Переулок Желябова или Rantauer Strasse

Как немецкий подмастерье оказался во главе рейха и спас Германию, зачем кадетов возят на миноносец, о роковом взмахе платка и последней публичной казни в царской России читайте в новой экскурсии «Гражданина»

9767.jpg

Юлия ЯГНЕШКО 

Имя революционера Андрея Желябова в нашем городе носят улица и примыкающий к ней переулок в Центральном районе. В Кёнигсберге это были соответственно Бледауер Вег и Рантауэрштрассе (названы в честь двух посёлков на Самбийском полуострове). 
Квартал это был жилой. Выделялись лишь два учреждения: дом для престарелых (на месте современного Центра по борьбе со СПИДом) и школа, построенная в 1930-м (пер. Желябова, 9).
Здание школы, которая носила имя первого демократически избранного руководителя Германии, рейхспрезидента Фридриха Эберта, отлично сохранилось. Не работали лишь часы на башенке. Но в мае 2016-го их запустили, и теперь каждый час окрестности оглашаются колокольным перезвоном. 

Из шорников в президенты
Фридрих Эберт (1871-1925) в Кёнигсберге бывал. В 1920 году он открывал здесь первую Восточную ярмарку, а в 1925-м - Дом техники («Эпицентр»).
Известно, что он родился в Гейдельберге, в многодетной семье портного. Готовился стать шорником, мастером по изготовлению конской упряжи. Но занялся профсоюзным делом и в итоге возглавил Социал-демократическую партию, а за нею и всю Германию. После ноябрьской революции 1918 года именно ему вручили ключи от ведомства рейхсканцлера.
В стране бушевали экономический кризис и гиперинфляция, она несла тяжкий груз репараций и унижений после поражения в Первой мировой войне и рисковала впасть в анархию.
Эберт стремился к компромиссу и направлял революционные события в конституционное русло. Яркой политической личностью он не был. Но всё же благодаря его усилиям в Германии предотвратили социалистическую революцию, гражданскую войну и сохранили единство нации.
Фридрих Эберт умер в 1925 году. На его надгробии написано: «Благо народа – это цель моих стремлений».

Помнят и сейчас
В Кёнигсберге именем Эберта назвали школу на Рантауэрштрассе и сквер перед нею. А в 1929 году рядом со школой, со стороны Шиндекопштрассе (нынешней ул. Ген. Озерова) установили памятник рейхспрезиденту.
Но когда к власти пришли фашисты, памятник исчез, а школу переименовали в честь Адольфа Гитлера. И всё же немцы помнят Эберта. Ведь на пожертвования, которые собрали во время его похорон, был основан фонд, который и сейчас даёт возможность детям из рабочих семей получить университетское образование.

Школа для учителей и моряков
По приказу Особого военного округа в 1946 году улица и переулок были переименованы. Правда, переулок сначала называли Птичьим, а в 1950-х Красноармейским.
В бывшей Фридрих Эберт-шуле открыли педагогическое училище. Область испытывала страшный дефицит в учителях. Ведь школы после войны открывались не десятками — сотнями! 
Педагогов, которые приезжали по переселению или распределению от вузов, не хватало. И уже в декабре 1946 года начальник областного управления по гражданским делам Борисов просил Совет Министров РСФСР открыть училище для подготовки учительских кадров. Ситуация была настолько острой, что он даже предлагал обучать оставшихся здесь немцев. Но до этого не дошло. 
Училище открылось 1 сентября 1947 года. Здесь готовили учителей начальных классов, учителей-старших пионервожатых и преподавателей физвоспитания. Заочно обучали учителей для литовских школ.  
Но учебный 1956-1957 год стал последним в истории заведения. Из-за провала рождаемости в войну учащихся не хватало, и наше педучилище закрыли вслед за таким же в Советске. А здание передали школе-интернату № 3.
В 2009 году классы заняли кадеты корпуса имени Андрея Первозванного (он был образован в 2000 году). На принадлежность строения будущим морякам указывают два больших якоря перед входом. И то, что аттестаты об окончании корпуса ребятам вручают на борту эскадренного миноносца «Настойчивый».

Подталкивал историю...
И наконец, о Желябове. Кто же он? Революционер и русский Гарибальди, скажут одни. Террорист и цареубийца, ответят другие. И все будут правы.
Отец Андрея Желябова был дворовым крепостным. Узнав, что мальчик научился читать по псалтыри, барин, таврический помещик Нелидов, отдал его в Керченское уездное училище. И тем самым обрёк царя Александра II на мучительную смерть...
Учился Желябов хорошо, но был неблагонадёжен, и поэтому получил лишь серебряную медаль. Пошёл в одесский университет, но был отчислен за выступления против «профессора-консерватора». 
Тогда женился на дочери сахарозаводчика, но жить с ней не стал, даже несмотря на то, что у него родился сын. Потому как занялся революцией. Потому что считал: история движется ужасно медленно, надо её подталкивать. 
Во имя «народного счастья» Желябов призывал крестьян на борьбу с правительством. В том числе с помощью террора. При его участии были написаны программные документы «Народной воли», целью которой стали уничтожение самодержавия, введение демократических свобод и передача земли крестьянам.
Современники Желябова утверждают, что люди слушали его с восторгом. Высокий и хорошо сложенный, с широкой грудью и крупными чертами лица, он сразу выделялся. К тому же был хорошим оратором: голос приятный и сильный, речь — ясная и порывистая. Он умел наполнять всех бодростью и верой. 

... и оказался на эшафоте
В 1879 году Андрей Желябов возглавил боевую группу, которая готовила убийство царя - главной помехи народному счастью. Желябов под видом купца приобрёл землю по маршруту следования императорского поезда, якобы строить завод. Он лично заложил мину под рельсы, но она не сработала вовремя.
Было ещё несколько попыток. И они добились своего. 1 марта 1881 года террорист Рысаков бросил бомбу под царскую карету. Александр II не пострадал, но подошёл к раненым. В этот момент уже Гриневицкий бросил бомбу ему под ноги...
Сам террорист погиб, а император был смертельно ранен. Через несколько часов царь-освободитель, отменивший крепостное право, скончался.
Желябов в покушении не участвовал, так как накануне был арестован. Руководить пришлось его гражданской жене Софье Перовской. По сигналу её платка и действовали террористы.
Но Желябов потребовал приобщить себя к участникам и вместе с ними был повешен. Эта казнь стала последней публичной казнью в самодержавной России.

Комент