Иудейское богомолье

Это событие произошло в конце июня 1758 года. Когда более 250 кёнигсбергских и польских евреев собрались в Форштадтской синагоге (западнее Ленинского проспекта, - авт.) для пения хвалебных гимнов Богу и для назидания себя и друг друга чтением Священного писания

Галина ЧЕРНЫШЁВА

Когда почти все лавки синагоги заполнились благоговейно сидящими на них мужчинами в шёлковых разноцветных фатах и покрывалах, случилось невероятное.
В помещение прошествовали прусский флигель-адъютант граф Шверин и два стремительных русских поручика – Григорий Орлов (будущий любовник императрицы Екатерины Великой) и его двоюродный брат господин Зиновьев. А также русская боярыня бригадирша Розенша. (Женщина! Да ещё и иноверка!)
evr_bogomolie.jpg
Группа остановилась посередине зала, у невысокого восьмиугольного амвона с двумя лесенками по бокам, огороженного вверху маленьким парапетом. Не успели незваные гости осмотреться, как бригадирша взобралась по ступенькам на амвон и там удобно устроилась… 
… Иудеи были в шоке. Иные вскочили со своих мест. Трое старейшин подбежали к гостям-мужчинам и жалобно, кланяясь, указывая на бригадиршу, стали просить их уговорить её сойти.
- Ах, царские доброди! - лепетали они, прижимая к сердцам свои руки. - Ах, это не треба!
Ропот поднялся даже на хорах, закрытых со стороны зала частой решёткой, у задней стены при входе, где находились во время богомолья, как и требует традиция, еврейские женщины. Однако обескураженная бригадирша и сама, видя, что сделала что-то не то, сошла вниз. Когда гостей усадили на лавки, служба началась.
Главный раввин достал из специальной ниши в стене, откинув занавеску, пергаментный свиток со Священным писанием Ветхого завета, значительно обвёл взглядом присутствующих, и затянул первый псалом. 
Что тут началось! Все сидевшие на лавках вскочили со своих мест и, накрывшись покрывалами, затопали ногами, замахали руками, завизжали и завопили. Орлов и Зиновьев прыснули со смеха. Тогда к ним тихо подошёл один из старейшин и вежливо ввёл в курс дела: по еврейскому закону, Бога нужно хвалить не только устами, но и всеми членами! И ничего смешного в этом нет.
Затем несколько человек выстроились с благоговением пред нишей, куда прошёл и главный раввин. Отдёрнув занавеску, он вынул ещё и другие пергаментные свитки Священного писания и передал их ожидающим мужчинам. Те прошли с ними процессией вокруг всех лавок и возложили потом на амвон, где уже был приготовлен низенький столик, покрытый драгоценною скатёркою. На этой скатёрке они развёртывали один свиток за другим и, тыкая в них огромными раззолоченными указками, читали тексты. Что так развеселило Орлова, Шверина и Зиновьева, что они, зажав рот ладонями, подавляя приступы хохота, выскочили из синагоги. 
Сидеть осталась только бригадирша Розенша. И чем дольше читались непонятные ей тексты, тем лицо её становилось всё серьёзнее. Наконец, свитки с благоговением и церемонией, при всеобщем пении, отнесены были в ту же нишу в стене и задёрнуты занавеской. 
И всё кончилось. Стали расходиться. Вдруг Розенша, подойдя к главному раввину, попросила у него покрывало, в которое заворачиваются иудеи в синагоге. «Зачем тебе?» - осведомился «израэлит». «Брат мой страдает непонятной хворью. Мне сказали, что если накрывать его вашим покрывалом, он излечится».
«Всё возможно для верующего, – заключил раввин. – Однако сколько лет твоему брату? Ибо молодой может умереть, а старый должен умереть».
«Шестьдесят».
«Понятно. Как говорит наша пословица: Если не можешь пройти над, пройди под. Конечно, я дам тебе покрывало, кстати, оно называется «талит». Возможно, это и поможет твоему брату. Хотя… всё равно всё на свете в итоге кончается плачем… Но в одном ты права: доброе слово приносит и добрый ответ».

Иллюстрация Игоря Пащенко

Комент