Улица Генделя или Händelstrasse

Как уцелел Гендель в Калининграде и чем он приглянулся английской королеве, а также свидетелями чего могли быть стены здания ФСБ в прошлом, читайте в новой экскурсии «Гражданина»

Юлия ЯГНЕШКО

Район Кёнигсберга Фордерхуфен, где находилась улица Генделя (Гендельштрассе), был достаточно новым. Его стали осваивать только в начале прошлого века, когда снесли старые вальные укрепления, ограничивавшие развитие города. И так случилось, что многие улицы тут назвали в честь композиторов. В том числе и Генделя.

Придворный музыкант
Георг Фридрих Гендель (1685 — 1759) — великий композитор эпохи барокко. И хоть большую часть жизни он провёл заграницей, родиной его всё же была Германия. Немцы гордились им, и пусть в Кёнигсберг Гендель не заезжал, улица его имени тут была. 
Музыкальную карьеру он начал органистом в кафедральном соборе родного города Галле в Саксонии. Потом уехал в Гамбург, играл на скрипке и клавесине в тамошней опере. Кстати, единственной в Германии на то время. А затем стал капельмейстером при дворе ганноверского курфюрста Георга.
Музыкант часто бывал в Англии. Однажды сочинил оду ко дню рождения королевы Анны. Королеве она понравилась, да так, что Генделю положили пожизненное жалование. Но зато взревновал курфюрст, и отношения с ним расстроились. Вскоре Георг стал королём Англии и, по слухам, прощение композитор заслужил, сочинив «Музыку на воде» специально к путешествию высочайшей особы по Темзе, за что в 1726 году Генделю пожаловали британское подданство.
4871.jpg
Самое известное произведение Генделя - оратория «Мессия». Всего же он написал около 40 опер, 32 оратории, около 100 кантат,  органных концертов, церковных хоралов и т.д.
Даже ослепнув в конце жизни, Гендель продолжал играть на органе, дирижировать концертами, и перед смертью успел ещё сочинить большое пастиччо («ассорти» из ранее написанных произведений).
Похоронили Генделя в Вестминстерском аббатстве.

Без хора никак!
Рассказывают, что как-то в доме богатого вельможи Генделя угощали лучшим вином из погреба.
- Не полагаете ли вы, маэстро, что это вино ничуть не хуже вашей оратории? - спросил хозяин. 
- Смакую, смакую, – отвечал Гендель, отпивая. – Тонкая, изящная мелодия, но…
- Если не по вкусу, велю принести другое. Бургундское, токайское, либо что-нибудь из рейнских вин?
- Пусть несут всё, – ответил композитор. – Оратория не может обойтись без хора!

Перепутали
Считается, что улица всегда носила имя Генделя. Правда, есть упоминание, что короткое время после войны она называлась Патрульная. Но, наверно, не прижилось.
А вот имя композитора сохранилось. Несмотря на то, что в 1950 году волна «антинемецких» переименований смыла с городской карты Баха, Брамса и других. (Возможно власти посчитали Генделя англичанином.) 

В стиле ренессанса
При входе на улицу с Советского проспекта справа находится управление ФСБ. Силовые структуры здесь размещались ещё при немцах: здание построили для Полицайпрезидиума в 1912-1924 годах (архитекторы - тайные верховные советники Лаунер и Фюрстенау).
Центральный вход располагался на Штреземаннштрассе (так во времена строительства здания назывался Советский проспект). Но сегодня входят в него именно с ул. Генделя.
Это было первое общественное строение в этом микрорайоне. Возвели его в стиле голландского ренессанса, богато украсив. Часть декора (надпортальные фигуры, угловые башенки, выходившие на Гендельштрассе, а также башня над мансардной крышей) унесли время и война, но и сегодня можно видеть шикарный входной портал и высокий фронтон над ним. 
Полицайпрезидиум перебрался сюда с Юнкерштрассе в октябре 1914 года. Но ненадолго. Когда страну возглавили фашисты, началась централизация власти, и министр внутренних дел Пруссии Герман Геринг подписал декрет о создании тайной государственной полиции. Учреждение с аббревиатурой «гестапо» призвано было бороться с противниками правящего режима.
В Кёнигсберге Главный отдел гестапо появился в 1934 году и разместился как раз в здании полицайпрезидиума.

«Палач, приступайте!»
К зданию примыкала внутренняя тюрьма, где содержалось до нескольких сотен узников. Как правило, после окончания следствия этих людей ожидали расстрел или «Фальбайль» (гильотина). Кстати, есть сведения, что после войны нож этого устройства отправили в музей криминалистики в Минск, где он сейчас и хранится.
День казни начинался с того, что в камеру смертника приходил палач. Он осматривал рот жертвы, выясняя, имеются ли золотые зубы. Потом человека раздевали до пояса, надевали ему наручники и вели в барак, где была специальная вертикально установленная доска. На уровне головы имелась впадина, и мастерство подручных заключалось в том, чтобы точно рассчитать рост смертника и поставить его как раз на уровне выемки.
Зачитывали приговор, и прокурор произносил: «Палач, приступайте к выполнению своих обязанностей».
Жертву внезапно опрокидывали вместе с доской и голова попадала точно под нож гильотины. Палач нажимал кнопку, нож опускался и чёрный занавес тут же задёргивали, отгораживая зрителей от страшной картины (казни были публичными)...
«Господин прокурор, приговор приведён в исполнение!»
Тела убитых помещали в деревянный ящик по двое, а счета, где перечислялись затраты на казнь, гроб и т.д., отсылали их родственникам...

Они строили театр
В 1946-1947 годах в этом здании размещалось лагерное отделение №3 — для интернированных. Там содержались и немцы и прислужники фашизма из числа советских граждан. Их активно привлекали к восстановлению и ремонту домов и городских коммуникаций, в том числе и драматического театра.
Позже здание заняли организации госбезопасности - управление МГБ, КГБ, а сейчас - ФСБ.

Комент