Охота за головами

Итак, Ганзейский союз нанёс пиратам с Готланда чувствительный удар. Однако купцы, как оказалось, радовались рано. Уцелевшие «виталийские братья» обогнули северную оконечность Дании и обосновались в Северном море на Восточных Фризских островах. Прямо у берегов Германии.
И разбойные нападения продолжились…

Галина ЧЕРНЫШЁВА

(Окончание. Начало 13 и 20 сентября)

В конце зимы 1410 года в кёнигсбергской конторе состоятельного коммерсанта Николоса Шпильмана царило оживление. Дело нешутейное – 9 кораблей с пенькой, поташом и русскими соболями, отпущенными в Новгороде, снаряжали в Антверпен.
dublenie_shkury_3.jpg
Весной, когда лёд на Прегеле подтаял, эти загруженные торговые корабли тронулись в нелёгкий путь. Повёл караван тот самый Маттис, которому 12 лет назад пятнадцатилетним подростком довелось с флотилией Тевтонского ордена ходить в поход на Готланд, в самое гнездовье пиратов.
Одну остановку велено было сделать в Гамбурге, чтобы разобрать все счета-отчёты тамошней конторы Шпильмана. Уточнить сведения о конкурентах: об ассортименте их товаров, о ценах, покупателях, размерах партий и сделок, о прибыли с операций. Кроме того, выяснить колебания спроса и предложений на большой перечень товаров. 
Порт Гамбурга показался на рассвете. Деловая жизнь там уже кипела: под разгрузкой и погрузкой стояли десятки судов - с зерном, тканями, мехами, сельдью, пряностями, лесом, металлом… 
Маттис направился в «амбарный город» из красного кирпича, с выходами и в порт, и на улицы Гамбурга. Проверил состояние складов с табаком, вином, рисом, специями, чаем. Остался доволен - прохладные, сухие, добротные, содержатся в порядке и чистоте. Поднялся в контору. 
- Выходить в море сейчас нельзя, - доложил ему обстановку служащий по имени Зиверт. – Путь в Антверпен лежит мимо Восточных Фризских островов, а там гнездятся пираты со своим вожаком Клаусом Штертебекером. Кличка у него «Опрокинь Стакан». (Сказывают, что сам он завсегда пьян, и принимает в свою банду тех, кто в один присест осушает ведро ядрёного пива.) К тому же со дня на день ганзейские когги дадут бой Клаусу, дай бог, положат конец его разбоям.  
- Наоборот, пока Клаус будет возиться с ганзейской флотилией, я и смогу проскочить мимо него в Антверпен, - возразил Маттис. - Решено: завтра же снимаемся с якорей. А сейчас – на рынок.
Его, как и любого заправского торговца, тянуло туда с неудержимой силой. На городских базарах весело бурлила жизнь: попав туда, можно было сразу понять – насколько богаты жители и каковы их нравы. Маттис вначале прошёлся по рядам с провизией. От ароматов колбас и розовых свежих окороков захватывало дух! Не менее аппетитно выглядели и горы сырных кругов. Тут же предлагали огромные ломти свинины, жаренной на вертеле, тушки молочных поросят с хрустящей корочкой, гусей, запечённых с капустой, яблоками, гречневой кашей. Полные кульки с вяленой и копчёной рыбой. Жареный миндаль с корицей, мыло и лепёшки. Пиво лилось рекой. Так же ломились от разных товаров и ряды ремесленников. Наперебой предлагали одежду, обувь, арбалеты, луки, замки, гвозди, лошадиную сбрую, ювелирные украшения... Отдельно торговали живым скотом и птицей. 
Маттис, записав цены и сговорившись с двумя-трёмя десятками розничных торговцев о поставках, на следующий день тронулся в путь. Однако выход в море ему перегородили ганзейские когги, готовящиеся дать пиратам смертельный бой. 
Ночью, безлунной и тихой, гамбургский штурман Петер Крютцфельт, подобравшись на вёслах к пиратскому флагману «Бешеный пёс», вывел ему из строя всё рулевое управление. То же он проделал и ещё с пятью вражескими кораблями. 
Едва рассвело, ганзейские когги пошли в атаку. Пираты отстреливались из пушек, но, лишённые возможности маневрировать, проиграли битву. Клауса и семьдесят его подельников взяли в плен... 
… Когда Маттис возвращался из Антверпена в Кёнигсберг, то корабли его проплывали мимо острова Грассброк. Где вдоль всего берега высились колья с насаженными на них головами пиратов. В назидание всем, кто впредь задумает осквернять Балтийское и Северное моря разбоем.

Иллюстрация Екатерины Стийчук

Комент