Воскрес из мёртвых в Бранденбурге (Ушаково)

Сатанинская гордыня и самоуничижительное смирение, коварное вероломство и чистая любовь, гнусные интриги и сумасбродная отвага... Сейчас трудно поверить, но на самом деле все эти шекспировские страсти некогда клокотали в поселении с непритязательным ныне названием Ушаково

Галина ЛОГАЧЁВА

Побывать там просто. Всего-то проехать 21 километр от Калининграда по Мамоновской трассе и уже слева на пригорке увидите остатки старой немецкой кирхи. 
Припарковаться можно у воинского захоронения времён Второй мировой: отсюда рукой подать и до кирхи и до руин орденского замка Бранденбург, что на берегу Калининградского залива (Фришес-Хафф).

Два вождя
Издавна в этом живописном идиллическом месте, где речка под названием Прусос (позднее Фришинг, ныне - Прохладная) впадает в залив, жили прусские крестьяне, рыбаки и охотники. 
Но в XIII веке сюда бесцеремонно вломились рыцари Тевтонского ордена. Мечом и огнём они истребили большую часть населения, а тех, кто остался, заставили жить по своим законам. А чтобы закрепиться на отвоёванной территории, крестоносцы построили у залива деревянный замок.  
Летописец Тевтонского ордена так описывает это историческое событие: «В год от Рождества Христова 1266 маркграф Бранденбургский со множеством рыцарей пришёл в землю Прусскую, и поскольку другого сделать не смог, то по совету магистра и братьев построил замок Бранденбург и пожелал так назвать на вечную память в честь маркграфства своего».
Однако взбунтовавшиеся пруссы демонстрировали несогласие и поднимали одно восстание за другим, при этом уничтожая крестоносцев также нещадно.
Так, под натиском отрядов под предводительством вармийского вождя Глаппо пал тевтонский замок Браунсберг (Бранёво), был взят в осаду замок Бальга. 
В таких условиях орудовать огнём и мечом в поселениях пруссов крестоносцам стало сложнее. Но, несмотря ни на что, от планов своих они не отступились. 
В немецких хрониках приводится случай, когда комтур Бранденбурга Фридрих фон Хольденштете с братьями-рыцарями и оруженосцами в очередной раз разорил местность возле замка Кройцбург (ныне Славское в Багратионовском районе). Карая за неповиновение, многих убил, некоторых взял в плен. 
Когда с чувством исполненного долга, довольный, возвращался в Бранденбург, приподнятое настроение испортил ему гонец. Который сказал, что покуда Фридрих фон Хольденштете искал, убивал и пленял таившихся от него пруссов, Бранденбург пал. И причиной тому некая пруссачка, дочь Белиала. Она, живя по принуждению в замке, воспользовавшись отсутствием комтура, убежала тайком к Глаппо и подсказала ему, как взять крепость. Что Глаппо и сделал. 
Опечаленный комтур повёл тогда своих людей в Кёнигсберг, где ему снарядили корабль и дали подкрепление. Погрузившись на судно, тевтонцы прошли вниз по течению Прегеля и вышли в залив. У Бранденбурга тайно высадились на берег и неожиданной атакой освободили спасавшихся в деревянной башне замка своих товарищей. 
После этого случая Бранденбург отстроили в камне. 

Повесили в Кёнигсберге
Платить добром за добро способен не каждый. Особенно, когда кажется, что рушится весь мир: и над и под облаками и надо спасаться, как только возможно.  
Летопись сохранила нам горестную историю о том, как был предан вармийский вождь Глаппо. Причём, другом (как казалось Глаппо), которого он, как писали немецкие хронисты, «нежнейше любил» и «не раз спасал от смерти».  
Имя этого душепродавца - Стейнов. Замыслив воздать злом за добро, а за любовь заплатить ненавистью, он тайно явился однажды к комтуру Кёнигсберга и передал местоположение Глаппо и его дружины. (Около залива Фришес-Хафф (Калининградского), возле замка Бранденбург.) Комтур, обрадовавшись, повёл своё войско на запад и напал на ничего не подозревающих прусских воинов и всех убил. А Глаппо пленил. 
Связанного вармийского вождя привели в Кёнигсберг и после пыток повесили на горе. (Называлась гора Буттерберг (Масляная)). Она находится на Гвардейском проспекте, на ней сейчас установлен памятный знак астроному Фридриху Бесселю, основавшему здесь свою обсерваторию.

Осквернил и поплатился
На протяжении всей истории Немецкого ордена Бранденбург считался одним из важнейших комтурских замков. Поэтому в 1322 году некий «брат из Рейна» доставил сюда частицу Святого Креста, на котором был распят Иисус Христос. 
Рыцари замка святыню не срамили. В вопросах веры и укрощения плоти, где, как они считали, и гнездятся все человеческие страсти, они отличались большим рвением. 
0470_n.jpg
Усомнился в действенности реликвии только один рыцарь по имени Гебхард фон Мансфельд. Что за маразм на него напал — непонятно. Но факт: на глазах у многих он кинул однажды частицу в огонь, однако она «отскочила в доказательство многим свидетелям».
После чего Гебхарда фон Мансфельда за его сатанинскую наглость заточили в главную башню Бранденбургского замка, где он и умер, лишённый воды и пищи.
А вот четырёхлетнему мальчику, в отличие от Гебхарда, Крест подарил жизнь. Это произошло, как пишет Пётр Дуйсбургский, в 1322 году в замке Бранденбург. Звали ребёнка Фома. Он был сыном Гертвига из Покарвиса. Его, умершего по непонятной причине, «воскресили силой Святого Животворящего Креста Господня». То есть, силой той самой частицы, которую привёз «брат из Рейна» и которую кидал в огонь одержимый бесовскими страстями Гебхард.

О большой и чистой любви
До нашего времени ещё дошло сказание о неком благородном брате Германе фон Лихтенбурге, жившем в Бранденбургском замке. Который постоянно упражнялся в дополнительных самобичеваниях плоти и воздержаниях. Вместо рубахи носил на голом теле броню.
А потому что любил Христа и Пресвятую Деву Марию. И никакие обеты не казались ему достаточными, чтобы любовь эту выразить.
Со временем тело Германа фон Лихтенбурга было настолько изъязвлено, что на это обстоятельство обратил внимание священник Пётр. «Плоть словно изъедена скорпионами», - сокрушался он и однажды принялся убеждать рьяного рыцаря хоть иногда снимать броню. 
«Никакие обстоятельства не смогут принудить меня к тому, чтобы я при жизни снял броню», - кротко ответил духовнику Герман и стал истово молиться. 
И что вы думаете? Этой же ночью явилась Герману фон Лихтенбургу Пресвятая Дева Мария и лёгким прикосновением руки исцелила его. «На коже нет никаких нездоровых пятен! - С восторгом наутро объявил рыцарям о чуде священник Пётр. 

Пристанище ворон
Со временем замок пополнился ещё одной реликвией. Это случилось после того, как бранденбургский комтур Гюнтер фон Хоэнштайн отличился на дипломатическом поприще, активно проявив себя в переговорах с Литвой. Тогда Император Карл IV в 1379 году подарил ему мощи Святой Катарины, которые комтур поместил в замковой церкви. 
Через год после этого события Гюнтер фон Хоэнштайн скончался и был погребён в кирхе Святого Николая (остатки которой и видны на пригорке). 
Сама кирха сильно пострадала во время войны. Всё, что осталось от былого великолепия, - это башня без крыши. Да ещё часы без часового механизма с застывшими стрелками на отметке 6.20.  
Если подойти к кирхе со стороны реки, то над красивым стрельчатым входом можно увидеть плиту со сложным барельефом герба, а перед входом, на территории бывшего кладбища, остатки могильных плит. Как знать, может, под одной из них и покоится ещё прах Гюнтера фон Хоэнштайна? 
Преодолев 8 ступеней, входим внутрь башни и обнаруживаем кучи мусора и битые бутылки. Вороны, потревоженные нашим вторжением, с негодующим карканьем взлетают и кружатся над башней. 
Да… Картина печальная. 

Казнил друга
Но вернёмся к истории замка. Его закат стал итогом заката Орденского государства. А закат Немецкого ордена в свою очередь стал следствием разгрома тевтонов под Грюндвальдом 15 июля 1410 года.  
Комтуром Бранденбурга в ту пору был Марквард фон Зальцбах. У него интересная судьба: за 26 лет до Грюндвальдской битвы он, попав в плен к злостному врагу Ордена литовскому князю Витовту, стал его близким другом и советником! Витовт вёл тогда тяжёлую борьбу за власть со своим двоюродным братом Ягайло и, не имея шансов самостоятельно с ним справиться, несколько раз обращался за помощью к крестоносцам. (Наладить отношения с тевтонами помогал  выпущенный из литовского плена Марквард, чем не раз спасал Витовту жизнь.) Однако после каждой такой помощи Витовт сближался с Ягайло и предавал рыцарей. 
После очередной измены терпение у Маркварда лопнуло. На последующих за этим переговорах он обвинил Витовта в предательстве, да ещё и прошёлся по репутации матери Витовта Бируте, объявив, что она «не слишком целомудренна». Витовт затаил против бывшего друга злобу.
В последний раз друзья-враги встретились в поле под Грюндвальдом. Комтур Бранденбурга Марквард фон Зальцбах был ранен и угодил прямо в руки к Витовту. Ягелло, ставший к тому времени польским королём, желал допросить Маркварда (тот много знал о многочисленных предательствах Витовтом Ягелло). 
Однако Витовт приказал немедленно отрубить Маркварду голову. Что и было исполнено.  (Вот всё-таки не зря говорят, что нет злее врагов, чем бывшие друзья.) Так он избавился от свидетеля своих козней против брата.
Кстати, польский летописец Длугош сообщает, что Марквард не стал просить пощады у Витовта и даже высокомерно ему возражал: «Ничуть не страшусь я теперешней участи. Успех склоняется то на ту, то на другую сторону. Переменится завтра счастье и одарит нас, побеждённых, тем, чем вы, победители, владеете сегодня». 
Задиристая эта речь, видимо, только ускорила его участь.

Руины
Сегодня самостоятельно попасть на территорию замка и осмотреть его руины невозможно. Земельный участок огорожен забором. Впрочем, желающие могут полюбоваться на остатки замковых стен, если позвонят по телефону, указанному в объявлении, которое прикреплено к воротам забора. За символическую плату с ними готовы провести экскурсию местные энтузиасты.
Охранять крепость от растаскивания на кирпичи стали только с 2010 года, когда замок Бранденбург включили в список шести ценнейших достопримечательностей России, находящихся на грани исчезновения (публикация журнала Forbes). В 2014 году федеральными властями были выделены 17 млн рублей на начало восстановления крепости. 
Как говорится, будем следить за событиями...

Тюрьма для магистра
К слову. О переменчивости судьбы. 
Как оказалось, попавший в плен комтург Бранденбурга Марквард фон Зальцбах, когда так горячо уповал на склоняющийся в разные стороны успех, оказался прав. И герой запросто может в одночасье оказаться изгоем.
Так случилось с магистром Орденского государства Генрихом V Ройсом фон Плауэном, спасшим столицу,  Мариенбург (Мальборк), после разгрома под Грюндвальдом. 
В результате злобных интриг и заговора он был отстранён от должности и три года провёл в заключении в замке Бранденбург. Потом его перевели в Лохштедт (неподалёку от Балтийска, - авт.), где ещё пять лет держали в тюрьме. Затем реабилитировали и назначили управляющим замка Лохштедт. Впрочем, там он недолго распоряжался. Генрих V Ройс фон Плауэн умер в том же году, в котором его репутацию восстановили. Вот такие жернова судьбы. 
Были ещё в истории замка и падения в бездну (например, когда поляки в 1520 году его сожгли), и моменты гордости (когда курфюрст Георг Вильгельм перевёл сюда свой двор, поскольку в Кёнигсберге свирепствовала в ту пору чума). 
Но самая большая перемена в судьбе замка Бранденбург произошла в марте 1945 года. Его заняли войска советской армии. 

Сам лёг за пулемёт
Цена той победы была огромной. Только в братской могиле в Ушаково покоятся останки более 600 воинов, в том числе двух Героев Советского Союза. Это полковник Пётр Ильич Лизюков и старший сержант Владимир Романович Николаев.  
Пётр Лизюков родился в Гомеле в 1909 году. Свой первый бой принял уже 22 июня 1941 года на реке Западный Буг. Отступая до Киева, его артиллерийский полк не раз выходил из окружения. Пётр Лизюков был участником Сталинградской битвы, освобождал Выборг, Таллин и Ригу. Его 46-я истребительно-противотанковая артиллерийская бригада в составе 3-го Белорусского фронта 29 января 1945 года вышла к заливу Фришес-Хафф (Калининградскому), чем прервала связь немцев по суше с восточно-прусской группировкой.
30 января 1945 года в окрестностях Хайде-Вальдбург (посёлок Прибрежный), организовывая оборону и показывая личный пример, полковник Пётр Лизюков сам лёг за крупнокалиберный пулемёт и открыл огонь по противнику. Этот бой стал для него последним…
В этот же день погиб и ещё один Герой Советского Союза. И тоже артиллерист и тоже под Ушаково. Это Владимир Романович Николаев, старший сержант, наводчик орудия. Он тоже воевал с 1941 года, прошёл Ленинградский фронт, был дважды ранен.
В честь него названы улицы в Выборге и городе Электросталь, установлены мемориальные доски на входе в прокатный цех завода в Электростали, где он работал вальцовщиком до армии, и на школе №3 этого города, где он учился.         

(В следующем номере газеты «Гражданин» мы пригласим читателей на очередную экскурсию в неизведанное.)

Комент