Улица Сергеева или Хинтертрагхайм (Hintertragheim)

Галина ЛОГАЧЕВА

Те счастливые новосёлы, которым повезло переселиться в 60-х годах прошлого века в новенькие пятиэтажки на ул. Сергеева, в большинстве своём знать не знали ни о каких масонах и их ложах. И если бы им сказали, что буквально напротив их окон, у Нижнего пруда, до войны стояли роскошные здания, где собирались члены тайных обществ, чтобы вести свои содержательные беседы о мировых политических процессах, советские граждане удивлённо бы поднимали брови. Поскольку послевоенные руины, окружающие Нижний пруд, они заклеймили сразу же и категорично: «развалка». 
А это значит, что отнюдь не элитное это место, а, наоборот, опасное и кишащее разными антиобщественными элементами. 
Женщины про него распространяли ужасные слухи. Растревоженные своим материнским воображением, они утверждали: и месяца не проходит, чтобы в кустах на этой «развалке» кого-нибудь не изнасиловали, не избили, да ещё и в пруду не утопили. 
003_n.jpg
Но страхи страхами, а жизнь жизнью. Зелёный уголок этот, безусловно, смотрелся необычайно хорошо и романтично. Со старинными ивами, купающими свои ветви в пруду, с остатками немецких беседок и каменных спусков к воде, с разросшейся бузиной и малиной. Конечно, сюда со страшной силой тянуло детвору со всей улицы Сергеева.
Мальчишки играли тут в «войнушку». А весной и осенью школьники из 31-й школы всем классом, бывало, сбегали с уроков и мчались «на развалку», чтобы покататься по очереди на «тарзанке». Иногда длинная верёвка, привязанная к иве, рвалась и кто-нибудь сваливался в пруд. Да ещё и в середину, по закону подлости! А там, в страхолюдной коварной воде, поросшей болотной травой, водились… (ужас-то какой!) пиявки. Они выпивали у человека всю-всю кровь!!!
Впрочем, и взрослым со временем полюбилась рельефная колоритная территория, которая всего-то в сотне метрах от дома. Летом, взяв одеяла и еду, здесь на полянках отдыхали целыми семействами. Взрослые загорали, а дети ходили поблизости, рвали маки и кислицу, прыгали по остаткам масонских (как выяснилось много позже) апартаментов. 
«На развалке» мужчины выкапывали деревца боярышника, бузины и лип и сажали в своих дворах. 
На 9 Мая именно на «развалке» обязательно собирались ветераны, вся грудь в медалях, чтобы опрокинуть стопочку, и потом, в состоянии лёгкого алкогольного вдохновения, петь песни «про Катюшу», «об огнях-пожарищах», о том, как «на позицию девушка провожала бойца», и о том, что «помирать нам рановато — есть у нас ещё дома дела». 
Так было, пока в середине 70-х на «развалку» вокруг Нижнего пруда не обратил свой начальственный взор председатель горисполкома Калининграда Виктор Денисов. По его указанию заросший пруд был очищен, вдоль всего берега проложены асфальтовые дорожки, в 1982 году возведён Дом Профсоюзов, в 1984-м Дом пионеров, которые и положили начало застройки большого пустыря. (Сейчас Дом пионеров переименован во Дворец творчества детей и молодёжи.) 

Масоны. Но не свирепые
Если же погрузиться в историю более глубоко, то мы увидим, что улица Сергеева, у немцев Hintertragheim, что в переводе «позади Трагхайма», закладывалась в XVI веке, во времена Альбрехта Бранденбург-Ансбахского, первого герцога Пруссии. 
Так, на западном берегу пруда Шлосстайх (Нижнего) жил во дворце, окружённом большим садом, влиятельный вельможа Альбрехта по имени Купнер. Это именно его дворец в 1817 году приобрела масонская ложа «Три короны». (На сегодня на этом месте завершается строительство гостиницы.) Севернее располагалась ложа «К Мёртвой голове и Фениксу», после шла Иммануилова ложа (на её месте областной суд). 
Как ни странно, но кёнигсбергские масоны, в отличие от других масонов, не слишком конспирировались, очевидно поэтому все три ложи обозначены на всех довоенных картах. И не относились местные масоны к самым свирепым представителям человечества. А потому на сотрудничество с нацистами не согласились, за что и были насильно распущены. 
И вот тогда здание «Три короны» заняла преступная организация Аненербе (Наследие предков), проводящая оккультные опыты, в том числе с «анти-людьми», использующими, по их мнению, «анти-язык» и «анти-мысли». («Анти-людьми нацисты называли славян, евреев, цыган и др.) Кстати, зверства Аненербе рассматривались на Нюрнбергском процессе: руководителя «Наследия предков» Зиверса приговорили к смертной казни и повесили. 

Комбат Сергеев
Но вернёмся в советские годы. Тогда у подъезда дома №3 по ул. Сергеева установили памятную доску в честь Героя Советского Союза Анатолия Сергеева. Сейчас она находится на торце этого же здания. Мы пробовали опрашивать жителей улицы: кто такой Сергеев и что известно о его подвиге. Выяснилось, что далеко не каждый знает. 
А между тем, Анатолий Андреевич Сергеев был отчаянно отважным парнем. Уже 22 июня 1941 года он принял первый бой, а на следующий день был ранен. Отходил на восток, попадая в окружения и выходя их них. Участвовал во всех крупных сражениях Великой Отечественной: под Смоленском, под Москвой (там был тяжело ранен, его признали негодным к службе, но, несмотря на хромоту, попросился на фронт), на Курской дуге, освобождал Белоруссию, Литву. В конце сентября 1943-го под Смоленском был ещё раз тяжело ранен. В июне 1944 вернулся в часть.
Вот записи в его наградных документах.
Орден Красной Звезды. «С 13 по 15 июля 1943 г. в районе деревни Моилово Орловской области личным примером поднял три роты в атаку и первым ворвался в деревню, захватив большие трофеи противника. Сам лично уничтожил 15 гитлеровцев и четверых взял в плен, кроме того, гранатой уложил 2 пулемётчиков с ручными пулемётами».
Орден Отечественной войны I степени. «25 июля 1943 тов. Сергеев в боях под деревнями Кудрявец и Гнездное Орловской области уничтожил большое количество немецких солдат и захватил 1 немецкий средний танк, 2 грузовых автомашины, 2 орудия. Сам лично уничтожил 14 немецких солдат и 2 снайперов».
Орден Александра Невского. «23 июня 1944 года при прорыве сильно укреплённого переднего края противника в районе деревни Новое село батальон тов. Сергеева разгромил до трёх рот фашистов, уничтожил много огневых средств. В боях за деревни Ласырщины, Загрядно и Шалашино полностью уничтожил до роты пехоты противника». 
Герой Советского Союза (Орден Ленина и медаль «Золотая звезда»). «14 июля 1944 года Сергеев со своим батальоном одним из первых быстро форсировал реку Неман. После чего стремительным ударом отбросил врага на расстояние 5-6 км и создал плацдарм на левом берегу.
Батальон Сергеева истребил при этом 100 фашистов, захватил технику противника».
Орден Красного знамени. «Батальон под командованием Сергеева беспрерывно участвовал в наступательных боях, прошёл 600 км, истребляя живую силу и технику противника с малыми потерями для себя. 16 октября 1944 он первым прорвал сильно укреплённую оборонительную полосу противника в районе д.Кунигишки-Ланкен и быстрым броском занял вторую оборонительную линию. 17 октября в д. Подборек тов. Сергеев, находясь практически в окружении немцев, трижды поднял бойцов в атаку, увлекая своей личной храбростью. В этом бою истребил до 2 рот противника».
Орден Отечественной войны I степени. «23 января 1945 года в районе г. Велау (Знаменск, - авт.) тов. Сергеев со своим батальоном быстро форсировал реку Прегель, захватил траншею противника и отразил 4 контратаки. Вслед за этим перешёл в наступление и овладел ж. д. станцией, где захватил 7 разных складов с военным имуществом.
25 января в районе пос. Адель Дамерау смело вёл свои подразделения на уничтожение немецких дотов, показывая пример личной храбрости. Вместе с пехотой ворвался в один из дотов и забросал его гранатами, уничтожив 1 крупнокалиберный и 2 станковых пулемёта и захватил в плен 4 немецких солдат.
27 января его батальон ворвался в населённый пункт Мансфельд, где захватил до 40 автомашин».

Умер от ран
Прорываясь с тяжёлыми боями, отважный офицер вёл свой батальон к Кёнигсбергу. Но 6 февраля у форта №10 «Канитц» (в районе ул. Джержинского, - авт.) он был смертельно ранен. Умер 29-летний комбат в 21-м медико-санитарном батальоне, похоронен в литовском Мариямполе. На мемориале «1200 героям-гвардейцам» майору Сергееву установлен обелиск. 
Семьёй обзавестись комбат не успел. Из всех близких родственников осталась только мать, Анисья Степановна Сергеева. Жила она в Астрахани, ей и вручили похоронку.

Комент