Смерть Кверама

Когда весной 751 года старый прусский вождь по имени Кверам умер, не оставив наследника, к нему в дом съехались старейшины двенадцати прусских общин, чтобы разделить его имущество

Галина ЛОГАЧЁВА

Староста по имени Побраво прискакал к дому Кверама ближе к вечеру, когда солнце уже зашло за вершины высоких елей. Дверь была отворена, и он услышал как одна женщина сказала по-шведски другой:
- И жизни с ним не было, и подох — тоже плохо.
Kveram.jpg
«Это две жены Кверама, которых он не так давно купил на Готланде, - догадался Побраво (Готланд — остров в Балтийском море, к северу от него Швеция, к югу Латвия, - авт.). И оценивающим взглядом внешне осмотрел дом: изрядный, ничего не скажешь. Основание выложено булыжником, на нём — прочные жерди, обмазанные глиной. В загоне пять отличных жеребцов, две кобылы, с десяток коз, кроме того, по двору бродят штук пять свиней.
Когда Побраво рассматривал рыболовные снасти и охотничье снаряжение, кто-то сзади толкнул его в плечо: «Ты не больно-то зарься!» Побраво медленно обернулся: в него тяжёлым взглядом вперился его сосед Дирско: «Идём лучше на совет!»
Оказывается, пока Побраво оценивал снаряжение, в дом Кверама съехалось уже десять старейшин. Они сидели в центре жилища, на земляном полу, возле округлого метрового очага, выложенного булыжниками, и молча глядели на огонь. В углу на подстилке, задрав бороду и застыв с широко раскрытым ртом, источая зловоние, лежал покойник.
Когда Побраво и Дирско подсели к очагу, заговорил самый старый прусс по имени Мстивой: - Кверам был хорошим воином. И не его вина в том, что в сражениях пали его сыновья. Да, он купил себе двух молодых женщин с Готланда вдобавок к тем трём, что у него уже были. Но эти, подлые, всё рожали ему младенцев женского пола. - Одну бабу просил я у Кверама, но мы не сошлись в цене, а потом она обварила себе руку кипятком и не смогла работать и Кверам отсёк ей за это голову, - ни с того, ни с сего объявил вдруг Дирско. 
- Да, было такое, - согласно закивали бородатые мужланы, - она ещё родила младенца женского пола, а Кверама обманула, сказала, что мужского. Он заставил её ребёнка задушить, а её за враньё избил сильно, да и покалечил тогда.
- Мы собрались однако затем, чтобы разделить имущество Кверама по закону, - напомнил всем цель собрания старый Мстивой. - Всего было много у Кверама — и оружия, и коней, и земли, и женщин. я вот когда сюда ехал, спешился у могучего, в три обхвата, дуба. Прислонился ладонями и щекой к его коре. И сошло тогда ко мне внушение: отправляться в священную рощу Ромове. К жрецу нашему верховному Кривис Кривáйтису. Пусть он рассудит: как быть? (Рóмове — главное святилище у пруссов-язычников. Оно находилось у современного поселения Бочаги Черняховского района, - авт.)
Зашумели тогда мужланы: не по нраву им пришлось такое сообщение. Однако всё же, посовещавшись, решили послать к Кривису Кривайтису Побраво и Дирско — у них, мол, кони быстрые, да выносливые. И те, немедля, пустились в путь.
К рассвету добрались до священной рощи. Не успели спешиться, как перед ними как по волшебству возникли два старца-вайделота. Оба в холщовых рубахах до пят, с кривыми палками-посохами. (Вайделоты принимали и приносили жертвы в прусских святилищах, учили молодёжь законам и рассказывали им о богах. Также их обязанностью было поддерживать священный огонь после того, как его разжёг Кривис. Если огонь по недосмотру гас, жрец платил за это своей жизнью, - авт.).
Выслушав странников, вайделоты завязали им плотной повязкой глаза и, дав каждому в руку по верёвке, повели к верховному жрецу.
Страшно было Побраво встретиться с ним. Но ещё страшнее — очутиться перед дубом-великаном, в ветвях которого обитают лютые беспощадные боги.
Долго шли с завязанными глазами Побраво и Дирско, спотыкались о кочки, падали в ямы, вязли в топях, наконец, вывели их вайделоты на гладкое место. Сняли повязки.
- ждите. Вам ответит Тот, к Кому вы явились.
Огляделись Побраво и Дирско и застыли в благоговении: вот он, известный на всю Пруссию вечнозелёный дуб-великан. Ветви его упираются в небо, а листва такая густая, что ни дождь, ни град не проникают через неё. у основания этого дуба, по окружности, натянуты ткани — только Кривис Кривайтис, да ближайшие к нему жрецы имеют право заходить туда и прикасаться к заветному стволу.
Побраво собрался с духом и осмелился поднять глаза на дуб, и увидел, что он разделён на три части. Там, где у подножия горел вечный огонь, в дупле виднелось оконце с изображением Перкунаса. (Перкунас — бог грома, дождя, гневный мужчина средних лет с вьющейся черной бородой, увенчанный пламенем, - авт.).
Побраво стал обходить дуб и на земле заметил три черепа: человека, лошади и коровы. Это означало, что он зашёл на территорию, где обитал бог подземного мира и смерти Патолс — бледный старец в белом платке, с большой седой бородой. В ужасе взглянул Побраво на этого идола, оконце которого было устроено в ветвях дуба. И невольно отшатнулся. Его как будто потянуло в этот момент дальше, туда, где находился молодой энергичный Патримпас — безбородый юноша в венке из колосьев - бог рек, источников и плодородия. Да, вот она, его земля. А вот и корзинка, заботливо прикрытая тряпицей и колосьями. В этой корзинке обитает змея, которая пьёт приносимое жрецами молоко и которую так любит Патримпас.
- То, что вы хотите мне сказать, я знаю, - вернул вдруг к реальности Побраво чей-то голос за его спиной. Обернувшись, Побраво увидел перед собой рослого сухого старца с острым ястребиным взглядом. Побраво и Дирско сразу поняли: это и есть главный прусский жрец - Кривис Кривайтис.
- Треть имущества Кверама должна быть сожжена на жертвенном костре, - продолжил старец. - Так велели мне передать вам боги. Кверам был знатным воином: большую часть своей добычи он неизменно отдавал в жертву богам — умело загонял коней перед предани- ем их огню, много преподнёс и человеческих жертв — боги оценили его рвение. Так что с вами поедет тулисон. (Это специальный жрец, который ведал отправлением погребального культа и якобы наблюдал невидимую простому смертному картину перехода умершего в загробный мир, - авт.). Он и проследит, чтобы всё было исполнено по закону.
При этих словах из-за спины Кривис Кривайтиса возник средних лет мужчина с длинными волосами, большой бородой и кривым посохом в руке.
- Он поедет на твоём коне, - ткнул пальцем в грудь Побраво Кривис. - А ты пойдёшь рядом!
Солнце весело переливалось в ветвях деревьев, множество пичуг пищало и чирикало, радуясь весне, когда Побраво, Дирско и тулисон отправились в обратный путь.

(Продолжение 13 февраля)

Иллюстрация Екатерины Стийчук

Комент