Ул. Генерала Галицкого или Steindammer Wall

Сегодня мы расскажем вам о кёнигсбержце с отчеством, о том, как фашисты пополняли музейные коллекции, что может получиться из нескольких чучел и скелетов, а также о здании, которым гордился Кёнигсберг, и где ещё можно ощутить под ногами его кусочек

Идея Алисы КОСТЕНКО, Обработка Юлии ЯГНЕШКО

Это сегодня улица Ген. Галицкого располагается в самом центре, а сто лет назад тут находилась окраина Кёнигсберга, вплотную подходившая к вальным укреплениям, возведённым в середине XIX века.
На довоенной карте улица обозначена как Штайндаммер Валь и была длиннее: начиналась от нынешнего пересечения Ленинского проспекта с ул. Черняховского.
В переводе с немецкого название означает стена или вал Штайндамма. Штайндамм - сначала пригород, а позже, одна из самых значимых территорий старого города. Переводится как «каменная дамба». Значит, сегодня мы прогуляемся по валу Каменной дамбы. 
Когда этот участок города считался ещё предместьем, чего тут только не было. И чумной барак и кладбище, а в начале XIX века здесь разбили ботанический сад и построили обсерваторию (см. «Гражданин» №6 от 2 апреля 2015). Несмотря на окраинное положение, тут было и сразу два научных учреждения — зоологический музей и анатомический институт.

Русский Карл
Музей, который находился как раз во дворе пятиэтажки №19-25, построили в 1820 году. Его фасад выходил на Бессельштрассе (ул. Бесселя).
Основал зоомузей великий натуралист Бэр, Карл Максимович. Да-да, у него имелось отчество. Ведь учёный был родом из России, точнее — из Эстляндской губернии. Выучившись в Германии, он женился на девушке из Кёнигсберга и обосновался тут, жил в здании музея, где семье дали квартиру.
Музей начался с трёх старых чучел. Но Бэр придумал способ собрать экспонаты. Поместил объявления в газеты и попросил лесничих и натуралистов-любителей доставлять ему разных животных Пруссии. Те живо откликнулись.
zzoo.jpg
Профессор Бэр читал лекции по зоологии и анатомии, написал ряд работ по анатомии животных, изучал антропологию. Но прославили его эмбриологические исследования. В 1827 году он открыл яйцеклетку млекопитающих и человека. 
И всё же он уехал в Россию, стал членом Петербургской академии наук.
Кстати, это был не последний раз, когда русские помогали местному зоомузею... Во время Второй мировой войны фашисты разграбили такой же музей в Киеве и переправили в Кёнигсберг богатую коллекцию насекомых. Что ж, бывало и так...

Лечить, а не колдовать!
Спускаясь к Московскому проспекту, улица выводит нас к зданию №20 - простому, строгому, в светлых тонах. Почти таким оно было и в 1935 году, когда в его помещениях открылся Анатомический институт медицинского факультета Альбертины. Кстати, это было последнее здание из 19 институтов, выстроенных для университета. 
Конечно, анатомия существовала в Кёнигсберге и прежде. Но не с таким размахом. Первый анатомический театр появился в 30-х годах XVIII века по настоянию профессора Боретиуса. Он понимал важность изучения человеческого тела и иногда на свой страх и риск вскрывал со студентами случайные трупы. 
Театр построили тогда на острове Ломзе (на нынешней улице Октябрьской). Государство не вложило ни пфеннига. Средства выделил профессор Бютнер. Единственное, чем помог король — велел доставлять трупы преступников.
После смерти Бютнера университет выкупил театр, но тот быстро пришёл в упадок. И когда в 1814 году кафедру анатомии и физиологии в Кёнигсберге возглавил Карл Фридрих Бурдах, ему достались разваливающееся здание, а в нём — два скелета и кукла, на которой обучали наложению повязок.
И Бурдах начал всё с нуля. Хоть это было и непросто. Ведь средневековый устав предписывал, чтобы даже в диссертациях не было... ничего нового! («Ne quid novi insit» — «Не заниматься чем-либо новым».) А медики ещё давали клятву, что не будут использовать... магию.

Эталон науки
Авторами проекта Анатомического института были архитектор Ганс Герлах и правительственный советник по вопросам строительства Фризен, которые создали здание в строгом стиле конструктивизма.
Для различных залов и аудиторий они предусмотрели разную высоту, а помещение для анатомического театра разместили в округлой части. Стены здания были стерильно-белого цвета, а над главным входом  имелся единственный элемент декора — скульптура обнажённого мужчины из ракушечника работы профессора Эриха Шмидта-Кёстнера.
Это здание стало эталоном научных учреждений исследовательского направления. Здесь имелась просторная аудитория на 220 человек, а также огромный зал микроскопии на 200 микроскопов. Работали кабинеты для селекции ткани, фотографирования и рентгенодиагностики. Имелись библиотека и специальные помещения для хранения учебной и научной коллекций, а также отдел консервации. 
Анатомы гордились и коммунальными удобствами здания: его отапливали четыре паровых котла, температура в помещениях измерялась дистанционно, была устроена суперсовременная вентиляция. Не забыли и о слушателях, устроив, к примеру, помещение для хранения велосипедов и душевые.
Только институт не проработал и десяти лет. Германия проиграла войну и учёные покинули Кёнигсберг. Само строение, как летом 1947 года докладывал в обком партии сотрудник областного отдела образования, было повреждено бомбой, но неплохо сохранилось. Уцелели и крыша и перекрытия. Там даже открыли школу ФЗО от военного строительства УНР-230.
Интересно, что докладчик просил рассмотреть возможность отремонтировать здание в том же 1947 году и использовать его под медицинский институт. Но... Такой факультет появился в нашем городе только в 2006-м.
Здание, конечно, отремонтировали (хотя округлая часть оставалась разрушенной до 80-х годов) и разместили там школу №23. В 1975 году она переехала на ул. Вагнера, а сегодня в бывшем институте расположено несколько организаций.
Покидая улицу, обратите внимание на уникальную мостовую. Старинная брусчатка уложена так, что проезжая часть и тротуар разделены только жёлобом в кладке. 
А куда ведёт эта дорога и чьё имя носит сегодня улица, читайте в следующем номере.

Комент