Улица Чернышевского или Stägemannstraße-2

Где живут белоснежные совы, какие нравы царили в школах Кёнигсберга, как русские изменили немца и отчего мужчины не женятся, расскажет сегодняшняя экскурсия «Гражданина»

(Продолжение. Начало в №19 от 21 июля.)

Юлия ЯГНЕШКО

Во дворе за домами №№ 56 и 58 укрылся корпус БФУ им. Канта. Здание, построенное в 1910 году, легко узнать по башенке с часами и двум симметричным входам с величественными порталами в стиле барокко (изображены лепные свитки, вазы с фруктами и белоснежные совы, как символы мудрости и знания).
А барельеф на уровне первого этажа — школяр, скучающий над учебником, - это подсказка. Ведь до войны здесь находилась народная школа, где дети из низших слоёв общества изучали родной язык, Закон Божий, математику, географию, историю и др.

Воспитывали палкой
Школа носила имена знаменитых кёнигсбержцев - Крауса и Гиппеля. Но о них позже.
В левом крыле здания была Краус-шуле — школа для мальчиков, в правом — Гиппель-шуле, для девочек. Переходить в чужую половину дети не могли, так как двери запирались.
4958.jpg
Встречались они только во дворе. Например, играя в снежки. Некая фрау Каспар, бывшая ученица школы, вспоминала, что однажды кто-то попал в проходившего ректора. И дежурный учитель выпорол виновника палкой.
В библиотеке помимо книг держали чучела птиц для уроков естествознания. На всех этажах были питьевые фонтанчики, а в подвале размещалась столовая, где девочек не только кормили, но и учили готовить.
В пристройке слева находились спортзалы и актовый зал, где проходили концерты, собрания и вручали аттестаты.
А за дверцей в цокольном этаже, прямо под башенкой, которая существует и сейчас, жил хаусмайстер (завхоз).

Подарил галерею и парк
Школе для девочек присвоили имя обер-бургомистра и президента Кёнигсберга Теодора Готлиба фон Гиппеля (1741 - 1796). 
Гиппель происходил из семьи провинциального пастора. Закончив богословский факультет Альбертины, где, кстати, он слушал лекции Канта (позже они подружатся), работал домашним учителем. С единственной перспективой стать священником. Но все планы изменило знакомство с одним голландцем, состоявшим на русской службе (в ходе Семилетней войны Восточная Пруссия недолго была провинцией России). Губернатор поручил голландцу доставить царице в Петербург янтарь, а тот прихватил с собой Гиппеля.
Вернувшись из российской столицы, Гиппель забросил теологию, закончил юридический факультет и поступил на службу адвокатом. А в 1780 году возглавил королевскую уголовную коллегию и стал обер-бургомистром Кёнигсберга.
В свободное время он анонимно писал романы. Иронизировал над прусскими обычаями и нравами, а также высмеивал пороки немецкого масонства, которым сам же увлекался.
Это ему принадлежат афоризмы: «Мужчин интересует больше, что о них думают, женщин — что о них говорят» и «Неверные друзья — это ласточки, которых встречаешь только летом; это солнечные часы, польза от которых лишь до тех пор, пока светит солнце».
Кстати, написал Гиппель и книги «О браке» и «О бюргерском улучшении женщины», хотя никогда не был женат. (Наверно из-за бурного романа, который случился у него в молодости. То ли влюбился в дочь вельможи и получил отказ, то ли связался с падшей женщиной...) 
Ещё Гиппель выстроил в Кёнигсберге резиденцию, где позже прусская королевская чета укрывалась от войск Наполеона. В начале ХХ века это место станет городским парком. Сейчас это Центральный парк.
А ещё он собрал коллекцию произведений искусства, где были работы Рубенса, Кранаха, Гальса. Наследники подарили её городу и тем самым основали тут галерею.
О Кристиане Якобе Краусе (1753-1807), имя которого носила школа для мальчиков, известно меньше. Он тоже выпускник Альбертины и друг Канта. Был первым профессором экономики в местном университете. Разработал теорию государства, ставшую основой реформ в Пруссии, в частности в сельском хозяйстве. Правда, осуществили их уже его ученики.
Краус слыл популярной личностью в Альбертине, его дважды избирали проректором. Параллельно он работал в Альтштадтской библиотеке, так как профессорское жалование было скудным. «Идущий в Кёнигсбергский университет даёт обет бедности», - говаривал Краус.

Из школы в университет
После штурма города в 1945-м в корпусах современного университета на Чернышевского располагался мотострелковый батальон. 
Летом 1946 года военные ушли, и здесь обосновалась женская школа №4. Но вскоре ей пришлось потесниться: в 1948 году здание перегородили и в левой половине разместили пединститут. Учреждения соседствовали до середины 50-х, пока школу не перевели на ул. К. Маркса. 
В 1967 году пединститут реорганизовали в Калининградский государственный университет. Именно тут работал профессор Жидков (1928-1993), о котором мы уже упоминали в прошлом номере газеты. Он был основателем (1979 год) и первым деканом нашего исторического факультета. Геннадий Павлович или ГП, как его называли студенты, стал учителем большинства историков, которые сейчас работают в Калининграде. Он был признанным в стране историком-аграрником (диссертации посвящены приписным крестьянам Западной Сибири и истории землевладения царской семьи). И стоял у истоков формирования в КГУ исторической регионалистики.

Немного философии от Канта
В советское время на каждом этаже здания университета стояли фигуры вождей — Ленина, Маркса и Энгельса. Сегодня их нет. Зато есть мемориальные таблички. Одна — профессору Жидкову, а вторая, что рядом с кафедрой философии, - Ивану Александровичу Ильину. Его называют самым проницательным русским философом, который давно ответил на многие вопросы, стоящие сейчас перед властью. Между прочим, Ильин читал лекции и в Кёнигсберге в 1926 и 1929 годах, после того как его выслали из России на знаменитом «Философском пароходе».
Сегодня в здании работают Институт гуманитарных наук, экономический факультет, Высшая школа физической культуры и спорта.
И, конечно, витает дух Канта. Например, на первом этаже за углом сюрприз - белая скамейка с его изречением: «Имей мужество пользоваться своим умом».
Дух же самой Штегеманнштрассе поддерживают жители. На фасаде дома №84, где сохранилась оригинальная нумерация, берегут небольшой барельеф — белку, грызущую орешек. А на доме №93 даже повесили указатель с довоенным названием.                 

Комент