Козни Чёрта

Галина ЛОГАЧЁВА

Брат Ян Гильберштедт, прибывший в Кёнигсберг из Саксонии в мае 1314 года, вступая в Тевтонский орден, дал обет бедности, послушания и целомудрия. И если с первыми двумя клятвами было более-менее в порядке, то с обещанием воздержания возникли трудности. «Сатана сильно удручает», - жаловался Ян своему духовнику.
- Коль дано тебе жало в плоть, то ты должен истово бичевать себя по пятницам, - наставлял рыцаря священник. - Но этого мало. Чтобы угас в тебе очаг греха и сильный соблазн не уязвлял душу твою, необходимо ревностно три раза в день читать молитву: «О всевышняя любовь, дай мне истинное и чистое вожделение к тебе и к непорочности и очисти душу мою и избави меня от скверны».
Брат Ян Гильберштедт, следуя советам наставника, яростно бичевал себя. И не только по пятницам, но и в другие дни. Молитву же читал не три раза в день, как было указано, но почти что постоянно. 
diablo.jpg
Однако ничего не помогало. Суетный мир всё продолжал крепко держать рыцаря в своих оковах, склоняя к грехам и бесчестью.
И вот однажды, после того, как брат Ян отсутствовал в стенах конвента целую ночь, его позвали на беседу с комтуром замка Кёнигсберг Фридрихом фон Вильденбергом. 
- Согласно Уставу ордена Тевтонского, нарушение целибата, как и отсутствие в крепости более двух ночей, считается тяжким преступлением для брата-рыцаря, - начал разговор комтур. - Его ждут позор и унижение! С его плаща снимают крест! И это на площади, на глазах у всего народа! Кроме того, провинившегося низводят до положения слуги, он даже ест вместе с прислугой на полу. Причём, целый год!.. Брат Ян! Одумайся! Исправляйся! Старайся быть рыцарем благочестивым и достойным похвал! 
Брат Ян слушал внушения комтура с опущенной головой. 
- Я знаю, что со времён основания замка Кёнигсберг в нём жили и живут доблестные рыцари, - произнёс наконец он. - В добродетелях воздержания, моления, бдения и коленопреклонения им нет равных. Я буду стараться!
Первое время у него получалось. Однако, как рыцарь не силился, греховные мысли не отпускали его. Опечаленный, со слезами просил он у Господа, чтобы Он освободил его из оков этого мира, или попросту забрал с лица земли. 
И действительно, Ян Гильберштедт стал чахнуть, какая-то неведомая хворь скрутила его так, что он не мог уже держать в руках оружия и нести службу. Поэтому комтур распорядился перевести его в фирмарию (госпиталь). 
Там брат Ян исповедался, причастился частицей тела Господа Иисуса Христа и был помазан святым елеем. И когда лежал он уже на смертном одре, к нему приставили служить одну молодую монашку.
Между прочим, недурной наружности. Брат Ян вначале крепился и старался не смотреть в её сторону. Но потом, одним недобрым вечером, не сдержался. Взял да и ни с того ни с сего изнасиловал «невесту Христову»...
… Бегство его из замка было стремительным. Мгновенно разбив-раскурочив почему-то свою кровать, он кинул обломки в узкое окно и сам выпрыгнул наружу. На земле уже, похватав разломанные части кровати, Ян бросился с ними куда-то в темноту. Бежал, пока не увяз в болоте. 
И там, освободившись от своей ноши, вдруг понял: «Исцелён!!!» И радость, и горе: возвращаться-то в замок надо...
Со смятенным сердцем шёл брат Ян назад, на ходу придумывая, что сказать на Совете рыцарей. 
И вот, встав перед своими судьями, он заявил: «Я совершил тяжкий грех. И поэтому Бог позволил чёрту, и чёрт поднял меня вместе с кроватью высоко над землей. И там, в небе, чёрт корил меня: «О, ты, ничтожный! - Рычал он. - Как отважился ты на пороге большой святости, которая тебе уже почти досталась, творить такое позорное бесчестье перед Ликом Творца?» Ужасный страх охватил душу мою, и я, грешный, стал молить о помощи Марию. Она явилась мне и обещала помочь, если оставшуюся жизнь я буду примерным рыцарем ордена Тевтонского. И я обещал ей. И сразу же чёрту велели отпустить меня, и я упал в болото вместе с кроватью, и остался невредимым, поскольку Мария берегла меня. Болото, как оказалось, находится от замка нашего, откуда унёс меня чёрт, всего лишь в полмили. (Чуть более 3 километров, - прим. авт.) Я пошёл к городу, ориентируясь по звуку». (Имеется в виду город Альтштадт, который примыкал к замку Кёнигсберг с юга, - прим. авт.)
Рыцари слушали рассказ Яна Гильберштедта с большим вниманием и дивились. Сразу же нашлись желающие идти искать на болоте кровать.  
Вернувшиеся засвидетельствовали: кровать есть! Значит, словам рыцаря можно и нужно верить!
Поэтому комтур замка Кёнигсберг Фридрих фон Вильденберг решил не карать слишком сурово провинившегося, справедливо рассудив так: «Да, брат Ян увяз в тенетах беспутства, но он никогда не бежал с поля боя. А значит, не совершал самого тяжкого преступления. К тому же согласно многочисленным папским буллам, участникам крестовых походов должны прощаться все грехи». 
В итоге брата Яна обязали бичевать себя каждый день в течение недели, а в свободное от бичевания время читать молитвы. Девицу же монашку отослали в женский монастырь.

Иллюстрация Людмилы Рябошапка

Комент