Улица Генерала Соммера или Schönstrasse-2

Почему танк возвели на пьедестал, за что Москва салютовала Соммеру, как комбриг обманул фашиста, сказав чистую правду, а также для кого построили здание №27, читайте в окончании экскурсии по улице Генерала Соммера

Юлия ЯГНЕШКО

«Подвиг ваш — бессмертен. Память о вас — вечна»
В центре улицы на пьедестале, к которому ведёт брусчатая дорожка,  стоит знаменитый Т-34. Это настоящий боевой танк, который участвовал в штурме города-крепости Кёнигсберг. Его установили здесь осенью 1980 года в знак преклонения перед подвигом советских танкистов.
Но прежде чем подойти к нему, обратите внимание на мемориальную табличку на доме №1. Она гласит, что с ноября 1966 года улица носит имя Героя Советского Союза генерал-майора Соммера. (До этого улица называлась «Астрономическая».)

Танки Соммера было не удержать
Андрей Иосифович Соммер родился в 1897 году в Харьковской губернии в семье обрусевших немцев. Отец его был поручиком пехотного полка, потом служил приставом в полиции. Крестили мальчика Флорианом, но в метрики записали имя Андрей. 
sommer.jpg
Военная карьера его началась в декабре 1914 года, когда юнкер Киевского военного училища Андрей Соммер ушёл на фронт Первой мировой. Сражался отважно, получил множество наград, но был ранен и попал в плен на долгие три года. Все попытки бежать были безуспешны.
Затем была Гражданская война. В рядах Красной Армии Соммер воевал против Деникина, Врангеля и Махно. Однажды вместе со всем штабом угодил в плен к атаману. От расстрела спасли внезапно налетевшие красные кавалеристы.
На этот эпизод посмотрели сквозь пальцы. Простили и то, что в 1921 году Соммер вышел из партии, не приняв политику НЭПа. Но когда в 1937 году «страну наводнили шпионы», выходцу из немцев, бывшему военнопленному, да ещё отринувшему партию, ареста было не избежать.
... Соммер всё подписал. И что по указанию поляков совершал диверсии, и что хотел взорвать артсклад, и что готовил покушение на наркома Кагановича... 
После отказался от своих слов. Его приговорили к расстрелу, заменив потом высшую меру 15 годами лагерей. Два года Соммер провёл в тюрьме, а затем «за недоказанностью обвинения» его отпустили. И восстановили в армии.
В первые годы Великой Отечественной Соммер преподавал в военных училищах, на фронт ушёл только летом 1943-го.
И вот наконец Восточно-Прусская операция. Полковник Соммер -  командир 89-й танковой бригады 1-го танкового корпуса 3-го Белорусского фронта. Да какой! Москва не раз салютовала его танкистам.
Т-34 ворвались в Гросс-Скайсгиррен (пос. Большаково), перерезали шоссе и железную дорогу, шедшую на Кёнигсберг, не позволив соединиться силам врага. Совершив ночной марш, они застали немцев врасплох у Талпакена (пос. Талпаки) и преградили путь к отступлению инстербургской группировке. Потом овладели Зидлунгом (пос. Чкаловск), парализовав вражеский аэродром, вступили в Метгеттен (пос. Космодемьянского) и вышли к заливу. За это бригаде вручили орден Суворова II степени. А Соммеру — Золотую Звезду Героя и погоны генерал-майора... 
После войны Андрей Иосифович остался в Калининграде. Умер в сентябре 1966 года, похоронен на старом городском кладбище. 

Комбриг никогда не врёт!
... Как-то ночью танковая колонна двигалась по шоссе во главе с «Виллисом» комбрига. Неожиданно путь преградил шлагбаум, а навстречу шагнул немецкий регулировщик. Он осветил полковника фонарём и спросил:
- Чья колонна? Куда следуете?
- Танки полковника Соммера следуют в Гросс-Скайсгиррен, - на чистом немецком ответил комбриг.
Гитлеровец козырнул и открыл шлагбаум. И только когда мимо проехали машины со звёздами понял, что это советские танки! Но было поздно. Наш десант без шума уничтожил немецкий блокпост. 

Консульство СССР
В 1925 году на Шёнштрассе, 18б располагалось консульство СССР.
Появилось оно в Кёнигсберге годом раньше, на острове Кнайпхоф, и должно было заниматься подготовкой к участию нашей страны в торгово-промышленной ярмарке.
Но весной 1925 года пришёл новый консул, которого месторасположение представительства не устроило. Потому что во внеслужебное время помещение оставалось без присмотра. Он настаивал, чтобы консульство и квартиры сотрудников  находились в одном здании. 
Такое и подыскали на Шёнштрассе и сняли у некоего домовладельца Фогта. Наши дипломаты — консул и секретарь с семьями — расположились на четвёртом этаже, где жили и работали почти пять лет. Когда же торговые отношения с Германией расширились, консульству дали статус генерального и перевели на Хуфен-аллее (проспект Мира).
Здание консульства не уцелело.

«Не уступая иноземным»
Единственная историческая постройка на улице - дом №27, сейчас здесь находится управление государственной регистрации, кадастра и картографии по Калининградской области.
А до войны тут была Высшая строительная школа, её возвели в 1897 году. 
Об устройстве в городе ремесленно-художественной школы заговорили в конце XVIII века. Кёнигсберг нуждался в специалистах для предприятий и мануфактур. И создали сразу две: в 1790 году - школу искусств и рисования на Трагхайме (в доме профессора физики, химии и минералогии Хагена), а в 1821 году - Королевскую ремесленную школу на Синагогенштрассе (начало ул. Краснооктябрьская). 
С тем, «чтобы со вкусом выполненные работы местных мастеров не уступали иноземным». Набору в школы помогали власти: согласно распоряжению никто не мог быть теперь произведён в мастера без аттестата школы.
Стали учить каменщиков и плотников. Уже в 1882 году директор школы искусств и рисования хотел расширить обучение строителей и ввести трёхсеместровую строительную школу. Но он умер. И только через 15 лет ремесленные специальности совместили в большом новом здании на Шёнштрассе, где работали классы живописцев, скульпторов, плотников, машиностроителей и слесарей. 
Подход к зданию сегодня открыт, и можно поближе рассмотреть фасад из клинкерного кирпича, выдающийся вперёд ризалит, который делит его на три части, арочные окна, романические фризы и небольшие лестничные фронтоны над порталом. Оформление в стиле историзма было свойственно школам Северной Германии того времени.

Комент