в проспект Победы, другим — в проспект Мира). И относительно тихо. 

По «творческим местам»
Магистраль длиной 300 метров под названием Kronprinzenstraße (Кронпринцен-Штрассе) появилась в начале XX века в престижнейшем районе Кёнигсберга под названием Амалиенау для благополучной, умиротворённой и идиллической жизни людей с высоким уровнем достатка. 
Левую (нечётную по сегодняшней нумерации) сторону застроили виллами, а правую (чётную) - двухэтажными 2-4-квартирными домами. Здесь для счастья имелись все земные блага: уют, комфорт — совершенно немыслимые на то время удобства: канализация, водопровод, газ, электричество, подземные гаражи в домах, уличное электрическое освещение и даже трамвайное сообщение. 
4220.jpg
Каждой вилле и каждому дому полагался участок с плодородной землёй для обустройства придомовых садов, мини-парков и палисадников. 
Остатки той красоты сохранились и по сей день: цветут на участках магнолия, белоснежная спирея, растут туи, лиственницы, кипарисы, разных видов можжевельники. 
Всё это великолепие лицезрели состоятельные люди. В их числе был и известный скульптор, профессор, руководитель мастерской скульптуры Кёнигсбергской академии художеств Станислав Кауэр, который, выйдя на пенсию в 66 лет, поселился в доме №14, построенном в стиле баухаус, где и ушёл за свой земной предел в 1943 году (в 76 лет). 
Одну из его работ - памятник Шиллеру у Драмтеатра, пожалуй, знают все калининградцы. Кроме того, руке Кауэра принадлежат скульптуры  «После купания» (находится в калининградской художественной галерее), фонтан «Путти» (на территории Музея Мирового океана), рельефы на фасаде полицай-президиума (сейчас управление ФСБ на Советском проспекте) и другие.
Дом №3 (по немецкой нумерации), который фасадом выходил на Hammerweg (проспект Мира), а торцом на Kronprinzenstraße, также был творческим местом. Здесь обосновались фотоателье сестёр Анны и Елены Михелау и ремесленная мастерская Гертруды Виндельбанд.
Кстати, в этом же доме в мае 1945 года первый советский комендант города Михаил Смирнов допрашивал последнего коменданта Кёнигсберга Отто Ляша.

Ванны в школе
Ещё одним примечательным местом можно назвать дом под номером 4. После войны в этом жилом (до войны) здании открыли вечернюю детскую музыкальную школу, как филиал школы имени Глиэра. 
Это её ученики оглашали и оглашают округу звуками гамм, арпеджио, пассажей и других мелодий - благозвучных и не очень.  
Здание интересно тем, что в нём и по сей день сохранились прекрасная деревянная лестница, ведущая с первого этажа на мансарду, некоторые двери. И вплоть до 80-х годов прошлого века здесь можно было лицезреть огромные массивные чугунные ванны, стоящие в санузлах.  
Этот двухэтажный дом с подвалом, подземным гаражом, мансардой и небольшим концертным залом, скорее всего, строился для двух состоятельных семей.  

Улица контрастов
Война пощадила дома на бывшей Kronprinzenstraße, они уцелели все.
В том числе виллы в игривом югендстиле с башенками, эркерами и фронтонами. Самыми примечательными в архитектурном плане можно назвать два строения: под номером 9 (дому более 100 лет, сохранились даже деревянные жалюзи и ставни!) и 19 с рельефом на торце в форме головы, украшенной цветами (дом выходит фасадом на проспект Мира).
После войны все эти виллы и комфортабельные здания пережили, можно сказать, революцию в своей судьбе — их переделали в коммуналки. Со всеми вытекающими антагонистическими противоречиями: порой некоторые жильцы с варварской бесцеремонностью жили своей угарной жизнью, не считаясь ни с чем и ни с кем, а другие от такого соседства испытывали просто каторжные страдания. 
Следы той неравной борьбы отразились и на облике иных зданий. Например, на тыльной стороне дома №2 чётко видны следы пожара, который случился, видимо, на общей территории лестничной площадки. Кроме того, отдельные окна отдельных домов выглядят удручающе неопрятно, забиты досками и даже какими-то тряпками. 
Но, наряду с этим, у некоторых зданий появляются и новые хозяева. Они выкупают целые виллы, реконструируют их, устанавливают большие глухие заборы, напичканные видеокамерами, — жизнь выправляется. И продолжается!

Комент