Казнь

Мальчишки из Кёнигсберга, Курт и Ганс, попавшие к пиратам, с утёса «Длинная Анна» на острове Гельголанд внимательно наблюдали за движением торговых караванов, выходящих по устьям рек Везер и Эльба в Балтийское море, направляясь в Англию или Фландрию

Галина ЛОГАЧЁВА

(Окончание. Начало 19 и 26 сентября.)

- Ганзейский караван! – Звонко и радостно кричали мальчишки, первыми замечавшие купеческие суда. 
И пираты, быстро разделив свои силы на три части, захватывали добычу. (Одни атаковали ганзейские корабли, другие приходили им на помощь из засады, третьи  доставляли награбленное на скрытые пиратские базы на Восточно-Фризских островах, брали на борт раненных в бою товарищей, а также тащили на буксире повреждённые пиратские суда, нуждавшиеся в ремонте, - авт.) 
kazn.jpg
В тот весенний день ребята, как и всегда, взобрались на «Длинную Анну». 
- Торговый корабль! Огромный! – Уже ближе к вечеру услышали пираты их ликующие голоса. 
Корабль шёл медленно и тяжело. Было видно, что он под завязку нагружен товарами: даже на палубе виднелись горы тюков.
- Где священник? – Деловито поинтересовался пиратский главарь Штертебекер.
- Здесь я, - отозвался низенький крепыш, на котором красовалась монашеская ряса. – Команда, - ко мне! Исповедоваться и причащаться!
К нему мигом выстроилась очередь... И, наскоро покаявшись в грехах, пираты поплыли навстречу своей судьбе. С ними попытать счастья напросились Курт и Ганс.  
Вскоре шесть пиратских кораблей во главе с «Красным чёртом» Штертебекера окружили купеческое судно и приготовились к абордажу.
«Купец» казался тихим и беззащитным. Но внезапно тюки, загромождавшие палубу, полетели в море, а борта ощетинились пушками и арбалетами. 
«Смотри!» - Крикнул Курту Ганс и указал пальцем на нос «мирного» судна. Нос украшала большая коровья голова с длинными изогнутыми рогами… «Да это же тот самый корабль-ловушка! «Бодливая корова»! – Ахнул Курт. - Тот, про который говорил ещё наш покойный хозяин!»
И тут же из-за ближайшего мыса показались ганзейские когги, которые, оказывается, скрывались в засаде. (Это были самые крупные корабли на Балтийском море, водоизмещением до 800 тонн, длиной в 36,5 метра, шириной в 9 и осадкой в 4,27 метра, на каждом по три мачты с реями, с командами из 250 человек, - авт.)  
И почти сразу же, как назло, море окутал небывало густой туман. Под его прикрытием армада ганзейских кораблей окружила суда пиратов. 
Когда «витальеры» осознали западню, уходить на мели, которых предостаточно у острова Гельголанд, уже было поздно. Они решили дожидаться утра и тогда уже бежать на мелководье от громоздких нерасторопных коггов.  
… Но на ганзейских судах тоже зрел свой план. И упускать запертых в ловушку пиратов там не собирались. Шкипер «Бодливой коровы» ночью переоделся в одежду простого рыбака, сел в шлюпку и один на вёслах подошёл к пиратской флотилии. Отыскав «Красного чёрта», он закрепился канатом за его корму. 
- Кто здесь? – Окликнул его вахтенный матрос.
- Я - бедный рыбак с Фризских островов. – Не растерялся шкипер. – Попал в туман, заблудился. Очень замёрз. Разогреваю себе на жаровне еду. 
«Что ж, пусть поест», - решил матрос. И оставил «рыбака» в покое. А штурман тем временем расплавил на огне запасённый в шлюпке кусок свинца и залил им звенья цепи, отвечающей за контроль штурвала. И «Красный чёрт» потерял управление. 
На рассвете гамбургские корабли пошли в атаку. Все пиратские суда отстреливались и маневрировали, отчаянно защищая своего флагмана, «Красного чёрта», который не мог сдвинуться с места. И всё же «купцы» взяли флагмана на абордаж. Уже на его борту завязалось ожесточённое сражение. Клаус Штертебекер держался дольше всех. Под мощными ударами его меча пали десятки наседавших на него врагов. И тогда догадливый шкипер «Бодливой коровы» приказал набросить на пирата рыбачью сеть… Клауса удалось скрутить.
В тот день вместе с ним в плен попали 73 «витальера», 40 погибли в бою. 
… Клаус не раз предлагал мэру Гамбурга за свою свободу и свободу товарищей золотую цепь, длинную-длинную. Такую, что можно окружить весь Гамбург. Однако мэр не соглашался. А время шло. После судебного разбирательства в октябре 1401 года суд вынес приговор: всех пленных пиратов четвертовать на площади! 
Тогда знаменитый пират попросил мэра казнить его первым, а его ребят, мимо которых ему удастся пройти с отрубленной головой, помиловать. Мэр согласился. 
И вот настал день казни. Тело Клауса первым рухнуло на каменную мостовую. Но потом… пришло в движение и… пошло! К ужасу присутствующих, оно миновало 11 стоявших в шеренге пиратов… Но тут палач по имени Розенфельд, пришедший в себя, кинул в Клауса плаху. И обезглавленное тело упало… Мэр, ещё трясущийся от страха, дал команду продолжить четвертование. В том числе казнить и тех 11 человек, мимо которых прошёл Клаус. 
… Курт и Ганс, которых забрал к себе присутствующий на казни управляющий кёнигсбергской виттой Конрад Маршайде, видели, как отрубленные головы пиратов выставляли на обозрение вдоль берега Эльбы. А голову Штертебекера прибивали длинным толстым гвоздём к воротам гавани… 
… P.S. В 1878 году при очистке дна гамбургской гавани обнаружили человеческий череп, пронзённый ржавым гвоздем. Это был череп Клауса Штертебекера. Его отдали музею истории Гамбурга. А в январе 2010 года череп знаменитого пирата исчез. Украли!

Иллюстрация Екатерины Стийчук

Комент